Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Карпухин Виктор Фёдорович

 
Карпухин Виктор Фёдорович
27.10.1947 - 24.03.2003
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 28.04.1980 Медаль № 11433

    Памятники
  В Москве на Николо-Архангельском кладбище
  В Москве на Николо-Архангельском кладбище (вид 2)
  В Москве на Николо-Архангельском кладбище (вид 3)


Карпухин Виктор Фёдорович - командир подгруппы специального подразделения "Гром" Группы "А" ("Альфа") 7-го Управления КГБ СССР в спецоперации "Шторм-333", капитан.

Родился 27 октября 1947 года в городе Луцк ныне Волынской области (Украина) в семье военнослужащего. Русский.

В рядах Вооружённых Сил СССР с 1966 года. В 1969 году окончил Ташкентское высшее военное танковое командное училище, и был направлен для дальнейшего прохождения службы в Пограничные войска КГБ СССР: занимал различные командные должности в Московском высшем пограничном командном училище, от курсового офицера до командира роты учебно-боевых машин. С 1974 года обучал первый состав только что созданного спецподразделения КГБ (Группа "А"), руководимого Героем Советского Союза В.Д. Бубениным, вождению боевых машин и стрельбе из вооружения, установленного на бронетехнике.

В сентябре 1979 года принят на службу в Группу "А" ("Альфа") 7-го Управления КГБ СССР, где прошёл путь от заместителя командира 4-го отделения до руководителя "Альфы". За этот период неоднократно руководил и лично участвовал в различных оперативно-боевых мероприятиях и специальных операциях, в том числе в штурме дворца "Тадж-Бек" (резиденция главы Афганистана Хафизуллы Амина) в столице Республики Афганистан - городе Кабуле 27 декабря 1979 года.

В тот день, в 18 часов 25 минут, когда начался штурм этой хорошо охраняемой цитадели, БМП Карпухина, преодолев крутой серпантин дороги вокруг холма, на котором был выстроен дворец Амина, первой прорвалась к "Тадж-Беку". Спешившись, В.Ф. Карпухин и его подчинённые открыли прицельный огонь по афганцам, силуэты которых хорошо виднелись в оконных проёмах дворца, дав тем самым возможность остальным бойцам своей подгруппы десантироваться. Это позволило быстро проскочить под стены и прорваться на первый этаж.

Результатом таких стремительных и грамотных действий стало то, что штурм, считавшегося неприступным, "Тадж-Бека", имевшего стены 2-метровой толщины и располагавшего 2,5-тысячной охраной, длился 40 минут. Спецназовцы КГБ потеряли убитыми 5 человек (в их числе командира спецподразделения "Зенит" полковника Г.И. Бояринова). Во время этого жестокого боя, когда почти все бойцы "Грома" и "Зенита" были ранены, Карпухин В.Ф. не получил ни одной царапины.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1980 года "за мужество и отвагу, проявленные в специальных боевых операциях" капитану Карпухину Виктору Фёдоровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая звезда" (№ 11433).

По окончании Высшей школы КГБ СССР, с 1984 года он заместитель начальника Группы "А". Участвовал в освобождении заложников в Тбилиси, Баку, Ереване, Степанакерте, Саратове. Вместе с "Альфой" прошёл все "горячие точки" на территории СССР.

В 1988-91 годах В.Ф. Карпухин возглавлял Группу "А" ("Альфа") 7-го Управления КГБ СССР. В августе 1990 года "альфовцы" Карпухина вместе с бойцами Группы "Витязь" освободили заложников из сухумского следственного изолятора. Эта специальная операция, как и штурм дворца Амина, золотыми буквами вписана в историю легендарного подразделения антитеррора. После событий в Москве, 19-21 августа 1991 года, генерал-майор В.Ф. Карпухин в запасе.

