Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Нехаев Михаил Константинович

 
Нехаев Михаил Константинович
03.11.1925 - 05.12.2007
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 28.04.1945 Медаль № 8651

    Памятники
  Надгробный памятник


Нехаев Михаил Константинович - командир орудия танка Т-34 1-го батальона 36-й гвардейской Нижнеднепровской танковой бригады 4-го гвардейского Сталинградского механизированного корпуса 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта, гвардии сержант.

Родился 3 ноября 1925 года в деревне Горы Великолукского района ныне Псковской области в семье крестьянина. Русский. Рано лишился родителей и воспитывался в детском доме. В начале Великой Отечественной войны детский дом был эвакуирован в Татарскую АССР. Окончил 7 классов. Работал слесарем на заводе в городе Казань.

В Красной Армии с февраля 1943 года. В том же году окончил танковую школу в городе Челябинск.

На фронтах Великой Отечественной войны с декабря 1943 года, в действующей армии - с апреля 1944 года. Воевал на 3-м и 2-м Украинских фронтах. В боях тяжело ранен – лишился глаза, была ампутирована нога.

Участвовал:
- в Одесской и Ясско-Кишинёвской операциях, в том числе в форсировании рек Днестр, Прут и освобождении города Леово, в освобождении Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, в том числе городов Констанца, Варна, Бургас, Белград, в боях за Будапешт – в 1944 году;
- в боях на плацдарме за рекой Грон в Чехословакии – в 1945.

Командир орудия танка Т-34-85 36-й гвардейской танковой бригады 4-го гвардейского механизированного корпуса гвардии сержант Нехаев отличился в боях за удержание захваченного плацдарма на реке Грон у населённого пункта Камендин (севернее города Штурово, Словакия). 17-20 февраля 1945 года с экипажем танка не допустил прорыва противника к переправе через реку Грон, уничтожив при этом 9 его танков, самоходное орудие, 4 бронетранспортёра.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм гвардии сержанту Нехаеву Михаилу Константиновичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 8651).

После войны демобилизован. Жил в городе Загорск (ныне Сергиев Посад) Московской области. С 1948 года работал контролёром ОТК сборочного цеха на Загорском оптико-механическом заводе (ЗОМЗ), был отличником социалистического соревнования РСФСР. Умер 5 декабря 2007 года. Похоронен в Сергиевом Посаде на Благовещенском кладбище.

Решением сессии городского Совета депутатов трудящихся от 21 июня 1985 года М.К.Нехаеву присвоено звание «Почётный гражданин Загорского (Сергиево-Посадского) района».

Награждён орденом Ленина (28.04.45), 2 орденами Отечественной войны 1-й степени (25.01.45; 11.03.85), медалями «За отвагу» (24.11.44), «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией».

В шестилетнем возрасте Михаил Нехаев потерял родителей. Воспитывался в детском доме, учился при нём в школе, увлекался конструированием и техникой. Когда началась Великая Отечественная война, детский дом эвакуировали в город Казань. Здесь 15-летний юноша пошёл работать слесарем на военный завод, собственноручно изготовлял снаряды для танков. Несколько раз по малолетству получал отказы в военкомате.

В феврале 1943 года Нехаева призвали в армию и направили в Челябинск, в одну из школ этой «танковой столицы» нашей страны. За полгода он освоил один из самых значимых агрегатов танка – танковую пушку как среднего танка Т-34, так и более тяжёлого – Т-34-85 (экипаж 5 человек), на котором ему впоследствии и пришлось воевать.

В декабре 1943 года сержант Нехаев с пополнением прибыл в 36-ю гвардейскую танковую бригаду 4-го гвардейского механизированного корпуса 3-го Украинского фронта. До апреля 1944 года, когда шли бои по ликвидации Никопольского плацдарма и Березнеговато-Снегирёвская операция, он постигал тяжести войны в учебном подразделении корпуса. Но когда танкисты вышли на территорию Одесской области, и в одном из экипажей был ранен наводчик орудия, Нехаев влился в коллектив. Боевое крещение танкист получил в боях при выходе на реку Днестр южнее города Тирасполь, содействуя освобождению города Одессы и захвату стрелковыми подразделениями плацдарма на Днестре на территории Молдавии. Стать настоящим танкистом в этих первых боях ему помогли командир танка гвардии лейтенант Андрей Семёнов и особенно самый старший член экипажа механик-водитель Григорий Налимов.

В августе 1944 года гвардии сержант Нехаев в составе своего корпуса участвовал в Ясско-Кишинёвской операции. Его танк стремительно вошёл в прорыв, 24 августа в составе передового батальона ворвался в молдавский город Леово, вышел на реку Прут, где встретился с танкистами 2-го Украинского фронта. Кишинёвская фашистская группировка оказалась в окружении. До конца августа экипаж Нехаева участвовал в боях по ликвидации этой группировки.

