Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Леонов Демократ Владимирович

 
Леонов Демократ Владимирович
01.04.1926 - 15.03.1969
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 21.03.1969

    Памятники
  Мемориальная доска во Владивостоке


Леонов Демократ Владимирович - начальник 57-го Уссурийского ордена Трудового Красного Знамени пограничного отряда Тихоокеанского пограничного округа, полковник.

Родился 1 апреля 1926 года в городе Баку (Азербайджанская ССР) в семье пограничника. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1947 года. В 1943 году окончил 9 классов в городе Архангельске. Работал контролёром Архангельской таможни. В Пограничных войсках НКВД с 1943 года. В 1945 году окончил Орджоникидзевское военное пограничное училище НКВД и охранял границу СССР в Закавказье.

Окончил Военный институт МВД в 1954 году, получил назначение в отдалённую горную комендатуру, а спустя 4 года был назначен начальником штаба пограничного отряда Закавказского пограничного округа. Однако из-за медицинских противопоказаний вынужден был сменить место службы…

В 1968 году Д.В. Леонова переводят в город Иман Приморского края начальником 57-го пограничного отряда. Опытный командир и умелый организатор Леонов Д.В. воспитывал личный состав погранотряда в духе беззаветной преданности Отечеству. Неоднократно, в период массовых провокаций с китайской стороны на льду реки Уссури, он лично руководил выдворением с советской территории нарушителей государственной границы.

Быть там, где трудно, быть всегда на переднем крае - вот девиз этого мужественного офицера!

Начальник 57-го пограничного отряда полковник Леонов Д.В. проявил героизм, мужество и отвагу в боях на советско-китайской границе в районе острова Даманский 2 - 15 марта 1969 года, где в смертельной схватке с китайскими маоистами отличились пограничники, ввереных ему застав "Нижне-Михайловская" (начальник старший лейтенант Стрельников И.И.) и "Кулебякины Сопки" (начальник старший лейтенант Бубенин В.Д.).

15 марта 1969 года полковник Д.В. Леонов принял участие в отражении вооруженного нападения маоитских провокаторов на реке Уссури (остров Даманский), возглавив группу танков Т-62 отряда поддержки 135-й мотострелковой дивизии Краснознамённого Дальневосточного военного округа.

"…Было около 11 часов дня. С острова доносилась ожесточенная стрельба, слышались взрывы. С китайской стороны по острову била артиллерия. На нашем берегу Уссури, на льду замерзшей старицы, под прикрытием низенькой косы был наскоро оборудован командный пункт, невдалеке стояли танки. С гребня косы хорошо был виден противоположный берег.

...Вот на него выкатился БТР, из люка показалась рука, выбросила конец провода - импровизированную антенну. Штатную, видимо, сбрило китайской пулеметной очередью.

- Демократ Владимирович! - послышался из динамика голос подполковника Яншина. - Прикройте нас огнем! А то скоро и прикрывать будет некого!

Полковник Леонов закрутил ручку полевого телефона и несколько минут что-то кому-то горячо доказывал. Не доказал. Потом офицеры рассказывали, что Демократ Владимирович просил "добро" прикрыть группу Яншина артиллерией мотострелковой дивизии генерала Несова, развернутой на нашем берегу. Разрешения не дали.

В Москве в это время стояла глубокая ночь. Попробуй, найди того, кто примет на себя ответственность за какие-то решительные действия... Складывалось впечатление, что в министерстве обороны даже не было пакета на случай вооруженного конфликта. Дивизия развернулась: её разведбат, надев зеленые погоны, вышел поддержать пограничников, а других команд сверху не поступало. Рассказывают: когда кто-то из МИДа или ЦК партии кинулся искать китайского посла, его то ли не оказалось на месте, то ли добудиться не могли. А в это время на острове сражались и гибли люди. Ответственность взял на себя полковник Леонов.

- Выгрузить артиллерийский боезапас! - скомандовал он командиру танка.

