Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Бабанский Юрий Васильевич

 
Бабанский Юрий Васильевич
20.12.1948 -
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 21.03.1969 Медаль № 10717


Бабанский Юрий Васильевич - командир отделения 2-й пограничной заставы "Нижне-Михайловская" 57-го Иманского Уссурийского ордена Трудового Красного Знамени пограничного отряда имени В.Р. Менжинского Тихоокеанского пограничного округа, младший сержант.

Родился 20 декабря 1948 года в селе Красный Яр Кемеровской области. Окончил восемь классов средней школы, затем Кемеровское горное ПТУ № 3, работал на производстве. В 1967 году призван на срочную службу в Пограничные войска. Проходил службу на советско-китайской границе в Тихоокеанском пограничном округе.

Командир отделения 2-й пограничной заставы Нижне-Михайловской (остров Даманский) 57-го Иманского Уссурийского ордена Трудового Красного Знамени пограничного отряда младший сержант Бабанский Ю.В. проявил героизм и мужество во время пограничного конфликта 2 - 15 марта 1969 г. Тогда пограничники отряда впервые в истории пограничных войск после 22 июня 1941 года приняли бой с подразделениями регулярной армии сопредельного государства.

В тот день, 2 марта 1969 г. китайские провокаторы, вторгшиеся на советскую территорию, из засады расстреляли вышедшую им навстречу группу пограничников во главе с начальником заставы старшим лейтенантом Стрельниковым И.И.

Младший сержант Юрий Бабанский взял на себя командование группой оставшихся на заставе пограничников и смело повел их в атаку. Маоисты обрушили на горстку отважных огонь крупнокалиберных пулемётов и гранатомётов, миномётов и артиллерии.

На протяжении всего боя младший сержант Бабанский умело руководил подчинёнными, метко стрелял, оказывал помощь раненым.

Когда противник был выбит с советской территории, Бабанский более 10 раз ходил в разведку на остров. Это Юрий Бабанский с поисковой группой нашёл расстрелянную группу И.И. Стрельникова, и под дулами автоматов и пулеметов противника организовал их эвакуацию, это он со своей группой в ночь с 15 на 16 марта обнаружил тело геройски погибшего начальника 57-го погранотряда полковника Д.В. Леонова и вынес его с острова…

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1969 года младшему сержанту Бабанскому Юрию Васильевичу присвоено звание Героя Советского Союза (медаль "Золотая Звезда" № 10717).

После истечения срока срочной службы остался в Пограничных войсках на сверхсрочной службе, назначен заместителем начальника пограничной заставы. В 1970 году экстерном окончил Московское высшее пограничное командное училище, был помощником начальника политотдела пограничного отряда по комсомольской работе.

В 1977 году окончил Военно-политическую академию имени В.И. Ленина. С 1982 года - начальник политотдела пограничного отряда - заместитель начальника политотдела войск Северо-Западного пограничного округа. С 1984 года - начальник отдела в Политическом управлении Главного управления пограничных войск. В 1986 - 1988 годах учился в Академии общественных наук при ЦК КПСС в Москве, по окончании с 1988 года - начальник политотдела - заместитель начальника войск Западного пограничного округа.

С 1990 года - помощник начальника войск Западного пограничного округа по социально-правовой работе. В 1980-е годы являлся членом ЦК ВЛКСМ, избирался депутатом Верховного Совета Украины.

С 1991 года служил в Государственном комитете по делам охраны границы Украины. С 1995 года - в запасе. В 1996 году вернулся в Россию и проживает в городе-герое Москве, занимается общественной деятельностью. Он - председатель общероссийского оргкомитета по проведению акции "Аргунская застава" и одновременно является председателем общественной организации "Союз Героев". Почётный гражданин Кемеровской области (1999).

Генерал-лейтенант (1993, Украина). Награждён орденами Ленина, "Знак Почёта", медалями.

Биография переработана и дополнена Антоном Бочаровым
(посёлок Кольцово Новосибирской области)


"ВЫРАСТАЮТ СЫНОВЬЯ"

У меня двое сыновей. Старшему - двенадцать, младшему - восемь. Мои мальчишки бредят пограничниками. Кто самый храбрый, самый сильный? Пограничник. Кто самый верный, самый преданный? Пограничник. Он на краю земли, он первым принимает удар на себя.

Мои мальчишки мечтают стать пограничниками. Я понимаю их.

Мальчишки любят "пограничные" игры. Каждый вечер устраивают "боевой расчет". Сыновья докладывают мне о том, кто из них набедокурил, а кто отличился: вымыл пол, отнес белье в прачечную, помог бабушке принести картошку из магазина.

Так играют мои мальчишки. Но семнадцатого марта, вернувшись домой, я не услышала очередного "panopта". Ребята, очень тихие, сидели в кухне.

- У нас в доме живут люди, - сказал младший. У них погиб сын на Даманском.

А старший добавил:

- Мы разломали свою копилку и отдали деньги на венок.

Я ещё раз взглянула на сыновей: как они выросли!..

Я знаю, они не забудут этот день.

То, что я расскажу дальше, - это и для моих сыновей.

Как всякая мать, я хочу гордиться детьми. Нужно, чтобы они знали, что произошло на Даманском. Я хочу, чтобы они были похожи на Стрельникова, на Леонова, на Бубенина. На старшего сержанта Юрия Бабанского, о котором в наградном листе сказано: "...Проявил мужество, самообладание, высокие командирские качества".

Вдоль зеленой улицы - клены. Дома кирпичные, добротные, только у Бабанских - маленький, деревянный. За домами - еловая поросль, а дальше - лес, тайга. Такое оно, село Красный Яр.

Парнишка рос не балованным: отец - инвалид Отечественной войны, мать всегда в трудах и заботах.

Жили не ахти как. Запоминались дни болезни, потому что тогда разрешалось есть варенье ложками. Но тем дороже редкие праздники. И самой большой радостью были часы, проведённые с матерью. Самый близкий, самый главный, самый любимый человек на свете - мать.

Как рождается любовь к Родине? Об этом пишут рассказы, повести, защищают диссертации. Вероятно, это так и должно быть.

Мне кажется, Родина начинается с настоящих людей - с матери, учителя, друзей...

Не очень верится в прилизанных, образцово-показательных мальчиков, которые скоропалительно становятся героями. Герой - это характер, темперамент, воля. Герой - это долг и любовь к Родине. Герой - это прежде всего личность.

Герои Даманского - люди с сильными, яркими характерами. Таков и Юрий Бабанский.

В то время, о котором идет речь, "личность" отчаянно дралась, набивала синяки и шишки, пуляла из рогаток. Но и тогда уже неотвратимо проявлялся характер. В мелочах и в крупном, в разговорах с отцом и в умении удивительно бережно, по-мужски относиться к матери. В играх и в учёбе.

Вот история о том, как Юрий учился плавать. Незначительная внешне, она говорит о многом.

…Мальчишки катались на бревнах по бурной реке. Занятие это требует большой сноровки. Юрий плавать не умел, но катался вместе со всеми. И вот однажды разошлась проволока, которой были связаны два бревна, они завихрились на водовороте, и мальчишку с силой сбросило в воду. Захлебываясь, он стал тонуть. Товарищи спасли его.

Говорят, у тонущего человека вырабатывается инстинктивный страх перед водой. У Юрия наоборот. Именно после этого случая он стал всерьез учиться плавать. Выучился.

Был у него закадычный друг Виктор Прозоров. Вместе учились в школе, дружили с одной девчонкой. И когда третий должен был стать лишним, Юрий отошёл в сторону. Чувство к девушке было первым сильным юношеским чувством, но проверялась и дружба. Юра предпочёл дружбу.

Пройдут годы, Виктор Прозоров вместе с Юрием окажется на призывном пункте, откуда дороги их разойдутся, - одного направят на Курилы, другого на Уссури, - но привязанность останется.

Юрий и сейчас носит тельняшку, подаренную Прозоровым, и убеждён, что это его талисман.

К Юрию тянулись ребята. И в школе, и на Боровой улице, где жил, и в профессионально-техническом училище, куда он поступил после восьмого класса. Их привлекала общительность, доброта, отзывчивость Юрия, обостренное чувство справедливости.

Ему нравилось, когда не только поучают, но и работают, засучив рукава. Как Сергей Тимофеевич Щеглов, мастер училища. "Оттого-то и вспоминают его добрым словом, - скажет потом Бабанский. - Рабочая честь для него превыше всего". И слова Щеглова "работать на совесть" стали девизом Юрия Бабанского.

