Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Братчиков Геннадий Иванович

 
Братчиков Геннадий Иванович
10.03.1914 - 10.12.1944
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 24.03.1945


Братчиков Геннадий Иванович (позывной «Овод») - командир разведывательной группы «Овин», сотрудник 2-го отделения разведывательного отдела штаба 1-го Белорусского фронта, майор.

Родился 10 марта 1914 года в деревне Михеевка ныне Кудымкарского района Пермского края в семье служащего. Русский. В 1919 году после смерти отца семья переехала в Усолье (с 1940 года и ныне город Пермского края), затем в 1930 году - на постоянное место жительства в посёлок Березники (с 1932 года и ныне город Пермского края). Окончил 9 классов школы в Березниках в 1932 году.

В Красной Армии с ноября 1932 года. В 1936 году окончил Ленинградскую объединённую военную школу связи и был направлен для дальнейшего прохождения службы на Дальний Восток – в Забайкалье. Участник боёв с японскими милитаристами в районе реки Халхин-Гол (Монголия) в 1939 году. Член ВКП(б) с 1940 года. С мая 1941 года - слушатель Военной академии РККА имени М.В. Фрунзе, которую с началом Великой Отечественной войны перевели в столицу Узбекской ССР город Ташкент. Окончил двухгодичный ускоренный курс академии в 1942 году.

С июня 1942 года - в действующей армии, помощник начальника 2-го (агентурного) отделения разведывательного отдела штаба 63-й армии, с ноября 1942 - на той же должности в 1-й гвардейской армии, с декабря 1943 года - на той же должности в 3-й гвардейской армии. Участвовал в Сталинградской битве.

С 1943 года - секретный сотрудник 2-го (агентурного) отделения разведывательного отдела штаба Центрального, Белорусского и 1-го Белорусского фронтов. Командир разведывательной группы «Овин» штаба 1-го Белорусского фронта капитан Геннадий Братчиков (позывной «Овод») в марте 1943 года был заброшен в тыл врага для выполнения специальных заданий. В состав возглавляемой им группы вошли: Владимир Бояринцев («Боцман»), Иван Чижов («Озон»), Виктор Маро («Олень»), Дмитрий Гончаров («Гончар»), Сергей Сульженко («Барс»), Семён Мазур («Олекса»). Все разведчики и их командир впервые выполняли задание в тылу неприятеля. Разведывательная группа майора Братчикова – «Овода» проводила работу в районах городов Чернигова, Щорса и Новгород-Северского Черниговской области Украины. Группа обеспечила ценными разведдонесениями советское командование в период подготовки и проведения Курской битвы (5 июля – 23 августа 1943 года), действуя совместно с партизанским соединением Н.Попудренко. В октябре 1943 года группа благополучно вернулась через линию фронта.

С декабря 1943 года - во второй зафронтовой командировке. Первоначально группа действовала в районе городов Гомеля, Барановичей, Волковыска, Слонима, Берёзы, Ружан Белорусской ССР, затем у польских городов Млава, Плоньск, Рыпин.

К октябрю 1944 года разведчики Геннадия Братчикова передали командованию 1-го Белорусского фронта 450 разведывательных донесений, которые в числе других внесли значительный вклад в успех войск Красной Армии в трех крупнейших сражениях Великой Отечественной войны - наступательных операциях «Багратион» (23 июня – 29 августа 1944 года) и Висло-Одерской (12 января - 3 февраля 1945 года). Группа прошла по вражеской территории свыше 1.000 километров, бесперебойно передавая ценные разведданные. В октябре 1944 года представлен к званию Героя Советского Союза.

Отважный офицер-разведчик Г.И. Братчиков пал смертью храбрых в неравном бою с гитлеровскими карателями 10 декабря 1944 года. Похоронен в польском населённом пункте Бежунь Журоминского повята Цеханувского воеводства, на его могиле установлен памятник.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм майору Братчикову Геннадию Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза.