В дальнейшем экипаж Нехаева начал освобождать территорию Румынии. 5 сентября 1944 года он участвовал в освобождении румынского портового города Констанца. В сентябре танкисты в основном «наматывали километры», совершив 600-километровый марш, 8 сентября танкисты перешли болгарскую границу, продвинулись за день на 70 км и освободили Варну. На следующий день танк Нехаева в составе бригады совместно с морским и воздушным десантом вступил в Бургас. Затем были ещё другие болгарские города и сёла, восторженные встречи местных жителей, снова пыльные дороги, и последний 650-километровый бросок к границе с Югославией. Здесь, в долине реки Морава в районе Велика-Плана, 5-я отдельная мотострелковая бригада захватила переправу и небольшой плацдарм, создав условия для ввода в сражение 4-го гвардейского механизированного корпуса.

Танкисты переправились через реку и, стремительно продвигаясь на запад, при содействии войск Народно-освободительной армии Югославии захватили важный узел дорог Велика-Плана. 12 октября 1944 года главные силы 4-го гвардейского механизированного корпуса нанесли удар на Белград по кратчайшему направлению с юга. 14 октября с зажжёнными фарами танк Нехаева в составе бригады атаковал врага в районе горы Авала и к утру вышел на южную окраину города. Здесь танк Нехаева неожиданно нарвался на засаду из нескольких противотанковых орудий. Завязалась тяжёлый бой. Точными выстрелами Нехаев успел накрыть 3 пушки, но остальным удалось поджечь советский танк. Другие танки бригады, шедшие следом, смели вражеские орудия. В Белграде, который был полностью освобождён 20 октября 1944 года, гвардии сержанту Нехаеву пришлось хоронить погибшего командира танка Семёнова. Ему на смену в экипаж был назначен гвардии лейтенант Константин Тулупов. За героизм, проявленный при освобождении Белграда, гвардии сержант Нехаев был награждён медалью «За отвагу».

В это время другие войска 2-го и 3-го Украинских фронтов провели Дебреценскую операцию и завязали бои в Венгрии, освободив ряд городов и форсировав реку Тиса. Впереди был Будапешт, все направления к которому упорно оборонялись гитлеровскими войсками. 29 октября 1944 года, выдвинувшись к городу Сегед, танк Нехаева в составе бригады устремился в направлении города Кечкемет. Тяжелейший бой танкистам пришлось выдержать 1 ноября 1944 года в районе городка Кишкунфельдхаза. Им преградили путь подразделения 24-й танковой дивизии противника. Тогда командование корпуса изменило направление, и танк Нехаева устремился на запад к городу Шольт, где имелся мост через Дунай, ведущий к городу Секешфехервар и далее в район озера Балатон. Но у населённого пункта Филерсаллаж танкисты были встречены подготовленной линией обороны с зенитными и противотанковыми орудиями противника. В тяжелейшем бою гвардии сержант Нехаев при маневрировании точными выстрелами уничтожил 2 зенитных орудия и 2 противотанковые пушки, а на берегу Дуная ещё 2 орудия. Но прорваться на западный берег Дуная было просто немыслимо – оттуда вела огонь армада фашистских танков, укрытых в капонирах по башни. Форсировать Дунай и сокрушить эту силу мог только простой советский солдат, и то только после тщательной подготовки. Поэтому 2 ноября 1944 года танки корпуса, в том числе и Тулупова – Нехаева - Налимова, повернули на север и вдоль Дуная устремились прямо на Будапешт. Но на подступах к нему уже стояли в боевом построении подразделения 1-й, 23-й и 24-й танковых дивизий вермахта. Завязался тяжёлый бой, в котором передовому отряду 36-й гвардейской танковой бригады удалось несколько часов продержаться до подхода стрелковых подразделений 46-й армии, которые встали насмерть на этом рубеже. За отличие в этих и последующих боях, в которых танкисты приблизили линию фронта к Будапешту, гвардии сержант Нехаев был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени, который получил уже после войны…

Будапешт в лоб взять было невозможно. Тогда командование решило сначала окружить его, а потом уже сломить сопротивление. С этой целью 4-й гвардейский механизированный корпус был передан в состав 2-го Украинского фронта и передислоцировался в полосу наступления 7-й гвардейской армии в район населённого пункта Цеглед ближе к городу Сольнок. Танкистам предстояло обходить Будапешт с востока и выйти к северо-западу от него в район города Эстергом.

