Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Webalta



Новиков Александр Александрович

 
Новиков Александр Александрович
19.11.1900 - 03.12.1976
Дважды Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 17.04.1945 Медаль № 7277
2. 08.09.1945 Медаль № 77

    Памятники
  Надгробный памятник
  Бюст в Костроме (вид 1)
  Бюст в Костроме (вид 2)
  Аннотационная доска в Костроме
  Колледж в Санкт-Петербурге
  Мемориальная доска в Москве


Новиков Александр Александрович - командующий Военно-воздушными силами Красной Армии, главный маршал авиации.

Родился 6 (19) ноября 1900 года в деревне Крюково ныне Нерехтского района Костромской области в крестьянской семье. Русский. Окончил начальную и 2-классную школу, в 1918 году – Кинешемско-Хреновскую учительскую семинарию. Работал учителем в селе Пешево, рядом с родной деревней.

В Красной Армии с 1919 года. Участник Гражданской войны. Службу проходил в 27-м Приволжском пехотном полку. В июне 1920 года воевал в составе 384-го стрелкового полка 43-й стрелковой дивизии 7-й армии протии финских войск. В 1920 году окончил Нижегородские пехотные курсы. Член ВКП(б)/КПСС с 1920 года. В 1921 году участвовал в подавлении Кронштадского мятежа в составе 128-й бригады.

С августа 1922 по 1924 год служил в Отдельной Кавказской армии в Закавказье. В 1922 году окончил Высшую тактико-стрелковую школу командного состава РККА имени 3-го Коминтерна (впоследствии - курсы «Выстрел»). С 1922 года – командир стрелкового взвода и помощник командира роты 14-х командных курсов (Батуми). С февраля 1923 года - командир роты и командир батальона на военно-политических курсах Отдельной Кавказской армии (Тбилиси). Участвовал в подавлении меньшевистских восстаний в Грузии в 1922 и в 1924 годах.

В 1930 году окончил Военную академию РККА имени М.В.Фрунзе. С 1930 года – в штабе 11-го стрелкового корпуса Белорусского военного округа: начальник оперативного отдела.

В Военно-воздушных силах с марта 1933 года. Самостоятельно научился летать, освоил профессию лётчика-наблюдателя. В 1933-1935 годах – начальник штаба 450-й авиабригады (Смоленск), с октября 1935 года – командир 42-й легкобомбардировочной авиаэскадрильи (Смоленск). В 1937 году был уволен из РККА по ложному предлогу, но вскоре восстановлен в прежней должности. С апреля 1938 по 1939 год – начальник штаба ВВС Ленинградского военного округа.

Участник советско-финляндской войны 1939-1940 годов: начальник штаба ВВС Северо-Западного фронта. С 1940 по июнь 1941 года – командующий ВВС Ленинградского военного округа.

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. В июне-августе 1941 года – командующий ВВС Северного фронта, с 23 августа 1941 по 2 февраля 1942 года – командующий ВВС Ленинградского фронта. Участник боёв за Ленинград.

Первый заместитель командующего ВВС Красной Армии (2.02.1942-11.04.1942). С 11 апреля 1942 по 22 апреля 1946 года - командующий Военно-воздушными силами Красной Армии, одновременно с 26 апреля 1942 по 20 мая 1943 года – заместитель наркома обороны СССР по авиации.

В годы войны проявил себя вдумчивым и инициативным авиационным военачальником. Под его руководством ВВС фронтов преобразованы в воздушные армии, реорганизован центральный аппарат ВВС, созданы авиационные корпуса и авиационные дивизии Резерва Верховного Главнокомандования. Являлся представителем Ставки Верховного Главнокомандования. Организатор воздушной блокады, окружения группировки войск противника под Сталинградом, координировал боевые действия авиации нескольких фронтов в битвах под Сталинградом, на Курской Дуге, организатор уничтожения авиации противника в воздушном сражении на Кубани (весна 1943), участник операций по освобождению Северного Кавказа, Украины, Белоруссии, Прибалтики, Польши, штурма Кёнигсберга (Калининград), Берлинской операции. Участник войны с Японией. Был инициатором перехода советской авиации на более совершенные типы самолётов, создания однотипных авиационных дивизий (бомбардировочных, штурмовых, истребительных), формирования воздушных армий и авиационных корпусов.

«За образцовое выполнение боевых заданий Верховного Главнокомандования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 апреля 1945 года главному маршалу авиации Новикову Александру Александровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

«За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с японскими милитаристами, дающими право на получение звания Героя Советского Союза» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 сентября 1945 года главный маршал авиации Новиков Александр Александрович награждён второй медалью «Золотая Звезда».

После войны был репрессирован по сфабрикованному "авиационному делу". 22 апреля 1946 года был снят с должности командующего ВВС и арестован. Обвинялся в сознательном выпуске недоброкачественных самолётов, повлекших гибель лётчиков и техники, под избиениями признал себя виновным. Военной коллегией Верховного суда СССР был 11 мая 1946 года осужден на 5 лет лишения свободы по статье 193-17 п."а" УК РСФСР. Вместе с ним были осуждены в тюремному заключению Народный комиссар авиационной промышленности СССР генерал-полковник А.И. Шахурин, генерал-полковники авиации Н.С. Шиманов и А.К. Репин, генерал-лейтенант инженерно-авиационной службы Н.П. Селезнёв, заведующие отделами ЦК ВКП(б) А.В. Будников и Г.М. Григорьян. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1946 года А.А.Новиков лишён воинского звания, звания Героя Советского Союза и государственных наград.

Освобождён из заключения 12 февраля 1952 года. 29 мая 1953 года решением Военной коллегии дело прекращено за отсутствием состава преступления и судимость снята. 12 июня 1953 года Президиум ЦК КПСС вынес решение о реабилитации. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 июня 1953 года А.А.Новикову возвращены воинское звание, звания Героя Советского Союза и все государственные награды.

В 1953 - марте 1955 года – командующий Дальней авиацией и одновременно в 1954-1955 годах – заместитель главнокомандующего Военно-Воздушными Силами. С января 1956 года – в запасе с правом ношения военной формы. С 6 августа 1956 года – начальник Высшего авиационного училища Гражданского Флота. Профессор (1958).

Его перу принадлежат мемуары «В небе Ленинграда. Записки командующего авиацией» (1970), учебные пособия и работы по истории советской авиации (статьи «Советская авиация в боях за Кёнигсберг», «Советские лётчики в боях за Родину», «На дальних юго-западных подступах к Ленинграду», «На Карельском перешейке», «»В битве за Берлин» и другие).

Депутат Верховного Совета СССР 2-го созыва (в 1946-1950 годах).

Жил в Москве. Умер 3 декабря 1976 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Полковник (28.03.1936);
генерал-майор авиации (4.06.1940);
генерал-лейтенант авиации (29.10.1941);
генерал-полковник авиации (18.01.1943);
маршал авиации (17.03.1943, первый в СССР);
главный маршал авиации (21.02.1944, первый в СССР).

Награждён 3 орденами Ленина (1940, 02.1945, 17.04.1945), 3 орденами Красного Знамени (22.10.1941, 1944, 1953), 3 орденами Суворова 1-й степени (28.01.1943, 1.06.1944, 19.08.1944), орденами Кутузова 1-й степени (29.07.1944), Трудового Красного Знамени (1961), 2 орденами Красной Звезды (1967, 1968), Почётным оружием (22.02.1968), медалями СССР («В ознаменовании 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», «За оборону Ленинграда», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За победу над Японией», «За взятие Кёнигсберга», «За взятие Берлина», «Ветеран Вооружённых Сил СССР», «XX лет РККА», «30 лет Советской Армии и Флота», «40 лет Вооружённых Сил СССР», «50 лет Вооружённых Сил СССР», «В память 250-летия Ленинграда»); иностранными наградами - орденом Почётного Легиона степени великого офицера (Франция), орденом «Легион Почёта» степени главнокомандующего (США), орденом Боевого Красного Знамени (Монголия).

Почётный гражданин города Кострома.

Бронзовый бюст Героя установлен в Костроме, мемориальные доски – в Москве, Костроме. Его имя присвоено Государственному среднему специальному образовательному учреждению «Авиационно-транспортный колледж Гражданской авиации» (Санкт-Петербург). Имя носят улицы в Москве, Санкт-Петербурге, Костроме и Калининграде. Имя главного маршала авиации А.А. Новикова носило Балашовское высшее авиационное училище лётчиков (14.05.1977-1.09.2002).

Шел третий день войны. Сдерживая натиск гитлеровцев, Красная Армия вела ожесточенные бои. Фашистская авиация уже нанесла ряд бомбовых ударов по советским городам Риге, Каунасу, Минску, Смоленску, Киеву. Ленинградские летчики вели воздушные бои на дальних подступах к городу на Неве. А в штабе ВВС Северного фронта под руководством генерала А.А. Новикова заканчивалась разработка операции, утвержденной Ставкой Верховного Главнокомандования: более 500 самолетов готовились нанести удар по вражеским аэродромам на всем фронте - от Выборга до Мурманска.

Такого еще не знала история наших Военно-Воздушных Сил. Предстояло в считанные часы скоординировать действия сухопутных и морских летчиков, находившихся в подчинении командующих трех общевойсковых армий, двух флотов и фронтового командования. 25 июня 1941 года воздушная армада из 263 советских бомбардировщиков и 224 истребителей и штурмовиков нанесла внезапный удар по 19 аэродромам врага. За несколько часов в воздушных боях и на земле противник потерял 41 самолет. Операция продолжалась в течение шести суток. Количество аэродромов, по которым наносился удар, увеличили до 39. Увеличились и потери фашистов. Враг был вынужден оттянуть свою авиацию за пределы радиуса действия советских истребителей. Так с первых дней сражений массированные удары по аэродромам врага стали одним из основных средств борьбы за господство в воздухе.

Обстановка под Ленинградом осложнялась. Вначале июля нависла угроза над Псковом. Командующий военно-воздушными силами Северного фронта генерал А.А. Новиков предложил К.Е. Ворошилову, руководившему в те дни Северо-Западным направлением, сосредоточить основные силы авиации для поддержки наземных войск соседнего Северо-Западного фронта и временно отказаться от самостоятельных действий авиационных частей в Карелии. К.Е. Ворошилов и А.А. Жданов одобрили инициативу А.А. Новикова. Но массированному использованию авиации, как и организации ударов по аэродромам, сильно мешало ведомственное разделение авиационных соединений. На согласование больших и малых вопросов уходило слишком много драгоценного времени.

Для облегчения руководства боевыми действиями войск и авиации 23 августа Северный фронт был разделен на два фронта: Ленинградский и Карельский. По предложению К.Е. Ворошилова, А.А. Жданова и А.А. Новикова вся авиация, входившая в Ленинградский фронт, была подчинена единому командованию.

Первые, наиболее трудные месяцы войны. Какие только задачи не приходилось решать генералу Новикову в то сложное время! Организация борьбы за господство в воздухе, взаимодействие с наземными войсками и Военно-Морским флотом, воздушная разведка, ремонт техники, обеспечение боеприпасами... Советуясь со своими заместителями и офицерами штаба, командующий авиацией Ленинградского фронта всегда находил оригинальные решения, неуклонно проводил их в жизнь. Примером тому может служить блестяще проведенная операция по бомбардировке и штурмовке аэродромов, с которой мы начали свой рассказ.

Чтобы подчеркнуть важность того или иного задания, командующий часто выезжал на фронтовые аэродромы, беседовал с летчиками, инженерно-техническим составом, воинами обслуживающих подразделений. Отличительная черта его стиля работы с людьми - товарищеское обращение с подчиненными. И летчики верили своему флагману, любили его, гордились, что он лично ставит боевую задачу. А это в дни, когда приходилось по 6 - 8 раз подниматься в небо, одному вести бой против пяти и более противников, было очень важно.

В середине июля соотношение сил в воздухе в районе Ленинграда было примерно 2 : 1 в пользу гитлеровцев. Наши летчики все больше и больше убеждались, что воевать в плотном строю и боевых порядках групп трудно и тактически невыгодно. Требовалось срочно отказаться от звена из трех самолетов и перейти к паре, состоящей из ведущего и ведомого. Этого же требовало и применение новой техники, поступавшей на вооружение авиации. Генерал Новиков, изучая боевой опыт, пожалуй, одним из первых по достоинству оценил и поддержал это новшество.

Забегая вперед, скажем, что пара самолетов как основа боевого порядка истребителей прижилась не сразу. Но за ней уже в те дни угадывались пути развития тактики. Это понимали летчики и других фронтов. Они тоже вели настойчивый поиск. Постепенно из пар стали создаваться боевые группы из четырех, шести и более самолетов. При необходимости пары и группы эшелонировались по высоте. Воздушный бой стал стремительным, динамичным, результативным. Однако внедрено новшество в боевую практику всех ВВС было значительно позже. Лишь на исходе второго года войны пара была принята как основа боевого порядка не только в истребительной, но и в штурмовой авиации.

С особой полнотой полководческий талант А.А. Новикова раскрылся на посту командующего Военно-Воздушными Силами Красной Армии, на который генерал А.А. Новиков был назначен весной 1942 года. Ряд новинок, которые были в свое время испытаны в небе Ленинграда и оправдали себя в практике боевых действий, постепенно стали внедряться на других фронтах.

Прежде всего, очевидно, следует подчеркнуть вклад А.А. Новикова в коренную перестройку организационной структуры Военно-Воздушных Сил. Создание воздушных армий, которые, как правило, стали входить в состав фронта самостоятельной единицей, позволило исправить ошибку мирного, времени и значительно расширило возможности массированного применения авиации.

Повышению боевой эффективности Военно-Воздушных Сил способствовало также создание однородных - истребительных, штурмовых и бомбардировочных - авиадивизий, резервных авиакорпусов. В результате этих преобразований у Красной Армии оказалась мобильная ударная сила небывалой мощности, которой можно было маневрировать от Белого до Черного моря и оказывать существенное влияние на стратегическую обстановку целого направления.

В поездках на фронт в качестве представителя Ставки у А.А. Новикова проявились незаурядные способности военачальника глубоко и всесторонне анализирующего обстановку, умеющего предвидеть ход событий, наиболее рационально, с перспективой использовать имеющиеся силы и средства. Решая стратегические и оперативные задачи, командующий ВВС ни на минуту не забывал о совершенствовании тактики.

Взять, к примеру, полеты зимой. До 1942 года в истребительной авиации использовались лыжные шасси, которые обеспечивали безопасность взлета и посадки при снежном покрове без существенных затрат на подготовку аэродрома. Но в воздухе лыжи - помеха. Они уменьшали скорость полета, ухудшали маневренность боевой машины. "А что, если и зимой летать на колесах?" - подумал Новиков. Посоветовался со специалистами. Те согласились, что лучше затратить усилия на расчистку сугробов и укатку снега, нежели идти на ухудшение тактико-технических данных истребителей. С разрешения Ставки провели эксперимент в боевых условиях. Он оправдал самые смелые надежды. С весны сорок второго истребители летали только с колесными шасси и сохраняли свои маневренные преимущества в течение всего года.

Командующий ВВС постоянно и с большой тщательностью изучал накопленный в войсках боевой опыт, обращая особое внимание на эффективность использования оружия и техники, боевые возможности групп самолетов различного состава, тактические новинки. Поэтому его указания офицерам и генералам отличались конкретностью, ясностью мысли, всесторонним знанием боевых возможностей каждого авиационного соединения.

Непрерывный рост подготовки авиационных кадров, обогащение их боевым опытом - одно из важных условий достижения победы над врагом. Командующий ВВС учил авиационных командиров и штабных работников глубоко понимать характер и способы ведения боевых действий и умело применять свои знания в конкретной обстановке.

Примечателен в этом отношении случай, который произошел на 1-м Украинском фронте под Тернополем. Окруженная вражеская группировка перекрыла огнем единственное шоссе, по которому шло снабжение наших войск, продвинувшихся на запад.

- Такая заноза в нашем тылу, никак не выдернешь её! - сердито сказал на совещании командующий фронтом.

А.А. Новиков, координировавший в те дни боевые действия нескольких воздушных армий в боях за Правобережную Украину, принял весьма рискованное, но, пожалуй, единственно правильное в сложившейся обстановке решение: удар по окруженной группировке врага нанести днем силами двух дивизий легких ночных бомбардировщиков У-2. Дело в том, что бомбить надо было очень точно - рядом свои войска! Но прорвись к полю боя несколько пар вражеских истребителей - беззащитным и хрупким У-2 несдобровать бы. Все решило мощное истребительное прикрытие. Экипажи легкокрылых ночников отлично сработали и днем. Едва отбомбился последний из них, гитлеровцы выбросили белый флаг.

При подготовке каждой новой операции генерал, а с 17 марта 1943 года маршал авиации А.А. Новиков и его ближайшие помощники члены Военного совета Военно-Воздушных Сил Н.С. Шиманов, Г.А. Ворожейкин, С.А. Худяков, Ф.Я. Фалалеев, А.Н. Никитин и другие стремились внести в боевое применение авиации что-нибудь новое, основанное на опыте. Как тут не вспомнить о сопровождении штурмовиками танков и пехоты. Ростки этого тактического приема родились еще на Карельском перешейке. Потом окрепли на Ленинградском фронте в сорок первом. И окончательно, теперь уже как форма боевого использования штурмовой авиации, утвердились в августе сорок второго на Западном фронте.

И потому совершенно естественным было предложение А.А. Новикова основную ставку в Сталинградской битве сделать не на бомбардировщиков, а на штурмовиков, тогда как главным средством борьбы за господство в воздухе оставались истребители. Это выгодно было и авиационной промышленности: штурмовики в производстве дешевле бомбардировщиков, а в то время каждая боевая машина была на вес золота. Практика боев подтвердила дальновидность командующего ВВС. Несмотря на непогоду, "илы" взлетали почти каждый день. Сопровождая танки и пехоту, они огнем мощного бортового оружия - реактивными снарядами, бомбами и пулеметами - крушили вражескую оборону на переднем крае и в тактической зоне, при необходимости вели воздушные бои с истребителями и бомбардировщиками врага, выполняли задачи воздушных разведчиков.

Оправдало себя в битве на Волге и другое новшество, предложенное командованием ВВС: управление воздушными боями с земли по радио. Кстати сказать, очень скоро связь по радио в Военно-Воздушных Силах была внедрена повсеместно, а к концу сорок четвертого года, согласно приказу командующего, ни один экипаж самолета не имел права подняться в небо без устойчивой радиосвязи.

Мощь советской авиации росла изо дня в день. К весне 1943 года, когда в небе Кубани разгорелось знаменитое воздушное сражение, Наша авиация по качеству техники и количеству боевых единиц уже не уступала гитлеровской, а кое в чем и превосходила ее. Ощутимо выросло боевое мастерство летчиков, искусство авиационных командиров и штабов. Во время воздушных боев на Кубани командующий ВВС лично ознакомился с боевыми действиями лётчиков 4-й и 5-й воздушных армий. Однако в первый же день было отмечено, что наши летчики поднимались в воздух чаще фашистских, а господства в воздухе советская авиация, по существу, не имела. Немедленно были внесены соответствующие коррективы в организацию боевых действий авиации и ее тактику: бомбардировщики стали действовать массированно, большими группами, делать по нескольку заходов на цель; штурмовики увеличили время нахождения над территорией, занятой врагом; истребители основную часть своих действий перенесли за линию фронта. На Кубани советские летчики выиграли одну из крупнейших воздушных битв.

Между тем в Ставке Верховного Главнокомандования шла усиленная подготовка к битве на Курской дуге. К тому времени авиация непосредственного сопровождения наземных войск заметно усилилась. Достаточно сказать, что в разгар летних боев на фронт ежемесячно поступало более тысячи "илов". Выросло и искусство взаимодействия авиации с наземными войсками. Об этом красноречиво говорит хотя бы такой факт. Господство в воздухе, завоеванное истребителями в первые дни операции, позволило советским штурмовикам вместе с танкистами 7 июля в считанные часы разгромить сильную танковую группировку врага в районе железнодорожной станции Поныри.

- С боевым использованием ИЛ-2 против танков, - рассказал мне Александр Александрович, - у меня связано воспоминание об одном довольно любопытном разговоре со Сталиным. Произошел он 13 февраля сорок четвертого, когда фашисты пытались вызволить свои войска, окруженные в районе Корсунь-Шевченковского. "Скажите, товарищ Новиков, - глядя прямо в глаза, спросил меня Верховный, - можно остановить танки авиацией?" Секунды были отпущены мне на раздумье. Очень короткие секунды потому, что они протекали под пристальным взглядом Сталина. Где, сколько танков, когда - я не знал. А он задал вопрос, ждет. И тут мне вспомнилась Курская дуга. И я твердо ответил: "Остановить танки можно!" - "Завтра утром летите на фронт и принимайте меры, - приказал Сталин и добавил: - Нашумели о котле, а захлопнуть его не можем". На другой день я был у генерала С.А. Красовского, командовавшего 2-й воздушной армией. Положение оказалось очень серьезным. В районе Шендеровки передовые части врага разделял только 12-километровый просвет, а у наших наземных войск ни горючего, ни достаточного количества боеприпасов - распутица.

Александр Александрович замолчал, чему-то улыбнулся.

- И все-таки приказ Сталина был выполню, - продолжил он, - 15 февраля штурмовики, вооруженные кумулятивными бомбами - на борту каждого но двести пятьдесят полуторакилограммовых бомб - нанесли несколько массированных ударов по наступавшим танкам гитлеровцев и остановили их. Авиаторы хорошо решили свою задачу. Многие были награждены, а мне 21 февраля присвоено звание Главного маршала авиации...

Весть о присвоении высшего воинского звания в авиации застала А.А. Новикова на 1-м Украинском фронте. Здесь он почти до середины мая координировал действия нескольких воздушных армий, а в начале июня направился в Ленинград в качестве представителя Ставки для проверки готовности авиации фронта и Краснознаменного Балтийского флота к предстоящим боям на Карельском перешейке. Главный маршал авиации А.А. Новиков координировал боевые действия авиаторов фактически до конца операции.

Любопытная деталь. Полет из Москвы в Ленинград командующий ВВС выполнил не на борту пассажирского самолета, а в кабине учебного истребителя ЯК-7. Главному маршалу хотелось лично убедиться в обоснованности жалоб летчиков на грубую отделку ларингафонов и наушников шлемофонов, поступивших на вооружение. Так Александр Александрович поступал всегда, когда речь шла об интересах подчиненных, о снабжении летчиков добротным снаряжением.

Приближалось начало белорусской операции "Багратион". К этому времени закончилась коренная перестройка Военно-Воздушных Сил, выросло и улучшилось их оперативное искусство. Авиационная промышленность обеспечила ВВС достаточным количеством боевых самолетов - за полгода их выпущено 16 тысяч. Теперь на всех фронтах советские летчики были хозяевами в небе, они диктовали гитлеровцам свою волю и навязывали им свою тактику. Борьба за господство в воздухе по-прежнему была одной из основных задач советской авиации, одним из основных условий успеха действий сухопутных войск в наступательных операциях.

К участию в белорусской операции привлекалось около 6 тысяч самолетов - пять воздушных армий. Маршал Советского Союза Г.К. Жуков предложил использовать в ходе сражения всю авиацию дальнего действия. Руководство и координацию действий воздушных армий осуществлял Главный маршал авиации А.А. Новиков вместе с видными авиационными военачальниками С.А. Худяковым, А.Е. Головановым, К.А. Вершининым, С.И. Руденко и другими.

Белорусская операция охватывала огромную территорию - более 1000 километров по фронту и до 600 километров в глубину. И на всех направлениях роль авиации была очень велика. Наступая в условиях лесисто-болотистой местности, где очень мало дорог, артиллерия неизбежно отставала от передовых частей. И тогда для развития успеха недостаток артиллерийского огня могла восполнить только авиация. Летчики, несмотря на плохую погоду, блестяще справились с этой задачей. Враг был сброшен с хорошо укрепленных позиций, а затем в считанные дни окружен и уничтожен. В ходе операции наши наземные войска в тесном взаимодействии с авиацией образовали три больших "котла" - в районе Витебска, Бобруйска и Минска - и в короткий срок разгромили окруженные вражеские группировки.

И снова Главный маршал авиации А.А. Новиков в пути, в гуще фронтовых событий, на направлении главного удара. В коротком очерке невозможно описать ход всех операций, в которых он принимал участие. Но о штурме Кенигсберга, очевидно, напомнить целесообразно. В ней особенно выпукло проявились полководческие качества командующего ВВС.

Прежде чем говорить о штурме столицы Восточной Пруссии, хочется рассказать об одном эксперименте, который начался по инициативе А. А. Новикова еще на Курской дуге. Речь идет об использовании дальних бомбардировщиков ИЛ-4 для разрушения оборонительных сооружений при прорыве обороны врага в дневных условиях. Одна дивизия ИЛ-4 под надежным истребительным прикрытием выполняла роль фронтовых бомбардировщиков. Эксперимент удался. Его повторили в июне 1944 года на Карельском перешейке. Снова успех. В ходе Кенигсбергской операции было решено использовать днем уже не одно соединение тяжелых ночных бомбардировщиков, а всю 18-ю воздушную армию" которая была создана на базе авиации дальнего действия.

"7 апрели 1945 года, - пишет в своей книге "В небе Ленинграда" Главный маршал авиации А.А. Новиков, - 516 самолетов ее (18-й воздушной армии, - А. X.) под сильным истребительным прикрытием нанесли мощнейпшй бомбовый удар по вражеским объектам и войскам в Кенигсберге. В результате этого удара командование гарнизона потеряло управление войсками, сопротивление противника резко ослабло и наши штурмовые отряды начали быстро продвигаться вперед".

Однако враг был еще не сломлен. Снова дальние бомбардировщики нанесли мощные удары по немецко-фашистским войскам в цитадели днем. Только за одни сутки, 8 апреля, наша авиация совершила в небе Кенигсберга более 6 тысяч самолето-вылетов. Сильнейшая крепость, в которой находились многочисленный гарнизон и все необходимое для длительного сопротивления, была разгромлена в считанные дни.

К сказанному добавим, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 апреля 1945 года Главному маршалу авиации Новикову Александру Александровичу было присвоено звание Героя Советского Союза. Произошло это в разгар Берлинской операции, которая отличалась гигантским размахом действий авиации.

Эта битва была исключительной не только по количеству использованных в ней сил и средств. Она рассматривалась как решающая операция, цель которой - окончательное сокрушение и безоговорочная капитуляция гитлеровской Германии. Четыре воздушные армии под руководством выдающихся авиационных командармов С.И. Руденко, С.А. Красовского, А.Е. Голованова, К.А. Вершинина поддерживали наступавшие наземные войска, боролись за сохранение господства в воздухе, организовывали авиационное наступление. Общее руководство авиацией осуществлял Главный маршал авиации А.А. Новиков.

Что было наиболее характерным в применении Военно-Воздушных Сил на заключительном этапе войны? В совокупности своей это авиационное наступление, то есть сосредоточенно-массированное и непрерывное воздействие на противника с воздуха в течений всего периода сражения и на всю глубину его. Тесное взаимодействие штурмовиков с танкистами при надежном истребительйом прикрытии позволило осуществить небывалое по глубине сопровождение танковых армий 1-го Украинского фронта. А сложный, блестяще проведенный в какие-нибудь 30 минут маневр несколькими корпусами и дивизиями 4-й воздушной армии в полосе наступления армии П.И. Батова? Он заслужил высокую похвалу командования, так как способствовал развитию успеха на главном направлении.

Берлин пал. Гитлеровская Германия капитулировала. Благодарное человечество будет вечно помнить, что именно на советско-германском фронте разгромлены основные силы фашистского рейха и его пособников - 607 дивизий, три четверти всей авиации, большая часть артиллерии и танков. Вместе с воинами армии и флота мужественно громили врага советские летчики, руководимые А.А. Новиковым.

Спустя три месяца после победы над фашистской Германией Советский Союз, вступил в войну с Японией. Дальневосточный театр военных действий по своим географическим и климатическим условиям значительно отличался от европейского. Горние массивы, пустыни, широкие реки, дикая тайга, а главное, большие расстояния значительно осложняли действия как наземных войск, так и авиации. Еще в период подготовки нacтуплeния Главный маршал авиаций А.А. Новиков, подучивший задание Ставки координировать взаимодействие воздушных армий, предусмотрел наряду с массированным применением истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков широкое использование военно-транспортной авиации. Эта новинка оправдала себя сразу же. Так, для обеспечения передовых отрядов и 6-й танковой армии, глубоко вклинившейся в южную и центральную часть Маньчжурии, летчики транспортной авиации совершили 1755 самолето-вылетов и перевезли около 200 тысяч тонн горючего, боеприпасов и продовольствия.

Осуществить это было далеко не просто. Дело в том, что только одна 12-я воздушная армия имела две транспортные авиадивизии. В остальных пришлось мобилизовать транспортные самолеты, входившие в эскадрильи связи и обслуживавшие штабы соединений. Посоветовавшись с командующими, А.А. Новиков решил для снабжения наступавших войск привлечь самолеты У-2 с подвесными контейнерами.

- Мал золотник, да дорог, - говорил в те дни Главный маршал авиации, отдавая дань уважения уникальной машине, которая была и легким бомбардировщиком, и связным самолетом, и транспортным средством.

Господство в воздухе на всех фронтах Дальневосточного театра военных действий наши летчики завоевали в первый же день войны с Японией.

Для разрушения долговременных сооружений и огневых точек укрепленных районов было решено и днем использовать самолеты ИЛ-4. Так, 15 августа 108 ночных бомбардировщиков бомбами крупного калибра нанесли удар по дунлинскому укрепленному району. Результат удара оказался достаточно высоким: прямыми попаданиями были уничтожены четыре дота, два дзота, склад боеприпасов, наблюдательный пункт и много солдат и офицеров врага.

Наступление продолжалось.

Главный маршал внимательно следил за ходом боевых действий. Вместе со штабом он производил перегруппировки авиационных полков и дивизий, помогая командующим фронтами наиболее эффективно использовать авиацию.

На заключительном этапе операции широко применялись воздушные десанты. С 15 по 27 августа они были высажены в Маньчжурии, Северной Корее, на Сахалине и острове Итуруп с целью как можно быстрее овладеть стратегическими пунктами и военными объектами в глубоком вражеском тылу, чтобы обеспечить разоружение японских гарнизонов и не допустить уничтожения материальных ценностей. Особенность многих десантов состояла в том, что их высадка проводилась без предварительного боевого обеспечения. Но в состав группы для сопровождения военно-транспортных самолетов, прикрытия их на маршруте и подавления огневых средств ПВО в районе высадки включалась боевая авиация. Захват важных административно-политических и промышленных центров Маньчжурии окончательно дезорганизовал управление войсками и резервами противника. 19 августа японцы начали повсеместно складывать оружие и сдаваться в плен. 2 сентября 1945 года правительство Японии подписало акт о безоговорочной капитуляции.

Большой вклад в разгром Квантунской армии внесла советская авиация. Она являлась мощным и наиболее маневренным средством вооруженной борьбы, оказавшим существенное влияние на исход войны. За умелое руководство боевыми действиями авиации на Дальнем Востоке Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 сентября 1945 года А.А. Новиков был награжден второй медалью "Золотая Звезда".

В архиве Александра Александровича хранится любопытный документ - письмо президента Франклина Рузвельта, которое было получено вместе с высшим командорским орденом США. "Маршал Новиков, - говорится в письме, - проявил выдающиеся способности, усердие и проницательность в деле руководства успешными воздушными операциями Красной Армии. Его гибкий подход к решению сложных вопросов в соединении с редкими качествами руководителя и большим умением использования воздушных сил дали ему возможность внести выдающийся вклад в дело союзников".

Имя Главного маршала авиации Александра Александровича Новикова по праву стоит в ряду имен выдающихся полководцев. Под его руководством советские летчики ударами с воздуха сокрушали военную машину третьего рейха, вместе со всеми воинами армии и флота самоотверженно сражались в воздушных боях за честь, свободу и независимость нашей Родины.

А. Хоробрых

Биография предоставлена Кириллом Осовиком

    Источники
 Военная элита России. Советский период. 1917-1991. – Москва: Вече, 2010.
 Герои огненных лет. Книга 8. М.: Московский рабочий, 1985
 Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Т.2. – М., 1988.
 Голубев Е.П. Боевые звёзды. - Ярославль: Верх.-Волж.кн.изд., 1972
 Дайнес В. Опальный маршал А.А.Новиков. // Ориентир. – 2001. - № 8. – с. 70-71.
 Дважды Герои Советского Союза. - М.: Воениздат, 1973.
 Дриго С.В. За подвигом - подвиг. Калининградское кн.изд.,1984.
 Залесский К.А. Кто есть кто в истории СССР. 1953-1991 гг. -М., 2010.
 Звягинцев В. Трибунал для героев. М. ОЛМА-ПРЕСС, 2005 г.
 Кожевников М. Главный маршал авиации А.А.Новиков.//ВИЖ.-1980.-№11.–с.92-94
 Командующие воздушными армиями. М.: Патриот, 2006.
 Криворучко М.Г.,и др.Москва - Героям Великой Отечественной.-М.:"М. рабочий",1981
 Кузнецов И.И. Маршалы, генералы и адмиралы 1940 года. - Иркутск, 2000.
 Люди бессмертного подвига. Книга 2. М., 1975
 Маршалы и адмиралы /Авт.-сост. Т.Г. Шубина. - Минск: Литература, 1997.
 Нарком обороны СССР И.В.Сталин и его заместители.//ВИЖ.–2005.-№8.–с. 20-26.
 Полководцы Великой Отечественной. – М., 1988.
 Представитель Ставки.//Авиация и космонавтика. – 1975. - № 11. – с. 24-25.
 Скорбилин Ю.Н. Главный маршал авиации А.А. Новиков. – Балашов, 1979.
 Тайна авиационного дела. //ВИЖ. – 1994. - № 6.
 Хоробрых А.М. Главный маршал авиации А.А. Новиков. – М.: Воениздат, 1989.
 Штурм Кёнигсберга. - 4-е изд. - Калининград: кн. изд., 1985.


водоснабжение челябинск