Из оружия у танка оставался только пулемёт. Демократ Владимирович спросил танкового лейтенанта:

- Без заряжающего обойдешься? Вот и хорошо. Много места не займу…

Командир танка, видимо, не решился напомнить полковнику, что на броне боевой машины закреплены запасные баки с горючим. А Леонову было не до того. Он забрался в танк, над старицей взметнулся сизый дым солярки, грохот двигателя заглушил стрельбу. Танк перевалил косу, выскочил на лед Уссури и, весь в снежной пыли, рванул к правому краю острова.

Полковник Леонов решил прикрыть собой маневренную группу. Ему это удалось. Танк убивали несколько минут. Пограничникам на острове их хватило, чтобы сменить огневые позиции, пристрелянные китайцами, вынести раненых на нашу сторону острова. Под пулеметным огнем к нему помчался санитарный УАЗик, вернулся обратно, ещё, ещё раз… На старице раненых наскоро перевязывали и на другой машине увозили на заставу, где их уже ждал вертолёт.

...А на протоке между островом и китайским берегом Леонов с тыла крушил нарушителей пулеметным огнем. По танку били из всех видов оружия, но безуспешно. И вдруг из кустов выпрыгнул китаец с ручным гранатометом и метров с десяти всадил гранату в запасной бак с горючим (их на броне было четыре, по 200 литров солярки в каждом). Чуть ли не тонна горючего полыхнула в небо, охватив танк огненным покрывалом. С нашего берега увидели, как за островом траурным флагом взметнулся огромный язык пламени, окутанный черным дымом..."

Полковник Леонов успел выбраться из горящего танка и погиб на льду протоки. Вражеская пуля пробила сердце отважного офицера-пограничника…

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1969 года за героизм и отвагу, проявленные при защите государственной границы СССР, полковнику Леонову Демократу Владимировичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Похоронен с воинскими почестями в городе Иман (с 1973 года - Дальнереченск) Приморского края.

Полковник (1968). Награждён орденом Ленина (21.03.1969, посмертно), медалями.

Приказом от 13.06.1969 года 1-й пограничной заставе "Кулебякины Сопки" 57-го погранотряда присвоено имя Героя Советского Союза полковника Леонова Демократа Владимировича. Почётный гражданин Иманского, ныне Дальнереченского района. Именем Героя названы улица во Владивостоке, большой морозильный рыболовный траулер (1969), плавучая база Минрыбхоза СССР (1971).

"ПОЛКОВНИК ЛЕОНОВ"

Отец дал ему необычное имя - Демократ.

- Он был добр, его отец, и приветлив с людьми, - объясняет мать Александра Михайловна. - Не терпел и сам не допускал высокомерия по отношению к подчиненным. Он хотел, чтобы Демократ тоже был таким.

Владимир Порфирьевич Леонов в гражданскую сражался с белогвардейцами. Тогда же, в 1919 году, стал коммунистом. После войны навсегда связал свою судьбу с ВЧК. А с 1933 года начал службу в погранвойсках на Кавказе.

Судьба маленького Демы была похожа на судьбу многих детей пограничников: с малых лет он знал, как держать винтовку, он удивлялся взрослым дядям без ремня и фуражки. И уж конечно, свое-то будущее он не представлял иным: только в шинели и с револьвером на боку, и только на границе.

Война, докатившись до Кавказа, принесла горькую весть: под Харьковом погиб брат Юрий. Тогда же началась военная служба Демократа.

Он окончил пограничное училище и был направлен охранять границу в Закавказье. Там и произошла встреча молодого офицера с военврачом Евгенией Ивановной. И все было как у всех: неустроенность быта, споры на темы военной педагогики, дружеские шашлыки в редкие часы отдыха и мечты под звездами Кавказа. Демократ Владимирович никогда не ссорился с женой или сослуживцами, не повышал голоса на подчиненных. Говорил, что ругаются и кричат слабые люди. По вечерам, когда спадала жара, после дня, переполненного заботами, очень хотелось отдохнуть в дружеской компании или просто завалиться спать. Но он садился за книги. Считал: час досуга без книг - потерянный час.

