Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Webalta

Якубовский Иван Игнатьевич

 
Якубовский Иван Игнатьевич
07.01.1912 - 30.11.1976
Дважды Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 10.01.1944 Медаль № 2093
2. 23.09.1944 Медаль № 4657

    Памятники
  Плита на Красной площади в Москве
  Мемориальная доска в Киеве
  Бюст в Минске
  Бюст в Минске (фрагмент)
  Аннотационная доска в Минске
  Памятный знак в Фастове
  Мемориальная доска в Боровке
  Аннотационная доска в Киеве


Якубовский Иван Игнатьевич – командир отдельной 91-й танковой бригады 1-го Украинского фронта, полковник; заместитель командира 6-го гвардейского танкового корпуса 1-го Украинского фронта, полковник.

Родился 25 декабря 1911 (7 января 1912) года в деревне Зайцево ныне Горецкого района Могилевской области (Белоруссия) в крестьянской семье. Белорус. После окончания семилетней школы участвовал в создании колхозов, работал разнорабочим на кирпичном заводе. В 1930-1932 годах учился в Оршанском педагогическом техникуме. Работал учителем сельской школы.

В Красной Армии с 1932 года. В 1932-1934 годах – курсант Объединённой Белорусской военной школы (по специальному партийному набору). С декабря 1934 по июнь 1935 года – командир взвода 27-го артиллерийского полка 27-й Омской стрелковой дивизии, командир миномётной батареи. В июне-декабре 1935 года – учился на Ленинградских бронетанковых курсах усовершенствования командного состава. Служил в танковых войсках. С декабря 1935 по декабрь 1937 года - командир танкового взвода 16-й танковой бригады Белорусского военного округа; с декабря 1937 по апрель 1940 года – командир танковой роты. Член ВКП(б)/КПСС с 1937 года.

Участвовал в военных операциях в Западной Белоруссии 1939 года и в боях на Карельском перешейке во время советско-финляндской войны 1939-1940 годов (командир танковой роты 22-го легкотанкового полка). В апреле-июне 1940 года – старший адъютант танкового батальона. С июня 1940 по апрель 1941 года – преподаватель авто-бронетанкового дела в Пуховичском пехотном училище. В апреле-июле 1941 года – командир танкового батальона 26-й танковой дивизии.

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. В июле-сентябре 1941 года – командир танкового полка 121-й бригады 3-й армии Западного фронта (Орловское направление). В сентябре-декабре 1941 года – в резерве, затем в январе-марте 1942 года – заместитель командира танковой бригады; с марта 1942 по июнь 1944 года – командир отдельной 91-й танковой бригады на 1-м Украинском фронте.

Части под его командованием сражались на Западном, Южном, Юго-Западном, Сталинградском, Донском, Брянском, Центральном, Воронежском и 1-м Украинском фронтах. Участник Московской битвы, Донбасской наступательной операции, боёв за Минск и Могилёв, Сталинградской и Курской битв, битвы за Днепр, Киевской (3-13 ноября 1943 года), Житомирско-Бердичесвской (24 декабря 1943-14 января 1944 года), Проскуровско-Черновицкой (4 марта-17 апреля 1944 года) наступательных операций.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года за умелое руководство воинскими соединениями и проявленные при этом личное мужество и героизм, полковнику Якубовскому Ивану Игнатьевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

С июня 1944 по апрель 1945 года – заместитель командира 6-го гвардейского танкового корпуса. Умело организовал бой за Перемышль, форсирование реки Вислы и захват Сандомирского плацдарма (Львовско-Сандомирская наступательная операция (13 июля-29 августа 1944 года). Участник освобождения Правобережной Украины и Польши, Сандомиро-Силезской (13 января-3 февраля 1945 года) и Верхнее-Силезской наступательных операций (15-31 марта 1945 года).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1944 года за умелое руководство воинскими соединениями и проявленные при этом личное мужество и героизм, полковник Якубовский Иван Игнатьевич удостоен второй медали «Золотая Звезда».

В апреле-августе 1945 года – заместитель командира 7-го гвардейского танкового корпуса. Участвовал в Берлинской и Пражской операциях.

После войны продолжал службу в Советской Армии: с августа 1945 по февраль 1946 года – исполняющий обязанности заместителя командира танковой дивизии в Центральной группе войск, затем убыл на учёбу.

В 1948 году окончил Высшую военную академию имени К.Е. Ворошилова. С марта 1948 года - командир 2-й гвардейской отдельной танковой дивизии в Ленинградском военном округе. С марта 1949 года - командир 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии в Московском военном округе; с апреля 1952 года – командующий бронетанковыми и механизированными войсками Прикарпатского военного округа; с 1953 года – командующий 1-й гвардейской механизированной армией в Группе советских войск в Германии; в апреле-июне 1957 года – командующий 1-й гвардейской танковой армией там же.