Майор (1944). Награждён орденом Ленина (24.03.1945), орденом Красного Знамени (8.09.1943), орденом Польской Народной Республики «Крест Грюнвальда» (1963, посмертно).

Мемориальные доски, в память о славном земляке, установлены в Пермском крае на здании Юринского Дома культуры в городе Кудымкар, на фасаде жилого дома № 3 в Школьном переулке города Березники. Именем Героя названа улица в Кудымкаре. В школе № 26 города Березники создан музей Г.И. Братчикова. Фотография Героя Советского Союза Г.И. Братчикова размещена на стенде «Легендарные военные разведчики Второй мировой войны» в помещении Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации.

«ЧЁРНАЯ НОРА» ДЛЯ РУССКОГО «ЛИСА»

В штабе 2-й Полевой армии ждали высокого гостя из ставки Гитлера. Его приезд не предвещал ничего хорошего. Почти год в тылах армий действовала советская разведгруппа. Судя по всему, она была малой по составу, мобильной и весьма дерзкой. Две радиостанции группы постоянно «висели» в эфире. Все усилия военной контрразведки обезвредить русских ни к чему не привели. Даже если операторам функабвера (служба радиоконтрразведки в гитлеровской Германии) удавалось засечь место передачи, карательные подразделения всегда опаздывали. Командир русских разведчиков, как старый, хитрый лис, ускользал незамеченным, умело обходя расставленные капканы.

И так продолжалось не месяц, не два. Почти год. Ещё как-то можно было объяснить и понять трудности борьбы с «лисом», когда он действовал в непроходимых лесах Белоруссии, но с лета он на территории Польши, а теперь в Восточной Пруссии. Здесь вокруг уши. 14 дивизий резерва сосредоточил для решающего сражения фюрер. Казалось бы, где ни ступишь, всюду немецкий солдат. И тем не менее ненавистные уши работают, радиопеленгаторный дивизион завален шифрограммами русских. Но расшифровать пока не удалось ни единого знака.

Оберштурмбаннфюрер СC Шенкендорф, едва переступив порог штаба армии, вызвал к себе начальника контрразведки майора Шварценберга. Представителю ставки хотелось растоптать майора.

- Вы ленивы и неповоротливы, майор! - ревел эсэсовец.

- Да, но, господин оберштурмбаннфюрер, мы обескровлены, у нас не хватает людей... – пытался оправдаться майор.

- Молчать!.. У вас под носом работают русские радисты. А за спиной - польские партизаны.

Штурмбаннфюрер кричал, что они сумели подслушать разговор Рузвельта и Черчилля, подключившись к трансатлантическому кабелю, а тут в самой Пруссии Шварценберг не в состоянии уничтожить две радиостанции.

Майор бледнел, сетовал на дерзость и профессионализм советских разведчиков. «Они как опытная щука, - лепетал начальник контрразведки, - всегда ускользают из наших сетей». Рядом с майором навытяжку стоял командир пеленгаторного дивизиона. Он лишь разводил руками: «Господин оберштурмбаннфюрер, у русских очень опытный радист, специалист экстра-класса. Работает на ключе искусно и стремительно. Мы не раз засекали сигналы русской радиостанции, но она постоянно ускользала и появлялась через сутки километрах в двадцати от прежнего места».

Оберштурмбаннфюрер Шенкендорф и сам понимал, что им противостоят профессионалы высокого класса, но от этого было не легче. В ставке фюрера нервничали. Перед ним поставили задачу во что бы то ни стало уничтожить русскую разведгруппу, заставить замолчать их радиостанции.

- Карту! - потребовал Шенкендорф. Майор метнулся к сейфу, вытащил карту, дрожащей рукой расправил на столе. Оберштурмбаннфюрер склонился над картой. Сериц, Рыпин, Млава... Где-то в этом треугольнике действуют неуловимые русские разведчики. Кто они, эти «Иваны» и их командир? Как назвал его майор, хитрый русский лис. Вот мы и приготовим для него нору. Черную нору.

…В предновогоднюю ночь 1943 года группа разведчиков перешла линию фронта у села Рудня, что в двадцати пяти верстах северо-восточнее белорусского городка Овруч. Группой «Овин» руководил опытный разведчик майор Геннадий Братчиков («Овод»). Он ходил в глубокий тыл ещё на Черниговщине.

Геннадий Иванович закончил Ленинградское военное училище связи. Принимал участие в боях на Халхин-Голе, воевал под Сталинградом. В характеристике сказано: «Энергичен, настойчив. В среде разведчиков и партизан считается опытным, умным, бесстрашным, решительным организатором. Награжден орденом Красного Знамени...»

Училище связи в Ленинграде в 1939 году закончил и капитан Иван Чижов («Озон»). Уже на войне он стал первоклассным радистом, преподавал радиодело. Он не только виртуозно работал на станции, но быстро шифровал.

Третьим участником группы был лейтенант Алексей Сульженко, он же «Барс», он же «лейтенант Борис». Сульженко шёл в головном дозоре вместе с разведчиком «Оленем» - Виктором Маро и «Гончаром» - Дмитрием Гончаровым. За ними двигались «Овод» с «Озоном» и ещё один радист, «Олекса» - Семён Мазур.

Разведгруппа прошла по тылам врага почти семьсот километров. В ту зиму в Полесье не замерзли болота и реки. Приходилось двигаться потаёнными тропами следом за местными лесовиками, плыть на утлых лодках-душегубках, продираться сквозь трясины и заросли на лошадях. И каждый день Центр получал радиограммы: координаты дислокации штабов, складов оружия и боевой техники, аэродромов. Шифровки сообщали о переброске живой силы по железным и шоссейным дорогам Волковысск-Барановичи, Брест-Барановичи. В заключение Центра о работе группы «Овин» в лесах Белоруссии сказано: «За первые три месяца группа «Овин» передала по радио 157 ценных и очень ценных разведывательных донесений».

Весной 1944 года группа вышла в район Иванцевичи-Пружаны. Надо было подготовиться к новому переходу на Запад. Несмотря на вынужденную остановку, разведданные группе поставляли резидентуры, созданные «Оводом» - в Ячмене, Пружанах и Слониме. Между тем войска 1-го Белорусского фронта стремительно продвигались на Запад. А разведчики, должны быть, как всегда, на двести-триста километров впереди своих войск.

В начале июня «Овод» получает радиограмму: «Срочно уходите за реку Буг». В июне группа выступила в поход. Теперь перед разведчиками лежала «терра инкогнито» - «неизвестная земля». Беловежская пуща - самый крупный лесной массив средней Европы. Партизаны с опаской рассказывали, что пуща наводнена эсэсовцами - тут какие-то секретные склады вермахта. Да здесь же охотничьи угодья СС. Сам рейхсмаршал Геринг любил пострелять тут кабанов.

«Овод» послал в разведку «Барса». Надо было выяснить обстановку и по возможности принять из Центра груз - продукты питания. «Барс» вернулся через неделю. Груз принял, закопал. Немцы спешно вывозят склады боеприпасов: им не до разведчиков. Что ж, как поётся в песне, сборы были не долги. В путь. Разведчики еще не могли и предположить, какой их ждёт удар. Когда дошли до медвежьей берлоги, где «Барс» припрятал продукты, ахнули. Кабаны разрыли берлогу и съели все до последней крошки. Это значит: стокилометровый переход по лесам и болотам Беловежской пущи придётся проделать на голодный желудок.

В сутки преодолевали километров по пятнадцать-двадцать. Порой в чащобах приходилось буквально прорубать себе путь топором. Наконец, голодные и уставшие, вышли из пущи в районе станции Гайнуваки. Впереди верстах в пятнадцати река Западный Буг, а за ней ещё более неизвестная, неизведанная территория.

В ночь с 18 на 19 июля 1944 года группа «Овин» в числе первых переправилась на ту сторону. Через три года они возвратились на западную границу Советского Союза. За Бугом разведчики, казалось, попали в бурный людской поток. Все дороги были забиты отступающими гитлеровцами. Немцы бежали к Варшаве.

«Доктору». Дорогу Янув-Суленов патрулируют солдаты 194 полка жандармерии. «Овод».

«Доктору». Сообщаю польскую сводку движения по шоссейным и железным дорогам Вышкув-Насельск-Минск-Мазовецкий... «Овод».

«Доктору». 31.07. Нахожусь в районе станции Тлуц (35 км северо-восточнее Варшавы)... Ухожу в лес южнее местечка Вышкув. «Овод».

В конце августа в районе Цеханува разведчики взяли языка. Он рассказал много интересного. Оказалось, группа «Овода» вышла в тылы Второй полевой армии вермахта.

«Доктору». Пленный сообщил, что среди гитлеровцев, прибывших из Германии, распространяются слухи: личный состав ВМФ и морской пехоты Германии переводится в сухопутную армию; в Германии создалось критическое положение с ГСМ (горюче-смазочные материалы). В тыловых городах почти нет автотранспорта с бензинными двигателями. «Овод».

«Доктору». Польские друзья из Журомин и Рыпин сообщили: 30.09. в Рыпин из Бродница прибыло одиннадцать эшелонов с живой силой и техникой дивизии «Герман Геринг», переброшенной из Германии. «Овод».

В тот же день, когда была передана эта радиограмма, группа получила незабываемый подарок: самолёт Си-47, стартовавший с аэродрома Брест-Мелышевичи, десантировал на площадку подготовленную разведчиками три грузовых мешка, два мешка сухарей и одного человека. Им оказался старый знакомый, боевой товарищ Владимир Бояринцев, он же «Боцман». Братчиков не раз просил Центр вернуть в группу «Боцмана». И вот теперь Владимир в объятиях товарищей. Он привёз письмо из Москвы, из Разведуправления: «Действуйте и дальше так, как вам подсказывает ваше русское сердце. Всей вашей работой доволен... Будьте бдительны... Вы делаете великое дело... «Доктор».

Такое письмо стоило всех мешков с сухарями.

…Оберштурмбаннфюрер Шенкендорф прибыл в радиодивизион функабвера, который дислоцировался в Серице. Его сопровождал майор Шварценберг. Вскоре командир дивизиона объяснял высокопоставленному эсэсовцу принцип действия их установки.

- Антенна точно указывает географическое направление радиопередатчика. А на карте, в точке пересечений нитей - место, где работает русская рация. Сегодня мы запеленговали их на берегу Вкры, оберштурмбаннфюрер.

- Вот так всё просто? - удивился Шенкендорф, который впервые побывал у абверовских «слухачей».

- Так точно! - рапортовал Шварценберг. Оберштурмбанфюрер побагровел:

- Тогда какого же чёрта? Всё гениально просто, а русская разведка до сих пор на свободе. Накрыть их в этой точке.

- Да, но, господин оберштурмбаннфюрер, накрывали. Но к тому времени они оказывались в другом месте.

- А расшифровка радиограмм?

- Мы обращались к лучшим специалистам рейха…

- И что же?

Майор Шварценберг лишь пожал плечами.

- Слушайте меня внимательно, майор - устало сказал эсэсовец.

- Пеленгаторы работают днём и ночью. Ввести режим полного радиомолчания, разговоры по телефону ограничить и пользоваться кодом.

Шенкендорф резко встал и обрушил кулак на стол: - Мы начинаем операцию «Черная нора».

Оберштурмбаннфюрер взялся лично за подготовку этой карательной операции. Уж он-то захлопнет русского «лиса» в этой норе.

Для проведения операции была создана специальная команда из шестидесяти восьми человек. Шенкендорф лично отбирал людей. В неё вошли самые верные сыны рейха. Костяк из ветеранов карательных операций против партизан в тылу группы армии «Центр». Почти все награждены «Железными крестами». Солдаты штурмовой группы - осуждённые браконьеры, охотники, контрабандисты. В команде много знающих русский и польский языки. В подкрепление - кинологи с собаками. Обязательно в намордниках, чтобы лаем раньше времени не выдали себя. Поведёт ягдкомманду (истребительная команда) опытный лесник, давний агент гестапо. Техническую поддержку осуществляют пеленгаторы радиодивизиона функабвера.

В октябре 1944 года на хуторе Залесский в бою с окружившими их карателями были убиты два советских разведчика. В ногу ранен командир группы. Но «лис» и в этот раз ускользнул из рук эсэсовцев.

Немцам стало известно, что в ходе преследования русские уничтожили в болоте свою радиостанцию «Север» и два комплекта батарей к ней. Но 5 октября фашистские пеленгаторы перехватили новую радиограмму. Как и прежние сообщения, им не удалось его расшифровать.

А разведчики докладывали: «Доктору». 05.11. Во время карательной операции 28.10 убит «Барс». «Гончар» тяжело ранен в предплечье. Вальтер Больц ранен в левую ногу... «Овод» и «Озон» находятся в болотах реки Вкра в районе Сельдынь. «Боцман».

В тот же день в Центре приняли ещё одну радиограмму.

«Доктору». 05.11. Преследуют каратели. Батареи и рация «Озона» утоплены в болоте. Я ранен, ходить не могу. «Овод».

И тем не менее разведгруппа, находясь в критическом положении, продолжала работать. В подтверждение этого их радиограммы.

«Доктору». 21.11. В Рыпине расквартирована дивизия «Герман Геринг» численностью 16000 человек. «Овод».

«Доктору». 21.11. Выброску груза на переданные сигналы прошу отменить. Преследуют каратели. «Овод» .

Содержания радиограмм фашисты не знали, но их передача из глубокого тыла 2-й Полевой армии приводила Шенкендорфа в ярость. В операцию «Чёрная нора» включались всё новые силы. Кольцо карателей сжималось вокруг безмерно уставших, раненых советских разведчиков. Не было еды, питья, батареи радиостанции на исходе. Ждать помощи неоткуда. Убит «Барс», ранены другие члены разведгруппы, но звезда «Овода» ещё светила. Он думал о будущей работе, о борьбе.

«Доктору». 08.12. Радиста могу поселить на квартиру в Быдгощи. Прошу радиста-мужчину любого возраста, желательно знающего немецкий или польский... Поспешите с выброской... «Овод» .

Это была последняя телеграмма майора военной разведки Геннадия Братчикова.

…Оберштурмбаннфюрер СС Шенкендорф утром возвратился из Берлина. Он заслушивал майора Шварценберга о ходе операции «Чёрная нора», а сам в мыслях был далеко от этих мест. Ему снова мерещился профиль шефа разведки Шелленберга и резкие слова: - Прекратить болтать. Мы пытаемся сохранить в тайне планы фюрера на Западном фронте, а в вашем районе, где сосредоточено четырнадцать дивизий резерва, уже год сидит этот русский разведчик... Оберштурмбаннфюрер как мог заверил Шелленберга. Теперь наступил его последний шанс.

- Ягдкоммандо охватывает район расположения русской разведгруппы, - слова майора с трудом доходили до сознания Шенкендорфа.

- Вооружение - пулемёты, автоматы, огнемёт, бесшумные винтовки, винтовки с оптикой... У всех на ногах плетённые «мокроступы», предназначены для преодоления болот в плавнях реки Вкры. Для перевозки кладки подготовлены лошади. Начало операции в двадцать три часа. Приняты все меры по предотвращению попыток прорыва разведчиков через наши порядки. База русских окружена стальным кольцом, оберштурмбаннфюрер.

Шенкендорф помолчал и отдал приказ: - Начинаём послезавтра, одиннадцатого декабря.

«Овод» и «Озон» превратили стог сена в шалаш. Стог находился на небольшом острове посреди реки Вкры. До ближайшего села километров десять. Пустынно, необитаемо. То, что и нужно разведчикам. «Овод» страдал от раны в ногу. Пытался сам достать пулю, не удалось, засела глубоко. Теперь «Озон» каждый день перевязывал командира. Наложив покрепче повязку, «Озон» достал радиостанцию, свой любимый «Северок», настроился на волну Москвы.

«...Вчера войска 3-го Украинского фронта в ходе наступательных боев вышли на южный берег озера Балатон...»

«Овод» тем временем изучал карту. Впереди лежала территория «старого рейха» - последний гитлеровский оплот. Меньше чем через три недели годовщина их рейда по тылам. Братчиков задумался: а ведь дата, что и говорить.

Хауптштурмфюрер СС, командир ягдкоммандо, отправил одно отделение на хутор Мысьлин, остальных людей бросил на окружение острова.

…«Овод» услышал автоматную дробь на хуторе и схватил пулемёт. Тут же раздался голос по усилителю: - Сдавайся, ты окружён.

Над островом взмыли осветительные ракеты. «Овод» ударил по камышам. Штурмовая группа бросилась в атаку.

Утром в Бежуни на главной площади лежало замёрзшее тело человека. По приказу немцев труп должен был лежать три дня. Но уже во вторую ночь кто-то унёс тело русского разведчика из-под носа полиции. Боевые товарищи, оставшиеся в живых, похоронили близ хутора Мысьлин в одной могиле майора Братчикова и капитана Чижова.

А наутро операторы радиодивизиона функабвера перехватили радиограмму.

«Доктору». В борьбе с карателями на хуторах Мысьлин и Вонтрубки погибли командир «Овод», «Озон»... Командование группой взял на себя, заместителем назначил «Оленя». Прошу утвердить. «Боцман».

Срок пребывания разведгруппы в тылах врага и объем проделанной работы - беспрецедентны. Радиоузел 1-го Белорусского фронта принял 690 донесений. Ни одна из радиограмм группы «Овин» не была расшифрована, хотя этим занимались лучшие специалисты вермахта.

Разведотдел штаба фронта сделал такое заключение о разведдеятельности группы «Овин»: «За время работы в тылу противника группа прошла большой путь от города Овруч до Вислы, и далее в западную часть Польши, где приходилось встречаться с большими трудностями. Несмотря на сложные условия работы, группа с поставленными задачами справлялась хорошо и своевременно обеспечивала командование фронта ценными разведданными о дислокации войск противника, перевозке живой силы и техники по железным и шоссейным дорогам».

…Несмотря на непрерывные преследования немцев и частые облавы, группа детально освещала положение войск противника в районе действия, перевозки по железным дорогам Торн-Серпц-Насельск, Бродница-Сериц-Полоцк. Установила гарнизон и военные объекты города Сериц, указав цели для бомбометания. Обнаружила прибытие дивизии «Герман Геринг»... Первой дала сведения, которые помогли вовремя засечь формирование новой группы армий...»

Такова по-своему уникальная история разведгруппы «Овин». Её командиру майору Братчикову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Болтунов М.Е. «Ахиллесова пята разведки» (Серия «Рассекреченные жизни»). – М.: ГЕЯ ИТЭРУМ, 1999, с. 187-196.

Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем (1955-2011)

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Люди легенд. Выпуск 2. М., 1966
 Навечно в сердце народном. 3-е изд., доп. и испр. Минск, 1984