Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Индык Иван Степанович

 
Индык Иван Степанович
1917 - 27.03.1944
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 20.04.1945

    Памятники
  На могиле в г. Николаев


Индык Иван Степанович – стрелок 384-го отдельного батальона морской пехоты Одесской Военно-морской базы Черноморского флота, старшина 2-й статьи.

Родился в 1917 году в селе Витязевка ныне Бобринецкого района Кировоградской области Украины в семье крестьянина. Украинец. Образование начальное. Работал в колхозе.

В Военно-Морском Флоте с 1939 года. Служил на Черноморском флоте, на эскадренном миноносце «Бодрый».

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. В 1942 году переведён в морскую пехоту. Участвовал в оборонительном этапе битвы за Кавказ на Новороссийском и Туапсинском направлениях.

В мае 1943 года Индык был назначен в стрелковую роту 384-го батальона морской пехоты Черноморского флота. Осенью 1943 года участвовал в десантных операциях по освобождению приазовских городов Таганрога, Мариуполя и Осипенко (ныне Бердянск).

Во второй половине марта 1944 года войска 28-й армии начали бои по освобождению города Николаева. Чтобы облегчить фронтальный удар наступающих, было решено высадить в порт Николаев десант. Из состава 384-го отдельного батальона морской пехоты выделили группу десантников под командованием старшего лейтенанта Константина Ольшанского. В неё вошли 55 моряков, 2 связиста из штаба армии и 10 сапёров. Проводником пошёл местный рыбак Андреев. Одним из десантников был старшина 2-й статьи Индык.

Двое суток отряд вёл кровопролитные бои, отбил 18 ожесточённых атак противника, уничтожив при этом до 700 солдат и офицеров врага. Во время последней атаки фашисты применили танки-огнемёты и отравляющие вещества. Но ничто не смогло сломить сопротивление десантников, принудить их сложить оружие. Они с честью выполнили боевую задачу.

28 марта 1944 года советские войска освободили Николаев. Когда наступающие ворвались в порт, им предстала картина происшедшего здесь побоища: разрушенные снарядами обгорелые здания, более 700 трупов фашистских солдат и офицеров валялись кругом, смрадно чадило пожарище. Из развалин конторы порта вышло 6 уцелевших, едва державшихся на ногах десантников, ещё 2-х отправили в госпиталь. В развалинах конторы нашли ещё четверых живых десантников, которые не могли подняться: они умирали. Геройски пали все офицеры, все старшины, сержанты и многие краснофлотцы. Погиб и старшина 2-й статьи И.С.Индык.

Похоронен в братской могиле в городе Николаев в сквере 68-ми десантников.

Весть об их подвиге разнеслась по всей армии, по всей стране. Верховный Главнокомандующий приказал всех участников десанта представить к званию Героя Советского Союза.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 апреля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство старшине 2-й статьи Ивану Степановичу Индыку было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Награждён орденом Ленина.

В Николаеве в сквере имени 68-ми десантников установлен памятник. В посёлке Октябрьском на берегу Бугского лимана, откуда уходили на задание десантники, установлена мемориальная гранитная глыба с памятной надписью.

Десантник из числа 68-ми Героев.

В ночь на 26 марта 1944 года в районе посёлка Богоявленского (ныне посёлок Октябрьский) отряд погрузился на 7 лодок и прошёл 15 километров вверх по Южному Бугу, оба берега которого были в руках врагов. На рассвете он высадился в порту города Николаева. Отряду была поставлена задача: скрытно высадившись в тылу, нарушить коммуникации, посеять панику, сорвать намеченный на 26 марта угон мирного населения в фашистское рабство, нанести удар по немецкой обороне с тыла и содействовать наступающим советским частям в освобождении города.

Высадившись на берег, Индык в числе 8-и бойцов был послан в разведку портовых сооружений. Бесшумно сняв 3-х вражеских часовых, десантники заняли круговую оборону в двухэтажном здании конторы элеватора (44 десантника), находящемся восточнее конторы деревянном домике (10 десантников) и каменном цементном сарае (9 десантников). Один матрос устроился в небольшом сарайчике. Вооружённые противотанковым ружьём и пулемётом в 30-и метрах юго-восточнее конторы, залегли на железнодорожной насыпи перед забором ещё 4 матроса. В главный опорный пункт превратили здание конторы элеватора. Индык занял позицию в деревянном домике. Командиром этого «гарнизона» стал старшина 1-й статьи Лисицын. В его группу входили кроме Индыка ещё 3 матроса и 5 сапёров (фамилии их неизвестны), которые заблаговременно обследовали территорию и установили отсутствие мин.

На рассвете гитлеровцы обнаружили десантников. Первую немногочисленную группу фашистов уничтожили бойцы цементного сарая под командованием старшины 2-й статьи Бочковича. Во второй атаке гитлеровцы, думая, что небольшая группа подпольщиков засела только в цементном сарае, решили обойти его с тыла. Но здесь их встретили меткими очередями бойцы Лисицына. Старшина Индык вёл огонь из автомата. Тогда фашисты бросились к железной дороге, и опять их постигла неудача. 4 десантника, окопавшиеся у железнодорожной насыпи, без промаха разили мечущихся в панике врагов. Немногим, оставшимся в живых, фашистам удалось, укрыться за домами. Стрельба прекратилась. Наши главные силы, находившиеся в конторе, в бой пока не вступали.

Подтянув в район боя до полка пехоты с танками, миномётами и артиллерией, гитлеровцы в середине дня предприняли очередную попытку сломить сопротивление десанта. Фашисты начали методично обстреливать из пушек и миномётов постройки, где засели десантники. От рушившихся стен они получали ушибы, но продолжали вести огонь по наступающему врагу. В бой вступили все группы десанта. Во время 4-й атаки из-за железнодорожного полотна открыли огонь крупнокалиберные пулемёты: немцы начали бить по домику, в котором находились Индык с товарищами. Настойчиво продвигались вперед и вражеские автоматчики. Чтобы помочь товарищам, десантники цементного сарая, как могли, отвлекали фашистов на себя. В этом бою погиб пулемётчик Прокофьев, а матрос Хакимов из противотанкового ружья уничтожил один пулемёт и подбил один фашистский танк.

Перед 5-й атакой фашисты подтянули шестиствольные миномёты и применили термитные снаряды. Они подожгли деревянный домик – «гарнизон» Лисицына. От осколочных ранений и пулемётных очередей погибли 3 сапёра. Остальные почти все были ранены. Но из объятого пламенем, разрушенного здания продолжал бить пулемёт Макеёнка, раздавались автоматные и винтовочные выстрелы Индыка и товарищей.

Затем фашисты предприняли 6-ю «психическую» атаку, перед которой изрядно набрались шнапсу и шли напропалую, перешагивая через замертво падающих «собратьев». Но и она была отбита. Пожар в деревянном домике усиливался. Два сапёра боролись с языками пламени. Индык и ещё 4 моряка метко били по фашистам.

Вечером 26 марта во время 7-й атаки на дорогу выползли танки и начали расстреливать горящий деревянный домик. И он не выдержал – рухнул. От разрывов снарядов и под обломками домика погибли старшина Макеёнок, матросы Артёмов, Мамедов и 2 сапёра. Чудом уцелевшему Лисицыну удалось откопать только еле живого старшину Индыка, и они перебрались в здание конторы элеватора.

Утром 27 марта 1944 года в порт подошёл ещё один батальон противника, сопровождаемый несколькими танками, пушками и шестиствольными миномётами. В упор, прямой наводкой били они по бастионам десантников, поливали разрушенные стены из огнемётов. От прямого попадания артиллерийского снаряда на куски разнесло рацию. Связь с «Большой землёй» была утеряна. Командир десанта с пакетом отправил через линию фронта разведчика, который, подорвавшись на мине и лишившись ступни ноги, дополз до своих и передал донесение. Индык, за ночь придя в себя, занял оборону в одной из комнат 1-го этажа здания конторы.

Гитлеровцы многократно пытались пробиться к основной группе нашего десанта, но враг не мог пройти через маленькие «гарнизоны», расположенные в тридцати-пятидесяти метрах вокруг конторы. Когда у забора на железнодорожной насыпи погибли 2 десантника, в 2 других, получив ранения, отошли в контору, повалив забор, немцы устремились к конторе. Индык из автомата метко разил врага. В одной из утренних атак он был в очередной раз ранен, но не покинул своего боевого места.

Фашисты усилили артиллерийский и миномётный огонь. Враг стрелял по окнам и проломам. В комнатах было невыносимо жарко. Казалось, фашисты поставили перед собой задачу - сравнять с землей двухэтажное здание, сжечь его защитников. Моряки задыхались от едкого, удушливого дыма. Им приходилось не только отбиваться от врага, но ещё и вести борьбу с огнём, который возникал то в одной, то в другой комнате. Люди гибли от пуль, осколков снарядов и мин, от камней, то и дело отскакивавших от стен. И как бы ни было тяжело, никто не помышлял о сдаче на милость врага. Десантники стояли насмерть.

Ко второй половине дня 27 марта практически все, оставшиеся в живых, были ранены. Фашисты ворвались в здание конторы, и там возникла рукопашная схватка. Все фашисты были уничтожены. Но в этой схватке старшина 2-й статьи Индык получил 4-е ранение и через час умер в подвале, не приходя в сознание.

Биография предоставлена Валерием Воробьевым (1964-2013)

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Жигалов И.М. Флотская доблесть. М., 1983
 Медведев Н.Я. Нас было 68. М., 1966
 Морская доблесть. М., 1982.
 Цыганов В.И. От "Меча" и погибнет! Николаев, 2011.