С июля 1957 по апрель 1960 года и с августа 1961 по апрель 1962 года – первый заместитель главнокомандующего Группы советских войск в Германии (ГСВГ); с 14 апреля 1960 по 9 августа 1961 года и с 18 апреля 1962 по 26 января 1965 года - главнокомандующий ГСВГ. С января 1965 по апрель 1967 года – командующий войсками Киевского военного округа.

С 12 апреля по июль 1967 года – первый заместитель Министра обороны СССР; с июля 1967 по ноябрь 1976 года – первый заместитель Министра обороны СССР – главнокомандующий Объединенными вооруженными силами государств – участников Варшавского Договора. Внёс значительный вклад в повышение их боеспособности и боеготовности.

Член ЦК КПСС в 1961-1976 годах. Депутат Верховного Совета СССР 6-9-го созывов (в 1962-1976 годах), Верховного Совета РСФСР 2, 4 и 5-го созывов (1947-1951, 1955-1963).

Автор статей, в том числе «В суровом сорок первом», «Ничто не забыто», «За Днепр седой, за отчий дом», «Советские танкисты в боях за Родину» и других.

Жил в Москве. Умер 30 ноября 1976 года. Похоронен на Красной площади в Москве. Урна с его прахом в Кремлёвской стене (левая сторона).

Воинские звания:
лейтенант (1936);
старший лейтенант (1939);
капитан (23.12.1940);
майор (декабрь 1941);
подполковник (27.03.1942);
полковник (30.11.1942);
генерал-майор танковых войск (20.04.1945);
генерал-лейтенант танковых войск (3.08.1953);
генерал-полковник (18.02.1958);
генерал армии (27.04.1962);
Маршал Советского Союза (12.04.1967).

Награждён 4 орденами Ленина (10.01.1944, 6.01.1962, 22.02.1968, 6.01.1972), 4 орденами Красного Знамени (21.07.1942, 14.02.1943, 30.08.1944, 21.08.1953), 2 орденами Суворова 2-й степени (6.04.1945, 31.05.1945), орденами Отечественной войны 1-й степени (21.08.1943), Красной Звезды (6.11.1947), «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени (30.04.1975), Почётным оружием (22.02.1968), 13 медалями СССР (в том числе «За боевые заслуги» (3.11.1944), «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За освоение целинных земель» и юбилейными медалями).

Награждён многочисленными иностранными наградами: Герой Чехословацкой Социалистической Республики (30.04.1970), двумя орденами Сухэ-Батора (Монголия, 23.02.1968, 6.07.1971) и 4 медалями МНР; орденами Карла Маркса (ГДР, 1970), «За заслуги перед Отечеством» в золоте (22.01.1965) и 2 медалями ГДР; орденами Клемента Готвальда (Чехословакия, 30.04.1970), «Военный Крест 1939-1945» (Чехословакия, 1947) и 3 медалями ЧССР, в том числе Дукельская памятная медаль (1959); звездой и знаком ордена Возрождения Польши 2-го класса (Польша, 23.02.1968), орденом Возрождения Польши 3-го класса (Польша, 1973), орденом «Крест Грюнвальда» 3-й степени (Польша, 1946), 2 медалями и почётным знаком Польши; орденом «Звезда Румынии» 1-й степени (Румыния, 1969), орденом «23 августа» 1-й степени (Румыния, 1974), медалью Румынии; двумя орденами «Народная Республика Болгария» 1-й степени (22.02.1968, 1974) и 5 медалями Болгарии; орденом Знамени Венгерской Народной Республики с алмазами (1970).

Бронзовые бюсты Героя установлены в Минске и городе Горки Могилёвской области (Белоруссия), мемориальная доска – на здании штаба Киевского военного округа. Его именем названы улицы во многих городах России и стран СНГ. В Минске на улице, носящей его имя, установлена мемориальная доска. Имя маршала И.И.Якубовского было присвоено Киевскому высшему танковому инженерному училищу.

Сочинения:
Боевое содружество М., 1971;
Земля в огне. М., 1975;
За прочный мир на земле. М., 1975 и др.


Биография дополнена Александром Семённиковым

ЧАСОВЫЕ СТОЯТ НА ПОСТУ

За два года до первой мировой войны в семье белорусского крестьянина Игната Леоновича Якубовского родился сын Иван. Ничем не примечательно было рождение еще одного, шестого ребенка в низенькой четырехстенной избе, самолично срубленной и покрытой соломой его отцом, бессменным пастухом села Зайцеве Горецкого уезда на Могилевщине.

Мать, Акулина Андреевна, скончалась в семнадцатом. Домашние заботы о большой крестьянской семье легли на плечи жены старшего сына, Никиты, Агафьи Захаровны, положившей немало бескорыстного труда для воспитания детей.