...Впервые он увидел пограничников на призывном пункте в кемеровском клубе "Заря". Сержанты и солдаты срочной службы в выгоревших, просоленных гимнастерках, выцветших фуражках - разве о такой службе мечтали они с Витькой? Им хотелось на флот, там хоть форма!

Но это первое мальчишеское восприятие растаяло очень быстро. Юрий остро чувствовал настоящее. И скоро понял, что его жизнь будет связана с границей. Там его ждёт главный экзамен на мужество и выдержку.

На учебном пункте он понял, почему у пограничников выгоревшие и просоленные гимнастерки, понял, как тяжело достаются им воинские премудрости: марш-броски, тактические занятия на местности, строевая подготовка, хозяйственные работы. У него самого от пота не просыхала одежда.

Труднее всего Юрий привыкал к воинской дисциплине. Бывало скажет сержанту, своему одногодку, "ты", а тот ему замечание. Честь отдать забудет, или ответит не по уставу - наказание.

Зато на тактических занятиях, стрельбах он чувствовал себя отлично. И очень скоро показал, что стрелок он меткий. На окружных соревнованиях во Владивостоке Юрий Бабанский на равных состязался с мастерами спорта.

Запомнилось ему, как впервые взял автомат и как ощутил в себе уверенность. Автомат сперва показался ему лёгким, почти игрушечным, но к вечеру он почувствовал, как ноет плечо. Понадобилось еще много времени, чтобы не замечать тяжести оружия.

Шли месяцы, и всё, что казалось прежде невыносимым, непривычным, стало понятным, необходимым, обыденным.

Юрий рвался на заставу, на границу. В армии нет понятия "хочу" или "не хочу". Есть другое: "надо". Он остался в учебном подразделении. Знал, что придётся требовать с ребят так же, как требовали с него. Потом, после первого в его жизни боя, он вспомнит и сержантов Виталия Румыгина, Анатолия Липина, и капитана Рыбалко. "Не зря нас гоняли, кое-чему мы все-таки научились".

Но и на заставу Юрий попал не сразу: его послали инструктором в военно-спортивный пионерский лагерь. "Ребята - будущие солдаты. Воспитывай!"

Он изучал с ними оружие, ходил в дальние походы, устраивал военные игры, соревнования. Полтора месяца пролетели незаметно.

И вот он на заставе Нижне-Михайловка. Несколько домиков, сопки, тайга. Уссури. В нескольких сотнях метров - китайский берег.

Выслушав доклад Бабанского о прибытии, Стрельников придирчиво оглядел его и сказал:

- Жилочку из подворотничка вытащить, бляху почистить. У вас бляхи чистили?

- Так точно, - ответил Бабанский. Все было понятно без слов.

А назавтра он принял отделение. Ребята - знакомые по учебному пункту, в большинстве своем земляки ожидали от него поблажек. Но Юрий примером своим воспитывал: "Дружба дружбой, а служба службой". Приказал почистить и смазать оружие, а потом доложить исполнение. Все безукоризненно исполнили приказание и доложили, а один молчком улегся спать. Вычистил или нет? Бабанский поднял солдата, приказал показать автомат. Оказалось, солдат вычистил оружие, только посчитал, что докладывать не обязательно.

Любили на заставе огневую подготовку. Часто выезжали на стрельбы. А времени в последние месяцы для учёбы становилось все меньше и меньше. Хунвэйбины не давали покоя.

С детства учили Юрия Бабанского считать китайцев братьями. Но когда он впервые увидел разъяренную улюлюкающую толпу, размахивающую дубинами и оружием, выкрикивающую антисоветские лозунги, он не мог понять, что происходит.

Не сразу научился он понимать, что вера в свята узы братства растоптана маоистами, что люди, обманутые кликой Мао, способны на любое преступление.

Китайцы устраивали демонстрации с лозунгами "великого кормчего". Потом лезли с кулаками на советских пограничников. "Вот как их одурачили, - думал Бабанский. - А ведь отцы наших ребят боролись за освобождение Китая и гибли за Народный Китай".

Был строгий приказ: не поддаваться на провокации. Автоматы за спину. И только мужество, выдержка советских пограничников не позволяли превратить инциденты в кровавый конфликт.

Маоисты действовали всё наглее. Почти ежедневно по утрам они выходили на лёд Уссури, вели себя развязно. провокационно.

2 марта 1969 года пограничники, как обычно, должны были выдворить восвояси разбушевавшихся маоистов, пересекших границу. Как всегда, вышел им навстречу начальник заставы Иван Иванович Стрельников.