Потом наступил следующий этап, естественный для человека, который думает о будущем, - учеба в военном институте. Об этих годах Демократа Владимировича в моих записях почти ничего нет, кроме общих характеристик. Друзья в один голос отмечают, что учился он напористо. И только. Да и можно ли ждать рассказов о каких-то особенных поступках слушателя военного вуза? Ведь учеба - всегда нечто вроде подзарядки, когда человек накапливает знания, чтобы потом отдать их людям.

После окончания военного института Демократа Владимировича назначили в отдаленную горную комендатуpy. Это было одно из тех "уютных местечек", о которых армейские острословы говорят, что дальше уж посылать некуда. Но Леонова обрадовало назначение: все-таки самостоятельная работа. И он взялся за нее с присущим ему упорством.

Первейшая забота - охрана границы. На заставах, как бы далеко они ни находились, Леонов бывал постоянно. Когда горные дороги заносило снегом, он становился на лыжи. И сколько раз возвращался с одними палками, оставляя обломки лыж на острых скалах!

Не забывал он и других дел, без которых нельзя обеспечить охрану границы. Организовал инженерно-техническое оборудование участка. В городке появились новый гараж, ледник, магазин. С помощью коммунистов Леонов наладил политработу, создал художественную самодеятельность. Жизнь комендатуры стала полнокровной.

Леонова любили за страсть к пограничной службе, за спокойствие и сдержанность в самых "нервных" ситуациях, за умение быстро находить общий язык с солдатами, офицерами, гражданскими людьми.

Но Демократ Владимирович становился непреклонным, когда видел недостатки, нерадивое отношение к службе. Бывало кое-кто и сетовал на него за это, но переубедить его было невозможно. Он никогда не принимал поспешных решений. Это подтверждают и его записные книжки. "Прежде чем решить вопрос о понижении офицера в должности, - записано в одной из них,- испробовать все иные меры воздействия, в том числе и партийные".

За четыре года Леонов сделал комендатуру неузнаваемой. Сколотил отличный коллектив. И когда пришло повышение, с ним расставались, как с большим другом. Вступление в новую должность, начальника штаба части, тоже началось с главного - с границы, с людей, которые её охраняют.

Офицеры называли нового начальника штаба душой-человеком, у которого всегда можно найти совет и помощь. Командир части считал его вторым "Я", каменной стеной, за которой можно чувствовать себя спокойно. Все были огорчены, когда после сердечного приступа врачи пришли к заключению: высокогорье противопоказано.

Бывает, офицеры жалуются на бесперспективность: служат, служат, а никаких продвижений. Леонову жаловаться не приходилось. И в тот раз ему предложили не просто перевод, а с повышением в должности. У него был большой выбор мест. Он выбрал самое трудное: Приморье, маленький городок, где не было ни казарм, ни жилья для офицеров. И где была самая беспокойная граница.

- Наконец-то мы будем жить в городе, - радовалась жена.

Город больше походил на рабочий поселок: одноэтажные домики, заборы, дощатые тротуары, непролазные в непогодь окраинные улицы, упиравшиеся в заболоченные пустыри.

- Ничего, нам жить, нам и обживаться, - говорил Демократ Владимирович.

Так начались эти годы, ставшие важнейшим этапом в жизни полковника Леонова.

Здесь пригодился талант строителя. Он приходил на стройку, как прораб, лазил по ласам и давал такие coветы, что опытные специалисты разводили руками: "И откуда он все знает?"

- На "гражданке" быть бы тебе инженером-строителем, - шутила жена. - В этом деле у тебя талант.

- Талант и в погранвойсках требуется, - усмехался Демократ Владимирович.

Как-то по делу он заехал к директору домостроительного комбината Семченко. С той встречи началась их большая личная дружба.

Люди верили ему, потому что знали: невыполненное слово для Леонова - личная трагедия.

Он был депутатом местного Совета, и - как и во всем - очень добросовестным. Встречался с избирателями, выступал в клубах. Благодаря его хлопотам сооружен мост через речку, принято решение о строительстве магазина и ателье бытового обслуживания. Как член комиссии по социалистической законности, он проверял работу товарищеских судов.