Если глянуть вперед, невозможно обойти молчанием двух братьев Якубовского - рядового Александра, погибшего в боях в сорок первом, и Кирилла, комиссара полка, павшего в сорок втором в боях под Ржевом. В 1944 году за связь с партизанами гитлеровцы расстреляли Агафью Захаровну вместе с двадцатилетней дочерью Аксиньей. Четыре трагические смерти только на одну семью простых белорусских крестьян!

Первый класс школы совпал для младшего сына семьи Якубовских с первым мирным годом после гражданской войны. Осенью в холстинной рубахе, в лаптях, с букварем мальчик отправляется в школу. 10 километров каждый день в один конец с краюхой ржаного хлеба, в любую погоду...

Семь классов закончены. Семья еле-еле перебивается с хлеба на квас. Отец поговаривает: "Не пора ли кончать, Ваня?"

В тридцатом село стало колхозным.. В 17 лет комсомолец Иван Якубовский избирается секретарем кустовой ячейки Макарьевского сельсовета.

Не сразу становилась колхозная жизнь. Но год за годом она улучшалась. Молодежь потянулась к учебе. У большинства крестьян кожаных сапог не было. Обувка добывалась в лесу. Из лыка плели лапти, которые называли слипами. В такой обуви пришел в уездный город Горки Иван Якубовский и сдал документы в старейшую белорусскую сельскохозяйственную академию.

- Не удалось мне выучиться на агронома, и не потому, что я не мог бы сдать приемные испытания,- вспоминает маршал,- хорошо прошел я по физике и химии, и, возможно, все было бы по-другому, да подоспели другие дела. Жизнь была трудная. Пришлось пойти работать на кирпичный завод. Позже райком комсомола послал меня на учебу в Оршу, в педагогический техникум, и я готовился стать учителем. Прошло два года. Меня, в то время кандидата партии, вызвали в райком и сообщили волнующую весть о том, что посылают в армию, что есть решение об укреплении армейских рядов партийными командирскими кадрами. Прошел отборочную и медицинскую комиссии, а на мандатную поехал в Минск. Можете представить мое изумление, когда я неожиданно увидел за столом комиссии героя гражданской войны С. К. Тимошенко. Ну, думаю, если сам Тимошенко приехал, значит, важное дело. Приподнятое настроение сменилось сомнением - вдруг не подойду. Однако подошел. На комиссии мне сказали, что педтехникум придется оставить и пойти по дороге Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Якубовского зачисляют в Объединенную Белорусскую военную школу имени М.И. Калинина. Добросовестно, упорно овладевает он первоначальными знаниями военной профессии. Молодой курсант становится приметен даже внешне - у него прекрасная выправка, высокий рост, гибкое тело мускулисто и стройно. Его считают лучшим спортсменом.

Как выпускнику, с отличием окончившему школу, Якубовскому было предоставлено право выбора места службы. Место могло быть любым, а вот род войск он назвал артиллерию.

Молодой командир приезжает в 27-й артиллерийский полк, входивший в состав 27-й Омской Краснознаменной имени Итальянского пролетариата дивизии, дислоцированной в Витебске, которой командовал известный военачальник, кавалер четырех орденов Красного Знамени С.С. Вострецов, а затем К.П. Подлас. Руководство дивизии учитывает достоинства выпускника-отличника, изложенные в характеристике, и назначает его командиром учебного взвода. У него в подчинении 35 человек. На вооружении - четыре 122-мм гаубицы. Командир дивизиона Кабатчиков дает отличный отзыв молодому комвзвода, отмечает прочные знания, требовательность и к самому себе, и к бойцам и его педагогическую жилку. Вскоре взвод выходит на первое место в полку и дивизии.

Якубовского направляют на Ленинградские Высшие Краснознаменные бронетанковые курсы усовершенствования командиров РККА.

За семь напряженных месяцев он овладевает мастерством вождения танка, искусством стрельбы и управления танковыми подразделениями.

В 23 года в 16-й легкотанковой бригаде Якубовский командует танковым взводом, а затем ротой учебно-танкового батальона. Отныне его страстью, его заботой, радостью и горем, его жилищем становится тесная коробка боевой машины.

В тревожное время шло становление будущего маршала. Вооруженный конфликт с Финляндией. Жестокая зима, снегопады. Якубовский командует танковой ротой. Он расширяет свой командирский кругозор.

А потом пришел день 22 июня 1941 года. Иван Якубовский - командир танкового батальона, затем танкового полка 26-й танковой дивизии. Тяжелые бои за Минск, Могилев на Западном фронте. Он проявляет личную храбрость и инициативу. Позднее в должности командира полка и заместителя командира 121-й танковой бригады участвует в боях на Брянском и Южном фронтах. Защищает Москву.

Совершенствуются командирские качества И.И. Якубовского: разумная храбрость, военная хитрость, сноровка, способность быстро решать в сложной обстановке боевые задачи.

Весной 1942 года Иван Игнатьевич назначается командиром 91-й отдельной танковой бригады, которая начинает формироваться в марте. 20 июня направляется на Юго-Западный фронт. Там резко ухудшилось положение, и наши войска, утомленные боями, вынуждены были отходить.

Бригада перебрасывается в Волоконовку. Ей было приказано занять оборону и прикрывать 169-ю стрелковую дивизию 28-й армии, отходившую на восточный берег Оскола.

Обеспечивая отход стрелковых частей, бригада вела бой с открытыми флангами, так как соседей рядом не оказалось, что весьма усугубляло положение. На узком участке танкисты сдерживали натиск гитлеровской дивизии, постоянно подвергаясь ударам вражеских бомбардировщиков.

1 июля противник провел мощную бомбежку с пикирования и под штормовым накатом артиллерийского огня осуществил комбинированную атаку пехоты и танков. Но вражеские машины наткнулись на минное поле, заложенное ночью мотострелками, повернули и подставили свои борта под прицельный огонь наших противотанковых пушек и бронебойщиков. Советские бойцы не дрогнули, подпустили машины врага поближе и с пользой применили свое оружие. Танки горели. Гитлеровцы вызвали авиацию и продолжали атаки.

Подоспело испытание твердости духа. Мужественно сражалась молодая бригада, не сделав ни шагу назад. Батареи дрались до последнего снаряда, мотострелки бросались в рукопашную. Были моменты, когда танки противника доходили до командного пункта.

Итог первого боя - кровью заполненный паспорт соединения. В последующие схватки с врагом бригада шла, окрыленная трудными первыми успехами, верившая в свои силы. Но все больше мужества требовалось для борьбы с захватчиками.

Скорбные вести доходили на клочках бумаги и по проводам полевой связи. К концу дня почти полностью погибли все боевые расчеты противотанковых пушек. Был убит командир батареи лейтенант Тимофей Михайлович Слабожанинов и почти все подчиненные ему командиры. Наполовину поредел мотострелково-пулеметный батальон. Пал смертью храбрых его комиссар политрук Владимир Петрович Царьков, тяжело ранен комбат майор Савва Павлович Каталкин.

Такой бой могли выдержать люди, скрепленные не только одной дисциплиной. Многие, впервые увидевшие лицом к лицу врага, бледневшие при первых бомбах, стали героями. Командир бригады проявлял сильную волю, хладнокровие, умение и опыт. Он доверял бойцам не меньше, чем они доверяли ему. Беспрекословно выполнялись все его команды. Все знали: комбриг вместе с ними, рядом командует, значит, верит в победу.

Дружба в первом бою скрепляет до гроба. Первые павшие твои товарищи - это то, что пронзительно остро хватает за сердце, и даже потом череда лет не притупляет чувство потери. Весь длинный июльский день бригада истекала кровью. И когда сгустились сумерки и вражеские атаки завяли, Якубовский принял решение переправиться на восточный берег Оскола и укрепиться на нем.

Прикрывал отход основных сил бригады 345-й танковый батальон капитана Я.А. Хоменко. Майору Г.Н. Ильчуну со своим 344-м танковым батальоном и зенитками было приказано переправиться через Оскол и с восточного берега огнем помогать выходу ядра бригады.

Отход бригады по балке длиной в четыре километра прошел скрытно и, казалось, удачно, но... авангардные танки Ильчука не нашли моста, его уже взорвали. Надо было искать брод, а боевая разведка противника просочилась к переправе. Машины втягивались в заросли приречного лозняка. Противотанковая мина взорвалась под левым задним скатом автомобиля. Якубовский был контужен, получил первую помощь и всю ночь с 1 на 2 июля руководил переправой, пока батальон Хоменко дрался с противником, рвавшимся к реке. Бригадами арьергардный батальон Хоменко закончили переправу только на рассвете. Последним на лодке переплыл реку комбриг.

Волоконовский бой сплотил бригаду. 30 танков, 50 автомашин, полторы тысячи солдат оставил противник на поле брани всего за один день. Из необстрелянных бойцов выросли мужественные воины. Кое у кого, совсем молодых, засверкали белые нити в чупринах и резче очертились рты. И сам командир стал другим: исчезла округлость щек, углубились глаза. Таким его запомнили у Оскола.

Это были тяжелые сражения наших войск с врагом на дальних подступах к Сталинграду. Началась величайшая битва в междуречье Волги и Дона, равной которой не знала мировая история. Напряженность вооруженной борьбы возрастала с каждым днем. Центром ее стал Сталинград. Сражаясь под девизом "За Волгой для нас земли нет!", советские войска отбили ожесточенный натиск врага и нанесли всесокрушающий ответный удар. Силами трех фронтов - Юго-Западного, Донского и Сталинградского 330-тысячная группировка Паулюса и Готта была окружена и разгромлена.

Достойный вклад в разгром фашистских захватчиков в битве у стен волжской твердыни внесла и 91-я отдельная танковая бригада, которая сражалась здесь более четырех месяцев. Боевая летопись бригады пополнилась именами многих ее славных питомцев. Сотни солдат, сержантов и офицеров были отмечены высокими правительственными наградами. Танкисты лейтенант А.Ф. Наумов, старшина П.М. Смирнов, младшие сержанты П.М. Нарицын и Н.А. Вялых, уничтожившие только за один день 21 января 1943 года 15 пулеметных гнезд, 5 землянок с боеприпасами и до 120 солдат и офицеров противника и погибшие в подожженном танке, были удостоены за подвиг высокого звания Героя Советского Союза посмертно.

О самом комбриге командарм 65-й генерал П.И. Батов в книге "В походах и боях" отзывался так: "Иван Игнатьевич; Якубовский... в те памятные дни был молодым офицером, очень скромным, он больше прислушивался к другим, чем говорил сам, и отличался исключительной исполнительностью. Подчиненные любили его за партийную прямоту. Свою грозную технику он знал отлично и вскоре приобрел на Донском фронте популярность..."

Весной 1943 года 91-я отдельная танковая бригада вошла в 3-ю гвардейскую танковую армию генерала П.С. Рыбалко, которая стяжала себе славу во многих операциях войны. А зарождалась эта слава в летнем наступлении на Курской дуге. Соединения 3-й гвардейской танковой армии сыграли большую роль в борьбе с противником на Орловском направлении. Они активно содействовали войскам Брянского и Центрального фронтов в разгроме мценской, кромской и орловской группировок врага. 91-я отдельная танковая бригада не раз получала ответственные боевые задачи и с честью их выполняла.

Курская битва переросла в грандиозное стратегическое наступление советских войск. Началось освобождение Левобережной Украины. Стремительный многосуточный марш своим ходом - и передовые соединения Рыбалко форсировали Днепр плечом к плечу с храбрецами общевойсковых армий.

Южнее Киева, против Великого Букрина, возник плацдарм. Войска сходились в яростных атаках. Гитлеровцы сжимали подкову опасного для них плацдарма, не щадя людей, не жалея металла.

Бригада Якубовского на плацдарме - частица большого и единого целого.

Генерал-фельдмаршал Манштейн познал советских танкистов и под Сталинградом, и на Курской дуге. Теперь они нацелились на Киев. Манштейн рассуждал так: советский Верховный не посылает танковую гвардию на второстепенные участки. Удар по Киеву будет отсюда, только отсюда! Манштейн перебрасывает к Великому Букрину свои главные силы: 24-й и 48-й танковые корпуса, пять пехотных дивизий, артиллерию, свежую танковую дивизию эсэсовцев "Райх".

Букринский плацдарм удерживается двумя армиями - 27-й под командованием С.Г. Трофименко и 40-й - Ф.Ф. Жмаченко. Танковая армия П.С. Рыбалко тайно от противника снимается с плацдарма вместе с 7-м артиллерийским корпусом прорыва и устремляется к Лютежу, где намечено главное направление удара по киевской группировке. Противник не сумел разгадать гибкой стратегической мысли советского командования и по-прежнему бросал резервы к Букрину.

Лютеж! Отсюда решено нанести массированный удар с целью освобождения Киева и разгрома заднепровской группировки. Никогда не забыть Ивану Игнатьевичу встречу с командующим фронтом генералом армии Н.Ф. Ватутиным на Десне в ночь на 29 октября в районе Свиноеды, где сосредоточилась не только 91-я отдельная танковая бригада, но и многие другие соединения и части. Предстояла переправа через Десну и Днепр. Здесь должна быть строжайшая дисциплина.

- Я поручаю под вашу личную ответственность большой участок сосредоточения соединений, частей, боевой техники,- сказал Н.Ф. Ватутин.- Строжайшая маскировка, чтобы противник не сумел разведать район...- и, изучающе вглядевшись в молодого полковника, добавил: - Введите такую же дисциплину маскировки, какую ввели в своей бригаде, и этого вполне хватит. Нам удалось обмануть немцев, давайте доведем успех до конца.

Гитлеровцы не смогли проникнуть в тайну Н.Ф. Ватутина о броске на Лютеж. Ничто не просочилось к ним.

Вечером 2 ноября наши танки зашевелились. По заранее наведенным мостам армия переправилась через две реки. Танковая бригада И.И. Якубовского, открывшая ночной марш, спряталась в лесу южнее Лютежа.

Освобождение Киева, как известно, заняло всего трое суток, с 3 по 6 ноября. Это была блестящая операция, проведенная в стремительном темпе, неожиданная, массированная, не разгаданная противником, несмотря на крупное сосредоточение советских войск. 3-я гвардейская танковая армия решительными действиями перерезала пути отхода противнику на запад, создала угрозу его окружения в районе Киева. Танковые соединения стремительно развивали наступления на юг - на Васильков и Фастов.

Фастов - крупный железнодорожный узел, как бы центр коммуникационных нервов. Простого взгляда на карту достаточно, чтобы понять его значение.

И. И. Якубовский зарекомендовал себя беззаветно отважным и, кроме того,- что не менее важно - вдумчивым, инициативным и организованным офицером. Одиннадцатый год он принадлежал к боевому строю, выработал свой ритм поведения: чем опаснее обстановка, тем он спокойнее и увереннее. Не каждому так удается. У него сильная воля, но, требуя от подчиненных, он никогда не покушается на их личное достоинство. Он верит бойцам и офицерам и разумно бережет их, и ему отвечают суровой солдатской любовью.

К тому времени, а ведь шел уже третий год войны, у Якубовского сложился и свой индивидуальный "почерк": за ним укрепилась слава мастера дерзких танковых рейдов. В маневренной войне Якубовский смог развернуть свои недюжинные способности. Танковые соединения, которыми он командовал, не раз были использованы как сокрушительный стальной клин, рассекающий тыл противника, раздвигающий путь для последующих броневых валов танкового потока.

Передовой отряд устремляется на Фастов. "Юнкерсы" успели разнюхать след. Солнечный, безоблачный день при первом хрустком морозце - погода, надо сказать, никудышная для маскировки. Все больше "юнкерсов", гуще грозди бомб, которые летят мимо цели благодаря плотному огню подвижных зенитных средств колонны. Сломаны заслоны у рек Ирпень и Бобрицы, на рубеже Белгородки, Заборья и Кожуховки. Танки Якубовского рассекли вражескую оборону и с ходу расстреливают отступающие части.

В полдень бригада с марша жестко прочесала село Плесецкое и открыла прямой путь к Фастову. Погода круто изменилась. Шквалистый, студеный ветер нагнал тяжелые, низкие тучи, хлынул дождь. Если раньше под траками хрустело, теперь кипело. Темп марша немного замедлился, и только к шести часам вечера, в темноте, авангардный батальон капитана-Гусева достиг восточной окраины города и был встречен плотным огнем поставленных на прямую наводку зенитных орудий.

Лезть напролом бессмысленно.

Приказ был - взять Фастов! Оставалось решить - как? Якубовский направляет мотострелковый батальон майора Хадыр Гасан-оглы Мустафаева, танковый батальон капитана П.В. Луста, роту противотанковых ружей и самоходки для удара стыла. А капитан Гусев со своим 345-м батальоном активно демонстрирует удар с фронта.

Предпраздничная фастовская ночь досталась нелегко. Полна тревог, неясностей, как бывает всегда в бою. А ведь в городе сосредоточена зенитная дивизия, которая в системе вражеской ПВО прикрывала подступы к Киеву, до полка пехоты с двумя десятками танков и штурмовых орудий.

Тайный охват удался. Западная окраина окрасилась заревом боя. Это батальоны Мустафаева и Лусты ворвались в город. Звуки переместились к центру. Комбриг выделяет из общей гаммы мажорные аккорды орудий любезных его сердцу "тридцатьчетверок". Здесь, по фронту, гаснут зенитки, их было, не меньше шестидесяти, теперь многие умолкли.

Бывший член Военного совета 1-го Украинского фронта генерал К.В. Крайнюков в своей книге "От Днепра до Вислы" так характеризует действия комбрига И.И. Якубовского в тот период: "91-я отдельная танковая бригада, возглавляемая энергичным и мужественным полковником И.И. Якубовским, к 18 часам 6 ноября достигла Фастова, являвшегося крупным узлом железных дорог и важным опорным пунктом обороны противника, и ворвалась на окраину города. О полковнике Иване Игнатьевиче Якубовском, ныне Маршале Советского Союза и первом заместителе министра обороны СССР, уже тогда шла молва как о бесстрашном искусном командире".

Дальнейшее развитие событий позволило увидеть в Якубовском не только мастера танковых рейдов. Когда противник, сосредоточив крупные силы танков, хотел вернуть город, Якубовский организовал воистину стальной оборонительный пояс и выдержал трехдневные отчаянные атаки превосходящих сил

25-й танковой дивизий врага, поддержанные массированными налетами бомбардировщиков.

11 ноября Иван Игнатьевич передал "ключи города" подошедшим частям 38-й армии генерала К.С. Москаленко, и бригада ушла в полосу 60-й армии генерала И.Д. Черняховского, где завязались упорные, кровопролитные бои с противником, усилившим натиск на Киев. Вместе с 23-м и 30-м стрелковыми корпусами бригаде пришлось отбивать ожесточенные атаки в районах Каменный Брод, Кайтановка, Радомышль, Беж, Киселевка. Не удалось гитлеровцам вернуться к Днепру.

Десять питомцев бригады стали Героями Советского Союза. Вот наградной лист на полковника И.И. Якубовского, подписанный командующим 3-й гвардейской танковой армией генерал-лейтенантом П.С. Рыбалко и членом Военного совета армии генерал-майором С.И. Мельниковым: "Командуя 91-й отдельной танковой бригадой с первых дней ее организации (с марта 1942 года), тов. Якубовский много приложил силы и энергии по сколачиванию личного состава бригады и по подготовке ее к боевым действиям.

В Орловскую операцию армии на Брянском и Центральном фронтах (июль - август 1943 года) бригада под руководством тов. Якубовского все боевые задачи выполнила. В операции армии по форсированию р. Днепр и в боях по овладению г. Киев и Фастов тов. Якубовский постоянно следовал в боевых порядках бригады, умело управлял бригадой в самых сложных условиях боя. Бригада под руководством тов. Якубовского смелыми, решительными действиями овладела 6.11.43 г. г. Фастов, нанеся противнику большие потери в живой силе и технике, за что бригаде присвоено наименование "Фастовская"".

Уточняя, почему Якубовский заслуживает присвоения звания Героя Советского Союза, Рыбалко писал:

"В оборонительных боях с 7.11.43 г., несмотря на превосходящие силы противника, бригада отбила ряд ожесточенных контратак танков противника, нанеся ему большие потери, и удержала занимаемые ею рубежи. Участвуя в боях с 21 по 29.11.43 г. на участке 60-й армии, бригада отбила ряд крупных контратак противника и восстановила положение частей 60-й армии, чем оказала огромную помощь частям армии и нанесла противнику крупные потери".

Первая Звезда Героя Советского Союза увенчала ратный труд человека, день и ночь, сутки и месяцы проводившего либо в танке, либо на бронетранспортере или в самоходке, либо на верткой штабной машине. Он ел из общего котла, спал под брезентом, согреваясь еще сохранившимся после боя теплом танка. На нем чаще был кожаный шлем, чем фуражка, и наготове пистолет, пара "лимонок" на случай и автомат со снаряженным диском. Офицер всегда был готов к решению самых неожиданных и сложных задач, всегда был устремлен к победе.

Потом были бои за Коростень, Житомир, в ознаменование освобождения которого бригада удостоилась ордена Красного Знамени, за Проскуров, Ярмолинцы, Тернополь, десятки городов и сотни селений Правобережной Украины. Это было зимой и весной 1944 года.

И вот Львовское направление. Наступление наших войск началось 14 июля. Шли проливные дожди, разверзлись "хляби небесные", разлились реки и речушки, создались непроходимые участки, затопленные и раскисшие. 3-я гвардейская танковая армия, преодолев узкий "колтувский коридор", устремилась на Львов.

В соответствии с решением Военного совета 1-го Украинского фронта танковой армии П.С. Рыбалко предстояло стремительно выйти в район Яворов, Мостиска, Судовая Вишня, перерезать главную коммуникацию на Перемышль, закрыть врагу отдушину на запад. Это означало, что танковое объединение должно было, не вступая в затяжные бои за Львов, глубоко обходить город с севера и северо-запада.

В то время И.И. Якубовский был заместителем командира 6-го гвардейского танкового корпуса, который, действуя впереди главных сил армии, ушел в глубокий рейд, освободил намеченные пункты и перерезал коммуникации противника от Львова на Ярослав и Перемышль.

6-й гвардейский танковый продолжал смелый марш-маневр на Перемышль. Город, расположенный на реке Сан, был крепостью, известной еще со времен первой мировой войны. Как бы то ни было, а все же укрепления сохранились. Модернизированные и приспособленные к условиям современности, они отвечали понятию "крепкий орешек", который просто не разгрызть.

53-я гвардейская танковая бригада Героя Советского Союза полковника В.С. Архипова, действовавшая как передовой отряд корпуса, не смогла с ходу ворваться в Перемышль. Противник успел взорвать мост через реку Вяр. Началась подготовка к решающему штурму города. И.И. Якубовский предлагает командиру корпуса военную хитрость. Пусть перед фронтом, ощетинившимся жерлами орудий, демонстрирует бой бригада В.С. Архипова, а другую, 51-ю гвардейскую танковую полковника И.И. Чугункова и 22-ю гвардейскую мотострелковую полковника Н.Л. Михайлова повернуть на юг, найти брод в районе деревни Лучицы и взять крепость.

Бой в городе продолжался всю ночь. Утром 27 июля над крепостью взвивается алый стяг. В освобождении Перемышля отличились также части танковой армии генерала М.Е. Катукова, конно-механизированной группы генерала В.К. Баранова и других соединений.

Полковник И.И. Якубовский награждается орденом Красного Знамени. Танковый вал без промедления катится к Висле. Методика наступления прежняя: не ввязываться в промежуточные бои, преследовать бегущего врага, не давать ему передышки, разить. Действовать дерзко, стремительно, но не безрассудно. Нельзя забывать о продовольствии, о боеприпасах, об утомлении войск, о раненых...

Руководить переправой передовых частей армии через Вислу было приказано И.И. Якубовскому. Он принимает полномочия от П.С. Рыбалко взять на себя обязанности коменданта переправы танковой армии на знаменитом Сандомирском плацдарме, куда, в район местечка Баранув, подходили две танковые и две общевойсковые армии.

Полноводная, широкая Висла была успешно форсирована. Но враг не смирился, создал угрозу плацдарму у Баранува не только с фронта, но и с тыла. Сюда шли немецкие танковые дивизии, оставшиеся на левобережье Вислы. Они рвались к переправе. И.И. Якубовский мог бы взорвать ее. Собственно говоря, к этому дело и клонилось. Но, взорвав с таким трудом наведенный мост, не подвергнешь ли случайностям перешедшие на ту сторону и продолжавшие бой свои части. И вот комендант переправы по собственной инициативе принимает решение убрать восточную половину моста, оттянуть понтоны к западному берегу.

Под яростными бомбежками с воздуха военно-инженерные части принимаются за дело. И вовремя. Подскочившие сюда немецкие танки беспомощно мечутся по берегу, куда приближается армия генерала А.С. Жадова, сломившая сопротивление немецких танковых дивизий.

И.И. Якубовский восстанавливает переправу, и гвардейцы 5-й армии вливаются на плацдарм. Идет борьба за его расширение.

В своих "Записках командующего фронтом. 1943-1944 гг." Маршал Советского Союза И.С. Конев рассказал:

"2 августа, переправившись через Вислу у Баранува... я решил проверить характер действий наших войск по расширению плацдарма. Меня главным образом интересовал правый фланг нашей группировки. Здесь командармом 3-й гвардейской танковой армии генералом П.С. Рыбалко в направлении Опатува был выдвинут передовой отряд под командованием полковника И.И. Якубовского.

Въезжая на высоты у Сташува, я увидел стоящего у дороги рослого танкиста. Я остановил свою машину и выяснил, кто он и какую имеет задачу. Это и оказался полковник И.И. Якубовский. Он доложил, что является командиром передового отряда... и имеет задачу выдвинуться в район Сташува, чтобы обеспечить правый фланг 3-й гвардейской танковой армии и уничтожить группировку противника, которая недавно контратаковала здесь части 13-й армии.

Полковник И.И. Якубовский очень обстоятельно доложил обстановку, а его решительность и уверенность в выполнении поставленной задачи производили хорошее впечатление. Приятно было сознавать, что нашими танкистами командуют такие смелые, надежные и дельные офицеры".

23 сентября 1944 года объявляется Указ Президиума Верховного Совета СССР. П.С. Рыбалко на том же Сандомирском плацдарме вручает И.И. Якубовскому вторую "Золотую Звезду". Последний акт великой битвы. Снова рейд. Впереди - Берлин! Якубовскому присвоено звание генерал-майора. Он - заместитель командира 7-го гвардейского танкового корпуса. Корпус готовится к штурму Берлина. Одним из организаторов стремительного продвижения танковых частей на Берлин с юга был генерал И.И. Якубовский.

Вюнсдорф! Один из множества немецких городков. Якубовский здесь ненадолго. Личная проверка частей корпуса, встреча с командирами, уточнения, напутствия.

Вюнсдорф обстреливается. Случайный снаряд разрывается близко от Ивана Игнатьевича. Шофер обращает внимание - порван сапог, много крови. Машина остановлена. Генерал пытается встать, но не может. Его везут в полевой госпиталь...

Аркадий Первенцев

Биография предоставлена Кириллом Осовиком

    Источники
 Абрамов А.С. У Кремлёвской стены. - Изд. 7-е, доп. - М.: Политиздат, 1987.
 Батов П.И. Маршал И.И.Якубовский. //ВИЖ. – 1982. - № 1. – с. 62-64.
 Военная элита России. Советский период. 1917-1991. – Москва: Вече, 2010.
 Герои Советского Союза - могилевчане. Минск, 1965
 Дважды Герои Советского Союза. - М.: Воениздат, 1973.
 Егоршин В.А. Фельдмаршалы и маршалы. — М., "Патриот", 2000.
 Жилин В.А. Герои-танкисты 1943-1945. М.:Эксмо, Яуза, 2008.
 Залесский К.А. Кто есть кто в истории СССР. 1953-1991 гг. -М., 2010.
 Куценко А. Маршалы и Адмиралы флота СCCР. Форма, награды, оружие - Киев, 2007.
 Люди бессмертного подвига. Книга 2. М., 1975
 Маршалы и адмиралы /Авт.-сост. Т.Г. Шубина. - Минск: Литература, 1997.
 Маршалы Советского Союза. Личные дела рассказывают. - М., 1996.
 Первенцев А.А. Часовые стоят на посту. – М.: ДОСААФ, 1977.
 Якубовский И.И. . Фотоальбом. – Мн: Беларусь, 1981.