С 1991 года по 1992 год - руководитель Службы безопасности Президента Казахстана Назарбаева Н.А. После чего, с 1992 года работал в сфере частного детективного бизнеса, и с этого же времени - председатель правления Ассоциации ветеранов войны в Афганистане. Член Комитета Торгово-промышленной Палаты РФ по безопасности предпринимательской деятельности. Возглавлял крупную некоммерческую структуру "Росфонд". Вёл активную общественную деятельность, направленную на оказание помощи ветеранам боевых действий в Афганистане и Чеченской Республике. Тесно взаимодействовал с действующими сотрудниками органов безопасности, передавая им свой боевой и жизненный опыт.

Герой Советского Союза, генерал-майор запаса В.Ф. Карпухин скоропостижно скончался в ночь с 23 на 24 марта 2003 года от обширного инфаркта в 5-м вагоне, девятого купе поезда "Минск-Москва", возвращаясь из столицы Белоруссии с юбилейных торжеств белорусского Союза ветеранов войны в Афганистане. Похоронен 27 марта 2003 года в Москве, на Николо-Архангельском кладбище.

Награждён орденом Ленина, орденом Красного Знамени, медалями, нагрудным знаком "Почетный сотрудник госбезопасности".

10 февраля 2009 года в городе Луцке Волынской области Украины состоялось торжественное открытие мемориальной доски воину-интернационалисту, Герою Советского Союзу, одному из командиров легендарной группы "Альфа", генерал-майору Виктору Карпухину. Доска установлена по случаю Дня чествования участников боевых действий на территории других государств по инициативе воинов-интернационалистов Волыни и Международной ассоциации ветеранов подразделений "Альфа" на улице Воинов-интернационалистов, дом № 1.

Дополнительные материалы о В.Ф. Карпухине, стихи, посвящённые памяти Героя и фотографии его надгробного памятника любезно предоставлены на сайт «Герои страны» Александром Григорьевичем Карпухиным (город-герой Москва).

«Я солдат, моё дело не удивляться, а воевать», -
В.Ф. Карпухин

Для действующих сотрудников и ветеранов спецслужб декабрь – это особый месяц. 20 декабря на протяжении многих десятилетий отмечается «день чекиста», 27 декабря – день памяти погибших в Афганистане. Обе этих даты связаны с судьбой государства, которого уже нет на политических картах ХХI века, но которое живо в памяти миллионов человек, служивших ему верой и правдой, - это Союз Советских Социалистических Республик. Сегодня на страницах журнала «Воинское братство» боевые друзья и сослуживцы вспоминают человека и командира, целиком отдавшего свою жизнь Отечеству.

Герой Советского Союза, генерал-майор, командир группы «А» 7-го Управления КГБ СССР 1988-1991 г.г. Виктор Фёдорович Карпухин для миллионов соотечественников уже при жизни стал человеком-легендой, образцом воинской храбрости и беззаветной преданности Родине. Яркий, незаурядный человек, первый Герой Советского Союза, удостоенный этого звания в составе Группы «А» за личное мужество и героизм при проведении спецоперации – захват президентского дворца Хафизулы Амина «Тадж-Бек» (Афганистан) 27 декабря 1979 года. В.Ф. Карпухин возглавлял штурмовую подгруппу и первым сумел выполнить поставленную командованием задачу в условиях жесточайшего боя.

Вспоминает участник штурма Дворца «Тадж-Бек», ветеран Группы «А» Берлев Николай Васильевич:
«Он был приглашён в Группу «А» в августе 1979 года. Однако приметили его раньше. Геннадий Николаевич Зайцев, тогда командир Группы, беседовал с ним еще весной, где-то в мае. Его приняли в качестве инструктора по вождению боевой техники. Он был мастером вождение тяжёлых машин. Лучше Карпухина я не встречал, хотя со многими приходилось в этом плане соприкасаться. Витя показывал чудеса вождения машин всех типов! В любую, что длиннее десяти метров, он садился как в «Жигули»! В подразделении он проводил с нами занятия, и все бойцы Группы «А» прошли через его руки. И то, что нас спасло позже, при штурме дворца Амина, - это заслуги В.Ф. Карпухина.

Мы прилетели в Афганистан 24 декабря. Из Баграма - в посольство. Там переоделись в афганскую форму и ночью выдвинулись на позицию, ожидая удобного момента. Амин во дворце не появлялся. Только вечером 27-го числа, он прибыл во дворец. Около 18 часов выдвинулись на позицию, ожидая команду к штурму. Ну, думаю, попали мы под раздачу по полной! Наша группа уже находилась в БМП, ожидая команду к штурму. Вот-вот трогаться. Вдруг открывается люк, появляется Карпухин. Я сидел, Саша Плюснин и Леша Баев. Карпухин Алексея за руку вытаскивает: «Иди туда!» (В другую машину). Я говорю: «Ты что? Зачем это делаешь?» - «Чтобы жёны на могилу вместе ходили», - отвечает. Ничего себе обрадовал! Пошутил! Прошло 20-30 секунд, и машины двинулись. Мы приступили к штурму.

Опять же. Накануне штурма Виктор говорит: «У нас не хватит боеприпасов. Пошли со мной!» Подходим к десантникам. Рота там. Востротин, старший лейтенант, командир. С усиками, невысокого росточка, худенький. Ну, Витька - такой, он может у цыгана цыганку выпросить. Взяли у него магазинов к автоматам, гранат он нам дал, доукомплектовались. У нас мало было. И не хватило бы нам. И Валера Востротин подарил небольшой приёмник с магнитофоном. Позже в БМП Карпухин включил его на запись. Есть такая запись. Едем. Бьёт по броне, как комары о стекло, как горох. Пули, осколки. Это - уже историческая запись. Он сел вместе с экипажем, рядом и со стрелком, и с водителем-механиком, и практически всем управлял. Когда в момент выдвижения к дворцу в условиях боя водитель-механик что-то дрогнул и остановился. Он как дал ему такого крепкого слова, что БМП соскочила с места, как ужаленная! И это помогло нам попасть в мёртвую зону стрельбы у подъезда, через который происходил штурм. Виктор - это единственный человек, который довёл машину до цели. Не механик, а Карпухин. Не дойди наша машина, штурм дворца был бы полностью сорван. И нас бы там всех перебили.

Во-первых, он был кадровый боевой офицер. Мы тонкостей военного дела, будучи работниками КГБ СССР до прихода в подразделение, не знали так, как их знал Карпухин. В этом его отличие и сила. Во-вторых, характер. Витя – человек бесстрашный. У него был характер бойца, железный. Он руководил машиной и боем. Одна машина дошла. И кто бы там что ни говорил. Все остальные остановились на поле видимости, и они все были поражены огнём противника.

Предварительно команды были: заходить во дворец с разных сторон. Но, когда группа «Зенит» попыталась сунуться через первые этажи с другой стороны, то у них не получилось из-за зарешеченных окон. Поэтому участники штурма пробирались только через один подъезд. Во дворец первая нога вступила наша. В это время вокруг был просто шквал пуль, осколков… Все горит, как будто электросварка! Карпухин говорит: «Вперед!» - как встали, так и побежали по первому этажу. Первым – Саша Плюснин, за ним - Витя и третий я.

Когда мы пробежали во дворец, бросили гранаты, началась паника. Они закричали: «Амин! Амин!» - и побежали в разные стороны. Так получилось, что у меня оказался простреленным магазин автомата. Я задержался, а Виктор и Саша проскочили на второй этаж по лестнице. Установка была такая: «Зенит» блокирует первый этаж, а мы любыми путями должны были проскочить на второй. Продвигаясь по этажу, открывали двери, бросали гранату и давали автоматную очередь. Там же у стойки мы увидели Амина в адидасовской маечке с голубой каёмочкой и белых трусиках. Он лежал уже смертельно раненным. Потом начали подтягиваться ребята.

На всю операцию ушло минуты сорок две.

Закончился бой. Тут распороли и мне рукав, майку, Виктор замотал рану. Я говорю: «Карпухин! Сюрприз есть!» Он: «Какой?» - «У меня в машине две бутылки водки в ранце лежит». Он: «Давай!» Я подошёл, нету! - «Витя, водку украли!» Он хватает сержанта: «Отдай! Застрелю!» Сели. Выпили. А со всех сторон человек сорок афганцев ползёт. Сбились в углу, как овцы. С дисками, автоматами, почему-то в наволочках. А нам уже и жалко их… Кто-то сказал, чтобы никого живых.., а я говорю: «Не надо - их революция».

Чувствую, как будто язык отнялся, голова гудит. Похоже на контузию от взрывов, стрельбы… В здании там так хлестало по ушам, что… И у меня как бы щелчок затвора автомата в голове слышится. Всплывает картинка: когда мы забежали на первый этаж к лифту, Виктор впереди, а в нём гвардеец Амина автомат на нас направил. И дверь закрывается, осталось сантиметров двадцать. И Виктор успел туда сунуть гранату. Рвануло! Дверь заклинило… А в голове у меня тот щелчок! Вот я и догадался, откуда: подошли к лифту, достал автомат гвардейца, передернул: «Карпухин, смотри!» - в нём не было ни одного патрона. Он сделал спуск, а патроны кончились. Это нас спасло. Если бы так не произошло, то второй раз бы всё заглохло, и никто бы там никакого штурма не провёл. Вот вам - роль В.Ф. Карпухина!


С детства Виктор Карпухин, младший сын боевого офицера, прошедшего все войны и вооружённые конфликты 30-х и 40-х годов ХХ столетия, мечтал о карьере военного, а с середины 70-х годов вся его жизнь была связана с подразделением антитеррора КГБ СССР - Группой «А». В ней был смысл его жизни. Для своих подчинённых В.Ф. Карпухин стал не просто командиром, а авторитетным старшим товарищем и другом, пройдя путь от рядового сотрудника до руководителя подразделения.

Вспоминает ветеран Группы «А» полковник Михайлов Александр Владимирович:
«Лично для меня «Фёдорыч», как мы нежно называли В. Карпухина, был настоящим мужиком по жизни - всегда. Не любил ехидства, наушничества, сомнительных полунамёков в разговоре, хитрецы во взаимоотношениях. Его уважали, ценили и любили за искренность, чуткость к сослуживцам, за помощь, которую он предлагал практически по всем вопросам. Будучи руководителем Группы «А», при проведении спецоперации, поощрял инициативу, смекалку, давал свободу мышлению и, конечно же, доверял. И кто знает, если бы в Сухуми Виктор Фёдорович (в который раз!) не взял всю ответственность за последствия штурма на себя, состоялась ли вообще эта операция!

Рисковый, где-то бесшабашный, он для меня был настоящим Героем, Героем Советского Союза! И звезду он свою получил не в теплом кабинете, а на поле брани…»


* * *

Родился Виктор Карпухин 27 октября 1947 года в городе Луцке на Западной Украине, куда после Победы был направлен его отец Фёдор Филиппович для борьбы с бандформированиями. Там молодой парнишка из военного городка и пристрастился к оружию и военной технике. В 1966 году В.Ф. Капрухин поступил в Ташкентское высшее танковое училище, окончил его с отличием, получил направление в Московское пограничное училище имени Моссовета. Прошёл путь от курсового офицера до командира роты боевых машин. С 1974 года, со времени создания подразделения, обучал первый состав Группы «А» вождению боевой техники. В составе «Альфы» - с августа 1979 года. С 1984 года – заместитель начальника Группы «А».
Участвовал в разработках и проведении операций по освобождению заложников в Тбилиси, Баку, Ереване, Степанакерте, Саратове, Сухуми … Вместе с «Альфой» прошел все «горячие точки» на территории СССР. После проведения уникальной операции по освобождению заложников в следственном изоляторе Сухуми (август 1990) года Карпухину В.Ф. присвоено звание генерал–майора. Пользовался непререкаемым авторитетом и уважением у собратьев по оружию.

* * *

Вспоминают ветераны Группы «А» Игорь Владимирович Орехов и Александр Валентинович Ларин:

А.В. Ларин:
- К В.Ф. Карпухину мы всегда тянулись, чувствуя его человечность. Беззаветно любил технику. Все, что находилось на колесах, у него было любимое дитя.

И.В. Орехов:
- «Фёдорович» среди командиров, с которыми мне пришлось работать в течение десяти лет, был наиболее любимым, что ли. Если к Г.Н. Зайцеву мы относились с определённым пиететом, уважали. То Виктор Фёдорович был, конечно, не «рубаха парень», у него «пуговички то всё время на застёжечках были», но само общение с личным составом складывалось настолько легко, что каждый мог с ним раскрепоститься, говорить о своих проблемах.

Саша сказал о боевой технике. Действительно, он её очень любил. На нём лежала ответственность за всю технику, которая тогда была в подразделении. Карпухин чётко подходил к подбору механиков-водителей в каждом отделении, и не допускал, чтобы техника стояла. Знаете, как бывает у командиров - вот стоит у меня где-то про запас, и, не дай бог, сломается. А у этого не так. Мы на дежурство выходили: знаем - Карпухин на месте (руки потираем!), значит, сегодня будет выезд! Хотя это было проблематично. В то время по Москве гонять на БТРе! Но и простаивать ему было нельзя. Выезжали на старую еще МКАД и кружочек делали.

А. В. Ларин:
- Выезжали из центра Москвы потихонечку, аккуратно. БТР был без номеров, украдкой, какими-то улочками. Доставали сами и горючее для него, тогда были трудности с топливом. Лишь бы только выехать. А Виктор Фёдорович всегда эти выезды поощрял.

И.В. Орехов:
- А в людях он чувствовал техническую жилку. Одним из его любимых водителей был Женя Первушин. Который добивался такой «ювелирной» работы, что заезжал задним ходом в узкие ворота, где по бокам БТРа - по спичечному коробку, ногами вращая руль. И с поворотом одновременно! Все ребята, которые мастерски владели бронетехникой, были во многом обязаны Виктору Фёдоровичу. В.Ф. Карпухин в то время был командиром отделения, однако никогда не отказывал командирам других отделений, чтобы поработать с их личным составом.

А.В. Ларин:
- Не кичился никогда тем, что он - командир, а мы - подчинённые. Отношения строились на понимании и человечности.

И.В. Орехов:
- И вообще, многие операции стали заслугой В.Ф. Карпухина. Виктор Фёдорович всегда был настроен на штурм. И это нам нравилось. Мы знали, что раз мы с Карпухиным, значит, будет работа, и будет результат! Так случилось и в Саратове в мае 1989 года, когда мы штурмовали квартиру с людьми, попавшими в заложники, и в Сухуми в 1990 году. Характерной чертой В.Ф. Карпухина было принятие решения на себя. Он знал: люди настолько подготовлены, что могут самостоятельно действовать по ситуации. И мы старались его не подвести.

А.В. Ларин:
- В командировках всегда мог организовать нормальные условия быта. Так и в Баку было в 1989 году.

И.В. Орехов:
- С одним командиром приезжаешь, он говорит: «Ну, вы тут все - майоры, капитаны. Как хотите, так и устраивайтесь». А другой, наоборот, придёт, скажет: «Так, первое отделение, вы вот здесь размещаетесь, питание организовано так то…»

И с парашютом Карпухин был первый. У меня даже фотографии есть, где мы под Чеховым. Когда сказали, что с весом более ста килограммов не прыгают. - «Как не прыгают?» - тут же у кого-то нашёл парашют, надел его на себя и пошёл в самолёт. И пошутить любил, и пример показать.


* * *

Лёгких дней службы не было никогда, однако самыми трудными для генерала Карпухина стали 90-е годы. Именно тогда ему вместе с бойцами «Альфы» пришлось испытать предательство и политическую безответственность тех руководителей государства, кто посылал элиту спецназа, верную Присяге, на войну с собственным народом. В августе 1991 года из-за неумелых, амбициозных действий ГКЧП страна была на грани гражданской войны. Именно тогда В.Ф. Карпухин принял самое главное в жизни решение: не следовать устному требованию руководителей ГКЧП о штурме «белого дома», а, выслушав мнение подчиненных, отказаться от его выполнения. Этим поступком были спасены жизни многих тысяч граждан нашего Отечества. И страна трудным, порой трагическим, но мирным путем прошла пик революционного кризиса, что редко бывает в истории, избежав политическую и экономическую изоляцию «холодной» войны, а, возможно и «горячей». В ответ Родина «щедро» наградила боевого генерала увольнением из подразделения и отставкой на долгие 12 лет.

* * *

Из интервью В.Ф. Крапухина корреспондентам « Литературной газеты» Дмитрию Беловецкому и Сергею Богуславскому 24 августа 1991 года:
- Виктор Фёдорович, вы знали, что в стране готовится переворот?

- Нет, не знал. Впервые услышал о том, что произошло 19 августа утром. Я был вызван к руководству КГБ и лично от Крючкова получил приказ силами своего подразделения арестовать Ельцина.

- Вас не удивил столь странный приказ?

- Я солдат, моё дело не удивляться, а воевать. Мне сообщили, что Горбачёв сильно болен и управлять страной не может, введено чрезвычайное положение.

- Почему же не арестовали?

- Говорю откровенно: порядок стране необходим, но с самого начала я знал, что эти люди управлять государством не смогут. В этой восьмерке нет сильных личностей. Поодиночке они ни на что не способны, только «кучей» они отважились на этот шаг. Поэтому я делал все, чтобы ничего не делать.

- Догадывался ли Крючков, что вы просто не захотели подчиниться?

- Наверное, да. Все руководство КГБ понимало, что отдать приказ, минуя меня, они не смогут. Бойцы моего подразделения выполняют только мои приказы. Отстраняя меня, они сразу «заваливали» переворот. А мы - единственная сила, на которую можно было опереться.

- Вы должны были штурмовать Белый дом?

- Да. Вечером девятнадцатого в Министерстве обороны СССР состоялось закрытое совещание. Вёл его генерал Ачалов, присутствовали Моисеев, Ахромеев, не раз заходил Язов. Участвовали Босов, Корсак, Грачёв и другие генералы. Мне был дан приказ возглавить путч. В моё оперативное подчинение вошли: дивизия ОМСДОНа, московский ОМОН и специальные подразделения трёх управлений КГБ СССР - всего 15 тысяч человек. …Хотелось посоветоваться с кем-нибудь, но я понимал, что могу отсюда просто не выйти. Мне звонил председатель КГБ России Иваненко. Он говорил: «Виктор, не ввязывайся в это дело». Я ответил, что не собираюсь.

…С генералом Лебедем мы объехали все баррикады.

- Каков был план боевых действий?

- В три часа ночи (с 20 на 21 августа) подразделения ОМОНа очищают площадь, с помощью газа и водомётов раскидывают толпу. Наше подразделение выходит за ними… С земли и воздуха, с использованием вертолётов и гранатомётов, и других спецсредств… Мы занимаем дом.

Мои ребята практически неуязвимы. Все длилось бы минут пятнадцать… В этой ситуации всё зависело от меня. Слава богу, у меня не поднялась рука. Была бы бойня, кровавое месиво. Я отказался.

…На базе собрал своих и сказал: «Это безумие… Принимать участия не будем. Из этой восьмерки не верю никому». Я добивался встречи с Крючковым. Он меня не принял. Тогда через заместителя я просил ему передать, что штурмовать отказываюсь, безвинных людей убивать не могу. Ни один мой человек, ни приданные мне части в перевороте не участвовали. А больше было некому. А теперь я же почему-то становлюсь крайним…

…Я всегда говорил, что нечего использовать нас в политических целях. Наша задача - борьба с терроризмом.

…Я здоровый мужик… 26 раз ходил в открытую на автоматы, воевал в Афганистане, получил звание Героя.., а тут ночью пил валидол…

Я не боюсь… Не пропаду: могу шоферить, слесарничать… Обидно… Не жалости я ищу и не оправдываюсь ни перед кем.

Хочу одного: чтоб люди знали – я человек честный.


* * *

24 марта 2003 года не выдержало сердце… Годы досады за несправедливое к нему отношение высшего руководства, профессиональная невостребованность в подразделении, которое было для В.Ф. Карпухина не вторым, а первым домом, - сделали своё роковое дело. По собственному завещанию, командир и после смерти не оставил своих ребят. Он похоронен там же на аллее Славы Николо-Архангельского кладбища.

В памятные даты встречаются ветераны подразделения, и с удивительным теплом и уважением они вспоминают своего командира! Звучат разные истории из прошлой жизни, шутки, запомнившиеся фразы В.Ф. Карпухина… Складывается впечатление, что он здесь, рядом, вместе с ними, налив рюмку, переживает заново лучшие моменты своей жизни, скорбит об ушедших... И каждый раз его ученики и друзья говорят о том, что генерал Карпухин никогда не боялся ответственности, быстро принимал нужные решения, заботился о подчинённых, а они платили ему тем же – готовностью в любую минуту выполнить боевую задачу! Это был настоящий Командир!

Подготовил Александр Карпухин. Ноябрь 2007 г. Для журнала «Воинское братство».

___________________________________

Памяти Карпухина Виктора Фёдоровича
Героя Советского Союза,
генерал–майора,
легендарного командира группы «АЛЬФА»


Я сегодня в слова не играю.
Боль мою разрывает грудь.
Я сегодня опять умираю
оттого, что тебя не вернуть.

Я сегодня душой болею.
Скудный разум мне крутит кино,
как берут за траншеей траншею
те ребята, кто – память давно!

Я сегодня в том фильме вижу,
как иду с ними в общем строю.
И в наушник отчётливо слышу
боевую задачу твою.

Пыль Афгана, дожди Приуралья,
ад Тадж-Бека,* сухумский нерв,
сумгаитская вакханалья –
всё на карту, где козырь – черв!

Карта мастью кровавой ляжет
на сердечную мышцу, дрожа.
И твой тёзка,** качнувшись, скажет:
«Жар в спине не даёт бежать…»

А политик, трясясь, отзовётся, -
дескать спал, и не знала душа,
кто приказ отдавал… И прольётся
боль обиды! Не даст дышать!

А потом будет август и будет
Белый дом в окруженьи людей.
Кровь политиков не остудит.
Жажда власти им выше идей!

Совесть трудный предъявит выбор –
ты военный, и есть приказ.
Но товарищи встанут глыбой:
«Нет гражданской войне! Отказ!»

Понимая ответственность, снова
ты возьмешь на себя удар
честью выстраданного слова.
А в итоге – изгнанья угар…

И потянутся годы досады,
что от детища отлучён.
И немногие встанут рядом –
те, кто к верности приговорён.

Нежность матери, мудрость супруги,
радость дочек, молчанье отца…
Но покоя не ищут руки -
те, что пробовали свинца.

Сердцу новых рубцов добавят
боль Будённовска, Грозного стыд.
Первомайское скорбью сдавит.
И Дубровка заголосит!

А кино, будто рваная рана,
комом в горле, слезой с лица
остановит мельканье экрана
сообщением даты конца…

…Я сегодня в слова не играю…
Боль мою разрывает грудь.
Я сегодня душой крепчаю,
понимая,- тебя не вернуть…

Александр Карпухин. 2003 год.

______________________
* Штурм дворца Амина – «Тадж-Бек» (Афганистан) 27 декабря 1979 года.
** Лейтенант Виктор Шатских погиб в ночь на 13 января 1991 года в г. Вильнюс (Литва)

Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем (1955-2011)

    Источники
 Болтунов М.Е. Золотые Звёзды «Альфы». – Москва, 2005.
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.