А ведь было главное, ради чего и существует пограничная часть, - охрана государственной границы. Леонов часто бывал на заставах, вникал в каждую мелочь жизни и службы. Много ночей провел на дозорных тропах вместе с солдатами и сержантами - героями будущих боев. И непременно находил время побеседовать с женами офицеров.

- Как муж, не обижает? В чем нужда?.. Его самой любимой заставой была Нижне-Михайловка, лучшим начальником заставы - Иван Иванович Стрельников. Старшего лейтенанта и полковника связывало не только общее дело, но и личная дружба.

Известно, как это трудно, когда надо успевать делать сразу всё. А ведь необходим еще и досуг. В первую очередь для того, чтобы обдумать свои решения, планы, наметить дальнейшие шаги. Как бы поздно Леонов ни приходил домой, он всегда садился за книгу. На его рабочем столе осталась брошюра "О ленинском стиле в работе командиров и начальников". В его записных книжках - пометки о необходимости постоянно учиться, свидетельствующие об эрудиции и широте взглядов их автора. "Педагогика. Спартанское воспитание у древних греков. Семь добродетелей рыцарей. Буржуазная система Локка. Маркс об умственном развитии, физическом воспитании и техническом обучении. Калинин: любовь к своему народу, трудолюбие, честность, храбрость. Творческая спайка".

Он возил с собой книги повсюду. Читал в редкие свободные минуты и перед сном. Даже если было уже поздно и назавтра надо было вставать чуть свет. Читал разное. В его домашней библиотеке около 700 томов: собрания сочинений Толстого, Чехова, Шишкова, Арсеньева, Паустовского, много мемуарной литературы. И в той полевой сумке, которую он оставил на КП, перед тем как рвануться в свой последний бой, тоже была книга - "Солдатский долг" К. Рокоссовского.

Редко выпадали часы отдыха. Но и те были заполнены раздумьями и разговорами о работе.

- Ты так хлопочешь, - говорила ему жена. - А если переведут в другую часть?

- Не переведут, - уверенно отвечал он. - Вот сделаю все, тогда - пожалуйста. - И добавлял задумчиво: - Без границы у меня жизни нет...

Таким он был. Казалось бы, и половины этих качеств довольно для одного человека. Но я все не мог остановиться, ходил по Иману, встречал разных людей и в их рассказах находил новые черты, дополняющие образ героя.

Подполковник Константинов, начальник политотдела отряда:
Крепко опирался на политотдел, ценил мнение коммунистов. Потому мы и работали дружно, сообща, как говорится, в одной упряжке. После второго марта сказал я ему: "Надо провести партийное собрание, сделать анализ боя, поднять еще выше боеготовность". "Верно, комиссар", - ответил он. Так и сделали. И очень кстати сделали.
Майор Квитко, начальник медицинской службы:
Как-то дошел я до точки, разнервничался, прибежал к Леонову жаловаться. Влетел в кабинет, забыв об уставе. А он поднял на меня глаза - спокойные, мягкие, голубые. И мне сразу стыдно. Чего беснуюсь?.. Он людей жалел больше, чем себя. Или другое. Помню, в прошлом году китайцы ударили рядового Лаврова пешней по голове. Мы, как полагается, тотчас его в санитарную машину, чтобы везти в госпиталь. А Леонов остановил. Говорит: "Возьмите вертолет - и сразу во Владивосток. Там опытные специалисты". Ведь как знал. У Лаврова оказался перелом свода черепа. Все равно его пришлось бы везти во Владивосток, но время было бы потеряно.
Теперь солдат здоров...
Виктор Иванович Краснов, первый секретарь Иманского горкома КПСС:
- Леонов был членом бюро горкома, сидел вот здесь, на этом стуле. Всегда веселый. Вопросы ставил так, словно заранее знал ход обсуждения и готовился к нему. С директорами предприятий находил общий язык, как никто другой. Ему отказывают, а он поговорит - и, глядищь, уже добился своего. Всегда он был в заботах. Ефрейтор Осипов, шофер:
- Ездить с полковником было одно удовольствие. Всегда поговорит, спросит, успел ли пообедать. Если что ломалось в пути, добирались до первой деревни или автобазы и исправляли - у Леонова везде знакомые. А раз в распутицу сели на мосты. Колеса крутятся, а машина ни с места. Я стал откапывать, а Леонов взял топор и пошел рубить лаги. Не боялся сапоги замарать. Надо было - выходил и подталкивал машину...
Майор Донцов, старший офицер штаба:
- Задания его всегда были конкретны и точны. Сколько по границе с ним исходили! Никогда не обижал недоверием. Только раз упрекнул, да и то в шутку. На охоте было. Любил он поохотиться да порыбачить, только редко это выходило. Присмотрел я тогда местечко в сухом тростнике - плес как на ладони. Говорю ему: "Товарищ полковник, идите сюда, здесь удобнее". А он: "Что, начальнику местечко подобрал? Я вон туда пойду!.."
Лена Леонова, дочь Демократа Владимировича, студентка пединститута:
- Папа меня сам учил автомат собирать. Он ведь любым оружием владел в совершенстве. Я после "пятерку" получила по военному делу... Если бы вы знали, какой человек был мой папа!