9 ноября 1944 года экипаж Нехаева ринулся вперёд. Здесь танкисты встретили не менее ожесточённое сопротивление противника. К тому же началась распутица, и местность стала труднопроходимой. Танкисты вынуждены были наступать вместе с пехотой с темпом 5-6 км в сутки. В течение ноября 1944 года экипажу Нехаева сутками приходилось не спать, они участвовали в овладении городами Таписдьёрдье, Ясберень и переправой через реку Зальва. К 5 декабря 1944 года, когда войска 3-го Украинского фронта форсировали-таки Дунай в районе городка Эрчи и приступили к окружению Будапешта с запада, 4-й гвардейский механизированный корпус взял город Хатван и вышел на рубеж западнее города Дьёндьёш. Здесь же сосредоточились войска 6-й гвардейской танковой армии и 1-я гвардейская конно-механизированная группа. Вся эта сила перешла в наступление, 12 декабря танкисты 6-й гвардейской танковой армии взяли город Вац на Дунае, а 28 декабря в районе Этергома соединились с 18-м танковым корпусом. В результате в кольце оказалась 180-тысячная гитлеровская группировка !

В эти декабрьские дни экипаж Нехаева в составе корпуса прикрывал нашу ударную группировку с севера, участвуя в отражении бесконечных контратак противника и медленно продвигаясь к городку Ипойсег, что на реке Ипель и одновременно на границе со Словакией. В 20-х числах декабря начался марш к реке Грон вдоль Ипеля, но в районе переправы через эту реку у пограничного словацкого селения Шахи на нашу танковую колонну с юга обрушилась гитлеровская группировка в составе подразделений 1-й и 6-й танковых дивизий, бригады Дирлевангера и 18-го штрафного батальона. Навстречу им в направлении села Грконце наступала 8-я танковая дивизия. Танкисты и перемещавшиеся с ними подразделения 27-го гвардейского стрелкового корпуса 7-й гвардейской армии вступили в ожесточённые бои. Танк Нехаева, переправившийся уже через Ипель, маневрируя на северном берегу реки, препятствовал гитлеровцам приблизиться к переправе, то же делали и другие экипажи. Стрелки же и оставшиеся танки на южном берегу стойко отражали натиск врага, нанося ему серьёзные потери. Натиск врага был отбит, но и наши подразделения понесли потери. Этот бой явился по сути генеральной репетицией того боя, который впоследствии произойдёт на реке Грон. Но об этом танкисты пока не знали…

В последние дни декабря 1944 года, продвигаясь по восточному берегу реки Грон, бригады 4-го гвардейского механизированного корпуса вышли на Дунай в районе города Эстергом. В это время сверху поступил приказ разгромить ударную немецкую группировку, перешедшую в наступление со стороны города Комарно с целью деблокировать окружённый в Будапеште гарнизон. Танкисты 6-й гвардейской армии перешли в наступление на Комарно, а 4-го гвардейского механизированного корпуса устремились за Грон для прикрытия танковой армии с севера. 7 января 1945 года экипаж Нехаева участвовал в овладении селением Кебелькут, а к 14 января вышел к селу Солдины. В эти январские дни совместными усилиями танковых и стрелковых подразделений враг был остановлен на рубеже Дунай - Марцелова – Солдины – Барт – Биня - река Грон. Тогда гитлеровские войска стали прорываться к Будапешту из района озера Балатон, где развернулись тяжелейшие бои. На Гронском плацдарме установилось временное затишье, которое гитлеровские войска использовали для передислокации своих частей из района Комарно северо-западнее в район селения Фарна в полосу обороны 4-го гвардейского механизированного корпуса.

17 февраля 1945 года ударная гитлеровская группировка перешла в наступление. На Солдины наступали части 20-й и 6-й танковых и 44-й пехотной дивизий, на Барт – 8-й танковой дивизии, на Камендин вдоль реки Грон – 21-й танковой дивизии. Экипаж танка гвардии лейтенанта Тулупова у селения Барт выполнял задачу поддержки пехоты. Когда после жестокого артобстрела со стороны дороги Солдины - Барт в атаку пошли гитлеровская техника и пехота, танкисты вступили в бой. Первыми же выстрелами Нехаев уничтожил штурмовое орудие и танк. Чтобы не попасть под удар врага, механик-водитель Налимов начал замысловато маневрировать на заснеженном кукурузном поле. Благодаря его действиям, танк оставался неуязвимым, а Нехаев в бою, длившемся 3 часа, поджёг ещё 2 танка и 3 бронетранспортёра, в которых укрывалось до 100 гитлеровцев. В это время Тулупов по радио получил сообщение, что группа танков у селения Солдины прорвалась через боевые порядки пехоты и движется к переправе через реку Грон у селения Камендин с целью отрезать все наши войска, обороняющиеся на плацдарме. Экипаж получил приказ перехватить врага, уничтожить и закрыть переправу. Управляемая механиком-водителем Налимовым «тридцатьчетвёрка» на предельной скорости устремилась к высоте 177,0 у Камендина, где уже замаскировались в ожидании противника 2 танка гвардии младших лейтенантов Депутатова и Борисова. Так стальных защитников «фермы» (так танкисты называли между собой селение Камендин) стало трое.

18 февраля к переправе у хутора Камендин прорвалось вдоль реки Грон около 20 вражеских танков. То, что противник наступал вдоль реки, было на руку нашим танкистам – враг был лишён бокового манёвра. Подпустив танки на 200 метров, Нехаев и другие экипажи открыли огонь. Передний танк вспыхнул ярким факелом. Остановился второй, завертелся на месте третий. После 3-х атак 12 немецких машин горели у переправы, другие откатились назад. Там же осталось до 50 трупов пехоты.

Между тем события в северной части Гронского плацдарма развертывались не в нашу пользу. Гитлеровцам удалось ворваться в Солдины, прорваться у Барта. Командование приказало сильно поредевшим стрелковым частям отступить в оборонительные порядки 6-й гвардейской танковой армии и за Грон. У переправы остался только взвод Депутатова. С методичностью чередовались артиллерийский огонь с танковыми атаками противника. Утром 19 февраля гитлеровцы атаковали особенно яростно. Основной натиск пришёлся на замаскированный в стоге сена Т-34 гвардии лейтенанта Тулупова. Меткими выстрелами Нехаев поджёг 4 вражеских танка, бронетранспортёр с гитлеровцами, а экипаж пулемётным огнём уничтожил немало автоматчиков. Но остальные 5 упрямо шли к переправе и нарвались на огонь гвардии старшего сержанта Толстова. 9 танков и до 10 бронетранспортёров ринулись на позиции экипажа гвардии младшего лейтенанта Борисова, но были встречены меткими выстрелами гвардии сержанта Писаренко. И на этот раз враг не прорвался к переправе.

20 февраля гитлеровцы предприняли атаку со стороны селения Солдины, оставленного нашими войсками. Танк Нехаева тщательно при помощи местных жителей был замаскирован в разрушенном крайнем доме «фермы». Левее его оборону держали 3 артиллерийских орудия, и фашистские танки обрушились на них, успев раздавить одну пушку. Пытаясь им помочь, Тулупов приказал Налимову бросить танк наперерез противнику. Во время стремительного рывка в советский танк впился фауст-патрон, а за ним ещё 2 снаряда. Яркая вспышка ослепила Нехаева, и он потерял сознание. Его спасли артиллеристы, вытащив под шквальным огнём из машины. Радист, заряжающий и механик-водитель Налимов погибли на месте. Нехаева и командира танка Тулупова немедленно эвакуировали за Грон. Через 2 дня, 22 февраля 1945 года, от полученных ранений он скончался в медсанбате. Нехаеву же, единственному из экипажа, чудом удалось выжить. Очнулся в медсанбате он нескоро, а когда попытался встать, боль пронзила тело: ноги у него теперь не было. И глаза тоже…

Счёт уничтоженной нашими танкистами вражеской техники и живой силы в боях на реке Грон был колоссален. На боевом счету экипажа Нехаева было 9 уничтоженных танков, 4 бронетранспортёра, штурмовое орудие, до 300 солдат и офицеров противника. А всеми тремя экипажами было уничтожено 29 танков, 14 бронетранспортёров, несколько штурмовых орудий и более батальона солдат и офицеров !

За мужество и отвагу, проявленные в боях с гитлеровцами на берегах реки Грон, 9-и танкистам, в том числе гвардии сержанту Нехаеву, 28 апреля 1945 года было присвоено звание Героя Советского Союза. 6 заряжающих и радистов были награждены орденами Ленина и Красного Знамени, двое из них посмертно...

День Победы Нехаев встретил в тбилисском госпитале, в котором пролежал почти до конца 1945 года. Потом ещё полгода провёл в одном из сочинских санаториев. Только в конце 1946 года он приехал в Москву, где в Кремле ему были вручены высшие награды Родины.

С 1948 года и до ухода на заслуженный отдых Михаил Константинович Нехаев трудился на ЗОМЗе (Загорский оптико-механический завод) контролёром сборочного цеха. Его всегда отличало ответственное отношение к работе, уважительное отношение к людям. В многотысячном коллективе предприятия Нехаева искренне любили - за скромность, порядочность, преданное отношение к заводу. А в 1985 году жители Загорска избрали его Почётным гражданином города и района.

Биография предоставлена Валерием Воробьевым (1964-2013)

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Документы Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации