Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Тварковский Юрий Владимирович

 
Тварковский Юрий Владимирович
25.12.1921 - 07.12.1943
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 16.10.1943

    Памятники
  Памятный знак в Житомире


Тварковский Юрий Владимирович – командир батальона 205-го гвардейского стрелкового полка 70-й гвардейской стрелковой дивизии 13-й армии Центрального фронта, гвардии старший лейтенант.

Родился 25 декабря 1921 года в городе Облучье Еврейской автономной области. Русский. Член КПСС с 1940 года. В 1938 году окончил среднюю школу.

В 1939 году призван в ряды Красной Армии. Направлен в Омское пехотное училище. В боях Великой Отечественной войны с декабря 1941 года. Воевал на Западном, