Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Клеймёнов Иван Терентьевич

 
Клеймёнов Иван Терентьевич
11.04.1899 - 10.01.1938
Герой Социалистического Труда


    Даты указов
1. 21.06.1991 Медаль № 21112
Орден Ленина № 460428


Клеймёнов Иван Терентьевич – директор Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ) Народного комиссариата оборонной промышленности СССР (в анкете арестованного ошибочная должность - заместитель начальника винтомоторного отдела Центрального аэрогидродинамического института имени Н.Е. Жуковского), военинженер 1-го ранга; пионер ракетной техники, один из создателей реактивного миномёта «Катюша», военинженер 1 ранга.

Родился 30 марта (11 апреля) 1899 года в деревне Старая Сурава Усманского уезда Лысогорской волости Тамбовской губернии, ныне Усманского района Липецкой области в семье безземельного крестьянина. Русский.

Окончил три класса Дегтянской церковно-приходской школы. В 1913 году поступил в четвёртый класс Моршанской земско-городской мужской гимназии, что для выходца из крестьян было весьма проблематично. В 1918 году окончил гимназию, сдав все предметы, кроме словесности и немецкого языка, на отлично. Уже с шестого класса он помогал родителям, давая частные уроки на дому. В то же время Иван стал посещать литературно-политический кружок, который организовала супружеская чета большевиков, одних из первых членов РСДРП Константина Осиповича и Евгении Григорьевны Левицких, в то время живших под надзором полиции.

В РККА с 1918 года. Осенью 1918 года поступил на артиллерийское отделение 1-х Московских советских курсов, и в этом же году вместе со всем своим курсом добровольно ушёл на фронт. За несколько дней до отъезда он успел жениться на дочери Левицких, Маргарите Константиновне. Проходил службу в штабе 3-й Армии Восточного фронта. В 1919 году стал членом ВКП(б). В апреле 1919 года Клеймёнов был откомандирован на учёбу, на агитаторские курсы ВЦИК, а после них, с августа 1919 года по май 1920 года – в Военно-хозяйственной академии РККА. Окончив ускоренный курс, он был откомандирован в распоряжение чрезвычайного управления совета рабоче-крестьянской обороны по снабжению Юго-Западного фронта, где служил уполномоченным по снабжению 14-й армии.

В начале 1921 года Клеймёнов поступил на математическое отделение физико-математического факультета 1-го Московского государственного университета. Учёба шла без отрыва от работы в Наркомате внешней торговли, порой ей приходилось пренебрегать, как во время командировки в Финляндию. Но судьба вновь делает крутой поворот – в 1923 году по путёвке Московского горкома ВКП(б) его переводят на инженерный факультет Академии Воздушного Флота имени Н.Е. Жуковского. В 1928 году Клеймёнов закончил академию с присвоением звания «военный инженер-механик воздушного флота» и был назначен начальником мастерских НИИ ВВС РККА. В 1929 году, как владеющего немецким языком и имеющего опыт работы во внешней торговле, его командировали в торговое представительство в Берлине на должность старшего инженера инженерного отдела, а через некоторое время повысили до заместителя начальника этого отдела. Вскоре к нему приехала жена, к тому времени у них родились две дочери: Ирина и Лариса. По делам отдела ему приходилось выезжать в другие города Германии и разные страны Европы.

В 1931 году начальник вооружений РККА М.Н. Тухачевский начал разрабатывать идею организации, которая бы сосредоточила в своих руках изучение ракетной техники и создание принципиально нового вида оружия. В мае 1932 года, после возвращения в Москву, начальник Артиллерийского Управления РККА Н.А. Ефимов предложил И.Т. Клеймёнову занять должность начальника Газодинамической лаборатории (ГДЛ), с тем, чтобы в перспективе из этой организации создать полноценный институт. И.Т. Клеймёнов дал своё согласие. 21 сентября 1933 в Москве на базе Газодинамической лаборатории и МосГИРД в системе Народного комиссариата по военным и морским делам был создан первый в мире Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ), также известный как НИИ-3. Директором института был назначен начальник Газодинамической лаборатории И.Т. Клеймёнов, его заместителем — начальник ГИРД С.П. Королёв. Позже вместо должности заместителя директора института была введена должность главного инженера, на которую в январе 1934 года назначили Г.Э. Лангемака. В мае 1936 года ему вместе с Г.Э. Лангемаком было присвоено персональное воинское звание «военинженер 1-го ранга». В марте 1937 года приказом по НКОП по результатам испытаний реактивных снарядов директор НИИ №3 Клеймёнов и его заместитель – главный инженер Лангемак были премированы каждый 10 тысячами рублей, а летом - представлены к награждению орденами.

В НИИ со временем сложились две противоборствующие группировки. Одни, как Костиков и его соратники, продвигали идею создания жидкостного ракетного двигателя на основе кислородного топлива, а другие, в том числе Клеймёнов, Лангемак, Королёв и Глушко – азотной кислоты. Идея Костикова была признана бесперспективной, и его функции в институте свелись к выполнению административно-хозяйственной работы и участию в партийной деятельности. Но нанесённое оскорбление трудно было забыть. Он начал отправлять доносы в НКВД. Вот выдержка из одного такого письма. «Раскрытие контрреволюционной троцкистской диверсионно-вредительской шайки их методов и тактики настойчиво требует, от нас вновь еще глубже присмотреться к нашей работе, к людям возглавляющим и работающим на том или иномучастке Ин-та... Я утверждаю, что в производстве были явно принята система абсолютно негодная, тормозящая развитие. Это тоже не случайный факт. Дайте мне все материалы и я со всей очевидностью докажу фактами, что чья то рука возможно по неопытности тормозила работу и вводили государство в колоссальные убытки. В этом повинны Клейменов, Лангемак и Надежин, в первую очередь...». В конце лета 1937 года из-за нездоровой обстановки, сложившейся в институте и травли руководства со стороны Костикова и его сторонников, Клеймёнов договорился, с начальником ЦАГИ Харламовым, о переходе в ЦАГИ на должность заместителя начальника винтомоторного отдела. Клеймёнов должен был перейти туда после 7 ноября, но не успел. 2 ноября 1937 года на основании доноса Иван Терентьевич Клеймёнов был арестован органами НКВД города Москвы как немецкий шпион и саботажник. Его забрали ночью, прямо из собственной квартиры на улице Серафимовича – знаменитом «доме предварительного заключения», как, мрачно шутя, его называли сами жильцы. В тот же день был арестован и его бывший заместитель Георгий Эрихович Лангемак.

По материалам следственного дела №Р2020 (13630) Центрального архива ФСБ видно, что постановление об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения, выписанное через месяц после ареста (3 декабря) и даже не подписанное прокурором, не является объяснением причин ареста, так как на момент взятия под стражу никаких компрометирующих документов на руках у следствия не было. Впрочем, в то время работы за границей и связи с опальным наркомом обороны было достаточно. Для готовящегося крупного дела Клеймёнов стал «удачной находкой» – он должен был свести воедино будущие аресты работников Внешторга и НИИ №3. В одно и то же время с ним были проведены аресты его бывших коллег по Берлину, и один из них, Мордух Рубинчик, не выдержав побоев, упомянул фамилию Клеймёнова как эмиссара троцкистской нелегальной организации. За эту клевету ему была обещана жизнь. Показания дал и Лангемак. На двенадцатый день непрерывного допроса, впадая в беспамятство, он подтвердил, что был завербован своим начальником в антисоветскую организацию.

15 и 16 декабря были проведены два последних допроса, на основании которых и было построено обвинение. Люди, названные в допросе, и события, в нем упомянутые, никак между собой связаны не были. Более того, большинство из указанных И.Т. Клеймёновым людей были придуманы. Допросы Лангемака и Клеймёнова велись параллельно, и слова, выбитые из одного, ставились в вину другому. Уже 31 декабря 1937 года следователь по его делу вынес обвинительное заключение на основе доносов, представленных Рубинчиком, Лангемаком и коллективом НИИ, в том числе и Костиковым, в котором он обвинялся в преступлениях, предусмотренных статьями 58-6, 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР. Следствие "назначило" Клейменова руководителем "антисоветской диверсионно-террористической организации" и германским шпионом. Виновным на следствии Клеймёнов признал себя полностью.

10 января 1938 года на закрытом судебном заседании выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР под председательством армвоенюриста В.В. Ульриха и членами: диввоенюристом Голяковым и военюристом 1-го ранга Суслиным было рассмотрено дело И.Т. Клеймёнова по обвинению в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-7, 58-8 и 58-11 УК РСФСР и вынесено решение – приговорить подсудимого к высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества. На заседании Клеймёнов отказался от своих показаний. Вечером того же дня приговор был приведен в исполнение.

За время руководства институтом Иваном Терентьевичем Клеймёновым была практически завершена доводка реактивных снарядов РС-82 миллиметров и РС-132 миллиметров, впоследствии ставших основой реактивного миномета «Катюша». В 1933 году в Газодинамической лаборатории были проведены официальные полигонные испытания с земли, морских судов и самолётов 9 видов ракетных снарядов различных калибров на бездымном порохе конструкции Б.С. Петропавловского, Г.Э. Лангемака и В.А. Артемьева. Вместе с Б.С. Петропавловским, В.А. Артемьевым, Н.И. Тихомировым и Ю.А. Победоносцевым и Г.Э. Лангемаком, И.Т. Клеймёнов по праву считается одним из основных создателей реактивного миномета «Катюша».

По инициативе И.Т. Клеймёнова к научным разработкам института был привлечен К.Э. Циолковский. Он был избран по предложению И.Т. Клеймёнова почетным членом Ученого Совета института. С К.Э. Циолковским И.Т. Клеймёнов вел активную переписку. В феврале 1934 года И.Т. Клеймёнов посетил К.Э. Циолковского в Калуге, тогда же Константин Эдуардович подарил Ивану Терентьевичу собрание своих сочинений.

Согласно Определению Верховного Суда СССР №4н07119/55 на своем заседании от 11 июня 1955 года Военная Коллегия Верховного Суда СССР определила: «...приговор... от 10 января 1938 года в отношении Клеймёнова Ивана Терентьевича по вновь открывшимся обстоятельства отменить, а дело по его обвинению на основании п. 5 ст. 4 УПК РСФСР в уголовном порядке прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления...» И.Т. Клеймёнов был полностью реабилитирован.

Именем И.Т. Клеймёнова назван кратер на обратной стороне Луны.

Указом Президента СССР от 21 июня 1991 года за выдающиеся заслуги в укреплении оборонной мощи Советского государства и большой личный вклад в создание отечественного реактивного оружия Клеймёнову Ивану Терентьевичу присвоено звание Героя Социалистического Труда (посмертно).

Этим же Указом звание Героя Социалистического Труда (посмертно) было также присвоено Г.Э. Лангемаку, В.Н. Лужину, Б.С. Петропавловскому, Б.М. Слонимеру, Н.И. Тихомирову.

Останки Ивана Терентьевича Клеймёнова покоятся в могиле «невостребованных прахов» на Донском кладбище №219. Место захоронения было определено в ноябре 1996 года после двухлетних поисков.

Награждён орденом Ленина (21.06.1991, посмертно).

Его супруга, Маргарита Константиновна Левицкая, была арестована на следующий день после мужа и осуждена на 8 лет лагерей. За чету Клеймёновых-Левицких заступился Михаил Александрович Шолохов. В 1941 году Маргарита Константиновна была досрочно освобождена. С началом войны она стала санитаркой в госпитале, и в его составе ушла на фронт, пробыв там больше года. Реабилитирована она была после мужа, в 1955 году, но о его точной судьбе узнала лишь в 1988 году. Она пережила его больше чем на 60 лет, успев отметить свой столетний юбилей. Была награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями.

Биографический материал предоставлен Алексеем Осоргиным, уточнен Александром Глушко

 

Биография предоставлена Кириллом Осовиком

    Источники
 Звягинцев В. Трибунал для академиков - М. Терра, 2009