Тишина. Слышно только, как поскрипывает под валенками снег.

Это были последние минуты тишины.

Бабанский взбежал на бугор и огляделся. Из группы прикрытия за ним бежали только Кузнецов и Козусь. "Оторвался от ребят". Впереди, чуть правее, стояла первая группа пограничников - та, что шла за Стрельниковым. Начальник заставы предъявлял китайцам протест, требуя покинуть советскую территорию.

И вдруг сухую морозную тишину острова вспороли два выстрела. За ними - частые автоматные очереди. Бабанский не поверил. Не хотел верить. Но снег уже обжигали пули, и он видел, как один за другим падали пограничники из группы Стрельникова.

Бабанский рванул из-за спины автомат, примкнул магазин:

Ложись! Огонь! - скомандовал он и короткими очередями начал косить тех, кто только что в упор расстреливал его товарищей.

Пули свистели рядом, а он стрелял и стрелял.

В азарте боя не заметил, как израсходовал все патроны.

- Кузнецов, - позвал он пограничника, - дай магазин!

- А мне?

- Подвезут. Всем хватит. Будь слева, а я к дереву.

Он припал на колено, вскинул автомат и повел из-за дерева прицельный огонь. Хладнокровно, расчетливо. Есть! Один, второй, третий...

Существует невидимая связь между стрелком и целью, как будто ты посылаешь пулю не из автомата, а из собственного сердца и она поражает противника. Он так увлёкся, что сержанту Козусю пришлось кричать несколько раз:

- Юрка! Кто это в маскхалатах, наши или китайцы?

Козусь вел огонь справа от Бабанского, на него двигалась большая группа маоистов, с вечера укрывшаяся на острове.

Они шли напрямик. Расстояние сокращалось с каждой минутой.

Козусь выпустил несколько очередей и только успел подумать, что патронов маловато, как услышал команду Бабанского: "Экономь патроны!" и перевёл рычаг на одиночный огонь.

- Козусь! Смотри, чтобы не обошли справа!

Как и Бабанский, он не оставался на месте, менял позиции и вёл прицельный огонь.

Патроны кончались.

- Кузнецов! А Кузнецов! - позвал он и посмотрел туда, откуда только что стрелял пограничник.

Кузнецов сидел, согнувшись, положив голову на ладони. Лицо обескровленное, чуть закушена нижняя губа. Безжизненные глаза.

Спазма сжала горло, но горевать было некогда. Взял у Кузнецова остатки патронов. И тут прямо перед собой, метрах в тридцати, он увидел китайский пулемёт. Бабанский выстрелил, сразил пулеметчика. Теперь надо помочь Козусю. Бабанский действовал стремительно, точно. Простреливал протоку и вёл огонь по наступавшему справа противнику.

У китайского пулемёта снова появился солдат. Юрий опять выстрелил.

Он радовался тому, что пулемет так и не выпустил ни одной очереди.

- Козусь! Прикрой! - хрипло скомандовал Бабанский и пополз к своей группе, залёгшей в низине.

Он полз по изрытому, почерневшему от огня и железа острову.

Выли, свистели мины, ухали взрывы. В голове мелькало: "Как ребята? Живы ли? Сколько еще смогут продержаться? Главное - боеприпасы..."

Ребята лежали в низине, прижатые огнём.

Бабанский не успел ощутить страх - в нём была только ярость. Хотелось стрелять, уничтожать убийц. Он скомандовал пограничникам:

- Размахнин, к дереву! Наблюдать! Бикузин! Веди огонь в сторону бруствера!

Пограничники залегли полукольцом, в шести метрах руг от друга. Патроны поделили поровну. По пять-шесть на брата.

Рвались снаряды, мины. Казалось, оторвись от земли - и нет тебя. Одна пуля просвистела над ухом Бабанского. "Снайпер, - пронеслось в голове. - Осторожнее надо". Но прикрывавший его Козусь уже снял китайского стрелка.

Неожиданно огонь утих.

Готовясь к новой атаке, китайцы перегруппировывались. Бабанский решил воспользоваться этим:

- По одному, дистанция восемь - десять метров, перебежками к створным знакам! Ежов - к БТР! Пусть поддержит!

Бабанский не знал еще, что русло реки простреливается. Не знал, успел ли посланный им к розетке Ерёмин ("Пусть пришлют патронов!") сообщить на заставу распоряжение командира.

Маоисты напирали. Пять советских пограничников во главе с младшим сержантом Юрием Бабанским против батальона противника.

Пограничники заняли более выгодную позицию - у створных знаков. До китайцев не более сотни метров.

Они открыли шквальный огонь. Этот огонь поддержала с берега минометная батарея.

Впервые для двадцатилетних парней вооружённая схватка стала реальностью: жизнь рядом со смертью, гуманность рядом с вероломствам. Ты против врага. И ты должен защищать справедливость, ты должен защищать свою родную землю.

- Ребята, подмога придет! Бубенин должен подойти. Стоять надо, ведь наша земля!

И Бубенин пришел им на помощь. На своем бронетранспортере он вторгся в тыл китайцам, внёс панику в их ряды и по существу решил исход боя.

Бабанский не видел бронетранспортера, он только слышал гул его моторов на реке, прямо против них, и понял, почему дрогнул, отхлынул назад противник.

- Перебежками за мной! - скомандовал Юрий и повёл бойцов к северной части острова, где вели бой подоспевшие бубенинцы. "Пять автоматов - это тоже сила!"

Бабанский упал, замер, потом пополз. Пули свистели со всех сторон. Тело напряглось. Хоть бы какая выбоинка, воронка - нет, скатертью раскинулся заснеженный луг.

Видно, не суждено было погибнуть Юрию Бабанскому, видно, "в тельняшке родился". И на этот раз снаряды и мины пощадили его. Он добрался до кустов, огляделся: ребята ползут следом. Увидел: с советского берега развернутой цепью шла подмога.

Бабанский облегченно вздохнул. Хотелось курить. Не сразу нашлись у кого-то две сигареты. Он выкурил их одну за другой. Напряжение боя еще не спало. Он ещё жил азартом борьбы: подбирал раненых, искал убитых, выносил их с поля боя. Ему казалось, он оцепенел, не способен чувствовать. Но слезы выступили на глазах, когда увидел изуродованное китайцами лицо Коли Дергача - земляка, друга.

Поздно вечером, вконец уставший, он включил на заставе радио. В эфире звучала музыка. Это казалось немыслимым, невозможным, неестественным. А потом вдруг по-новому открылся смысл пограничной службы: ради того, чтобы мирно спали дети, ради того, чтобы звучала вот эта музыка, ради жизни, счастья, справедливости стоят парни в зеленых фуражках на границе. Стоят насмерть.

Страна ещё не знала о том, что произошло на Даманском…

Жизнь продолжалась, и надо было выполнять свои обязанности. Надо было принимать новое пополнение, приводить в порядок оружие, нести службу...

В те дни и ночи мало кто спал.

В ночь на 15 марта китайцы устроили новое испытание мужеству советских пограничников.

Юрию Бабанскому полагалось быть на заставе, но он не мог оставаться там, когда шел бой на Даманском.

И вот он уже в группе разведчиков идет на остров. Вот он с другой группой выносит тело командира, полковника Леонова, убитого в бою.

Перед тем как второй раз пойти на остров, сказал друзьям: "Если что, ответьте на письма..."

Первая награда Родины - Золотая Звезда Героя. Тогда в бою, он не думал о наградах, о славе. Он думал о том, чтобы выстоять и победить.

После присвоения высокого звания он встретился с матерью.

- Юра, я не узнаю тебя...

- Я уже вырос, мама, - ответил он.

…Крупные черты лица. Волевой, мужественный взгляд. Быстр, решителен, резок - вот он, её сын...

…Пройдут годы. Вырастут и мои сыновья. Может быть и на мою долю выпадут такие же переживания, какие испытала мать Юрия Бабанского Анна Андреевна. Это участь всех матерей.

И всё-таки я хотела бы, чтобы мои сыновья стали пограничниками и в суровый для Родины час прикрыли страну своей грудью.

Валентина Голанд. Из сборника очерков "Герои Уссури" (Библиотечка журнала "Пограничник" № 4 (22) 1969 г.). М.: Типогр. журнала "Пограничник", 1969, с. 46 - 55

Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем (1955-2011)

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Герои Уссури (Библиотечка журнала "Пограничник" № 4 (22) 1969 г.). М.: "Погранич
 Пограничная служба России. Энциклопедия. Биографии. – Москва, 2008.