Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Кухарев Фёдор Яковлевич

 
Кухарев Фёдор Яковлевич
18.03.1924 - 20.05.1946
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 15.08.1944 Медаль № 4353

    Памятники
  г. Добруш, на могиле


Кухарев Фёдор Яковлевич – командир диверсионной группы партизанского отряда имени И.В.Сталина Добрушской партизанской бригады.

Родился 18 марта 1924 года в деревне Антоновка ныне Добрушского района Гомельской области (Белоруссия) в семье крестьянина. Белорус. Окончил 8 классов школы в городе Добруш и ФЗУ. Работал в шахте на Донбассе.

Во время Великой Отечественной войны после оккупации Донбасса вернулся в Добруш. Организовал сбор оружия для партизан, распространял в Добруше и Гомеле листовки, проводил диверсии, лично взорвал 3 вражеских эшелона. В августе 1943 года возглавил диверсионную группу партизанского отряда имени И.В.Сталина Добрушской партизанской бригады. Летом и осенью участвовал в подрыве 24 вражеских эшелонов.

За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в тылу врага, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 августа 1944 года Кухареву Фёдору Яковлевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№4353).

После освобождения Добруша в октябре 1943 года работал в команде по разминированию города, затем секретарём комитета комсомола фабрики «Герой Труда».

Жил в городе Добруш Гомельской области. Погиб 20 мая 1946 года при обезвреживании снаряда времён войны. Похоронен в городе Добруш, рядом с братской могилой в парке им. Куйбышева.

Награждён орденом Ленина (1944), медалями. Мемориальные доски установлены в городском парке города Добруш Гомельской области и на здании школы №2, в которой учился Герой.

Из книги А.Д.Рудака «Экзамен на зрелость» (Минск, 1981):

Ранней весной 1943 года недалеко от Добруша слетел под откос следовавший к линии фронта вражеский эшелон с техникой. Более десяти вагонов и платформ превратились в груду искорёженного металла и обломков дерева. Здесь же валялись опрокинутые и поломанные автомашины, другая техника. Эта диверсия произвела на население окрестных деревень и города Добруш сильное впечатление, поскольку в этих местах такого ещё не случалось. Фашисты сбились с ног в поисках подрывников, но так и не нашли их.

Пуще прежнего взбесились фашисты, когда 9 мая 1943 года на этом же перегоне пошёл под откос второй эшелон, состоявший из классных вагонов, в которых ехали немецкие офицеры. Гитлеровцы собрали на площадь всё население Добруша. Прибывший комендант сказал что-то по-немецки, затем переводчик начал по-русски:

– Вот эти вещи – тапочки, картуз и шнур найдены на месте диверсии. Скажите, кому принадлежат они?

Толпа молчала.

Переводчик заговорил снова:

– Скажите, кому принадлежат эти вещи? Немецкое командование щедро наградит того, кто скажет, чьи они.

Много раз переводчик повторял эти слова, проходя вдоль рядов людей и показывая шнур, тапочки и картуз. Посулы щедрой награды не достигли цели. Тогда комендант пустил в ход угрозы. Но и они не подействовали. Никто из добрушан не опознал вещей. И на этот раз оккупантам не удалось найти смельчака, пустившего под откос эшелон.

Кто совершил эти две диверсии, на первых порах не знали и партизаны. Во время встречи с заместителем командира отряда имени И.В.Сталина Н.А.Михайлашевым руководитель Добрушского подполья Никанор Степанович Куликов подробно рассказал о деятельности патриотов, но ни одним словом не обмолвился о диверсиях. О них стало известно, когда во избежание ареста в отряд прибыла из города группа молодёжи.

Среди пришедших обращал на себя внимание широкоплечий, коренастый, лет восемнадцати парень. В беседе с Н.А.Михайлашевым назвался Фёдором Кухаревым. Его круглое юношеское лицо с чуть вздёрнутым носом и слегка припухшими губами было не по возрасту серьёзным. Говорил он медленно, обдумывая каждое слово, и лишь изредка на устах появлялась скупая улыбка. О себе он рассказал:

– Комсомолец, родом из Добруша. Незадолго до войны окончил школу ФЗО и работал в забое на шахте в Донбассе. Оказавшись на оккупированной территории, прибыл в Добруш, где и проживал. Установил связь с такими же, как я, ребятами и начал действовать.

Рассказывая о проделанной работе, Фёдор сообщил, что на его счету три подорванных вражеских эшелона, и назвал, где и когда они сброшены под откос. Интересно было узнать подробности подготовки и проведения самих диверсий, и Николай Афанасьевич Михайлашев задал вопрос:

– А как вам это удалось?

– Очень просто, – спокойно ответил Кухарев. – Я часто встречался с сыном Никанора Степановича Куликова – Толиком. Во время одной из таких встреч у нас возникла мысль сделать что-то солидное, и по мере того, как мы искали это солидное, появилась идея совершить диверсию на железной дороге. Достали взрывчатку и сделали мину. Втайне от отца Толи присмотрели место для диверсии, понаблюдали за поведением охраны. Ну, а потом пошли. Поставили мину, привязали к чеке взрывателя длинный шнур и стали ждать, Долго ждали. Но дождались. Когда подошёл эшелон, я потянул шнур на себя. Тут же взметнулось вверх пламя и произошёл взрыв. Всё стало трещать, валиться под откос. Мы убежали.

– Ты так рассказываешь, как будто бы всё прошло гладко, без приключений и переживаний, – сказал Михайлашев.

– Почему же, были приключения, волнения и переживания, – опять-таки спокойно ответил Кухарев. – В ожидании эшелона мы здорово промёрзли. Зуб на зуб не попадал. Волновались, всё время сверлила мысль: а сработает ли мина? Ведь делали мы её впервые. А когда произошёл взрыв, побежали в сторону от дороги и попали в глубокую лужу талой воды, промокли. В таком виде появляться в городе опасно. Решили зайти в лесную сторожку к знакомому человеку и там обсушиться. Мы не знали, что накануне фашисты арестовали всю семью лесника, и возле сторожки находилась засада. Нас фашисты начали преследовать и теснить к реке Ипуть. Другого выхода не было, и мы бросились в реку. Ледяная вода обжигала тело, быстрое течение несло в сторону и мешало выбраться на берег. Немцы стреляли, но не попали. А пока они нашли лодку, след наш простыл. В город прошли незамеченными, и это нас спасло.

Дальше Кухарев рассказывал, что после первой диверсии появилось желание пустить под откос ещё один эшелон, но не было взрывчатки. В лесу он нашёл большой артиллерийский снаряд, но даже для него он был тяжёлым. Где на плечах, а где волоком подтащил его ближе к железной дороге и спрятал в кустах. В ночь с восьмого на девятое мая выбрал удобное для подхода место, выкопал в полотне дороги яму, положил туда снаряд и засыпал балластом. Вместо взрывателя к снаряду привязал ручную гранату Ф-1 с запалом. К кольцу предохранительной чеки привязал шнур, замаскировал его, отошёл в кусты и залёг. В руках остался второй конец шнура. Было тепло, поэтому сбросил картуз и тапочки.

На этот раз шёл «фюрерский» эшелон с живой силой. Как потом рассказали, в нём возвращались из отпуска немецкие офицеры.

Только паровоз стал подходить к месту закладки снаряда, Кухарев рывком потянул на себя шнур. Как и в первый раз, вспыхнуло пламя, послышался взрыв, а за ним – треск вагонов, крики и стоны раненых. Началась ружейно-пулемётная стрельба. Кухарев вскочил и побежал. Поначалу казалось, что всё обошлось благополучно. Но когда, стоя в толпе добрушан, в руках переводчика увидел свой картуз, тапочки и шнур, второпях оставленные на месте диверсии, стало не по себе. Только здесь понял, какую большую совершил ошибку. Ведь картуз у него на голове видели многие. Ему казалось, что все глядят на него, и кто-то вот-вот скажет: «Да это же картуз Фёдора Кухарева!» Но добрушане не подвели. Никто не опознал его картуза.

– Третий эшелон я подорвал так, – после небольшой паузы говорил Фёдор. – Пошёл ночью на дорогу, выбрал место, заложил взрывчатку и стал ждать. Как только паровоз начал наезжать на мину, дёрнул за шнур. Паровоз и вагоны полетели под откос. Я ушёл благополучно. Вот и всё.

– А местность здесь ты хорошо знаешь? – поинтересовался Михайлашев.

– Да как же не знать, когда я здесь каждый клочок земли исходил, каждый кустик приметил.

Михайлашеву парень понравился: смелый, настойчивый, не по годам серьёзный, к тому же и думающий. Возникла идея направить Кухарева в группу подрывников. Но как отнесётся к этому он сам? И Николай Афанасьевич задал вопрос:

– Может, хочешь пойти в диверсионную группу?

Оставаясь верным самому себе, Федя, как всегда, немного подумал и, не выражая внешне своих чувств, спокойно ответил:

– Где прикажете, там и буду. Если доверяете работать в диверсионной группе, то буду и там.

Так Федя Кухарев стал партизаном-подрывником.

Несколько выходов на железную дорогу дали возможность узнать Федю лучше: вынослив, хорошо ориентируется на местности, нетороплив и очень расчётлив в своих действиях, внимателен, когда тяжело товарищам, всегда поможет. За эти качества и полюбили его партизаны, а командование назначило командиром диверсионной группы.

Двадцать четыре раза ходил на железную дорогу Фёдор Яковлевич Кухарев как рядовой партизан и командир группы, участвовал в подрыве или минировал сам полотно. Войну в тылу врага закончил, имея на своём счету 27 пущенных под откос вражеских эшелонов. Президиум Верховного Совета СССР присвоил ему звание Героя Советского Союза.

Фото и описание подвига Героя предоставлены
Владимиром Примаченко (город Днепропетровск).

Биография предоставлена А.А.Симоновым

    Источники
 Люди легенд. Выпуск 2. М., 1966
 Навечно в сердце народном. 3-е изд., доп. и испр. Минск, 1984