Он жив в памяти родных, близких, сослуживцев. Его видели деловитым в напряженные дни, когда маоисты устраивали провокации на льду Уссури, на заснеженных советских островах. Его вспоминают исключительно выдержанным во время официальных встреч с китайскими пограничниками.

- Мы пришли не ругаться, а обсуждать конкретные вопросы. Давайте же говорить о деле, - спокойно заявлял он в ответ на истерические крики и грубость китайских представителей.

Сдержанность, видимо, давалась нелегко. Иначе он не был бы седым в свои сорок два года.

Граница жила все более напряженно. Маоисты лезли на наши острова, размахивая цитатниками и дубинами. Пограничникам сутками приходилось сдерживать беснующиеся толпы. Солдаты возвращались из таких стычек с синяками. Потом полковник Леонов с беспокойством отметил появление среди хунвэйбинов вооруженных военнослужащих.

Командир уточнял детали нарушений границы, анализировал обстановку, принимал решения по каждому случаю. И все больше времени проводил на заставах. Объезжал и обходил пешком приграничные распадки и сопки, прикидывал пути возможного движения нарушителей. Выслушивал всех - офицеров, сержантов, солдат, сравнивал их мнения со своим.

- У меня один глаз, у вас - другой, - нередко говорил он офицеру штаба, с которым вместе выезжал на границу. - Давайте-ка завтра поменяемся объектами, проверим друг друга.

"На государственной границе должен быть государственный порядок", - помечал он в своих записных книжках. "Оборудовать участок, соорудить переходы через ручьи, строить дороги". И неожиданное: "Не замазывать недостатки!"

Леонов требовал от каждого пограничника отличного знания участка, умения действовать смело и самостоятельно, постоянной боевой готовности, быстроты, скрытности, внезапности действий, готовности вести бой с противником, превосходящим по численности. И словно предвидя события, основное внимание уделял организации связи, четкому взаимодействию нарядов, застав и всех подразделений части.

Второе марта застало Леонова на учениях. Связь, организованная им, сработала безотказно. Он тотчас же узнал о вооруженной китайской провокации и вылетел к острову Даманский.

Это был первый бой в жизни молодых офицеров и солдат. Но никто не растерялся, не дрогнул, несмотря на неожиданность провокации, коварство и жестокость врага. Раненые пограничники стреляли до последнего патрона. Застава Нижне-Михайловка, потеряв офицера, не осталась без командира. Командование принял младший сержант Юрий Бабанский.

Все лучшее в пограничной службе я перенял у полковника Леонова, - сказал потом Герой Советского Союза Ю. Бабанский.

Поднятая по тревоге соседняя застава старшего лейтенанта В. Бубенина прибыла к месту боя в сроки, которые можно назвать рекордными. Пограничники сразу смело вступили в бой и отбросили провокаторов.

- Это полковник Леонов сделал из меня командира, - сказал потом Герой Советского Союза В. Бубенин.

Бой 2 марта был первым и в жизни Леонова. Но он не потерял самообладания, распоряжался, как всегда, спокойно. Офицеры рассказывают, что его уверенность передавалась другим.

Когда затихли выстрелы, Леонов отправился к жене погибшего начальника заставы старшего лейтенанта Стрельникова. Он сказал о постигшем горе прямо и строго:

- Что же делать, Лида? Служба наша такая тревожная. Каждый мог быть на его месте...

Рядом находился врач с валерьянкой. Но его помощь не понадобилась. Суровая печаль командира подействовала успокаивающе.

...Осталось меньше двух недель до 15 марта. Леонов почти не бывал дома. В редкие часы, когда усталый лежал на диванчике в своем домашнем кабинете, говорил жене:

- Мне бы немного поспать, и я хоть сейчас в бой. И каждый раз восхищался своими пограничниками:

- Какие ребята!

14 марта Демократ Владимирович уехал на границу и не вернулся к ночи, как обещал. Позвонил домой, сказал, что обязательно приедет завтра.

Но назавтра грянул бой.

Потом корреспонденты осаждали офицеров штаба вопросами о действиях полковника Леонова в последнем бою. Им рассказывали, что можно было рассказать. А они, не удовлетворенные, все искали его особых слов и поступков, которые подчеркивали бы некий взлет боевого организаторского духа. Офицеры грустно улыбались. Они понимали корреспондентов: ведь их задача - выразить чуть ли не в двух славах всего человека и все его дела. Офицеры знали, что это невозможно. Что бы командир ни говорил на КП, что бы ни делал - это не всё. Его характеристика - в действиях подчиненных: в стойкости солдат, в героизме группы подполковника Яншина, выдержавшей бой с превосходящими силами регулярной китайской армии, в меткости огня пулеметчиков, в четком взаимодействии подразделений, в готовности идти на смертельный риск ради спасения командира или раненого товарища, в стремительном натиске бронетранспортеров, в смелости одиночных схваток и еще во многом другом, что было необходимо для успеха в бою.

На КП полковник Леонов был, как всегда, спокоен.

- Будем держаться, сейчас подойдет подкрепление, - говорил он в свои последние минуты.

Увидев подошедший БТР подполковника Яншина, спросил:

- Боеприпасов хватает? Возьмите у нас.

Улыбнулся, услышав, как рядом военврач Фатовенко уговаривал раненого:

- Ничего, до свадьбы заживёт.

А через несколько минут, когда на острове Даманский взвихрились взрывы вокруг наших бронетранспортёров, не выдержал, ринулся в пекло боя...

В кармане его кителя нашли пробитые пулей документы и листок с текстом речи на встрече с избирателями. Слова "благодарю за высокое доверие, оказанное мне, постараюсь его с честью оправдать" залиты кровью.

Выборы состоялись в спокойной обстановке: её обеспечили пограничники. И хоть в городе уже было известно о гибели Леонова, за него голосовали, как за живого. "Голосую за бессмертного депутата" - так написано на одном из бюллетеней с его именем.

Через несколько дней первая сессия райсовета избрала Героя Советского Союза Демократа Владимировича Леонова почетным гражданином Иманского района.

Владимир Рыбин. Из сборника очерков "Герои Уссури" (Библиотечка журнала "Пограничник" № 4 (22) 1969 г.) - М.: Типогр. журнала "Пограничник", 1969, с. 24 - 33

Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем (1955-2011)

    Источники
 Герои острова Даманский. М., 1969
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Герои Уссури (Библиотечка журнала "Пограничник" № 4 (22) 1969 г.). М.: "Погранич
 Граница рождает героев. Москва, 1978
 Золотые Звёзды Азербайджана. Баку, 1975
 Пашков А.М. Бессмертные подвиги. Южно-Сахалинск, 1978
 Пограничная служба России. Энциклопедия. Биографии. – Москва, 2008.
 Фридьев Владимир. "Граница живых сердец". - Журнал "Океанские вести", 1999, № 17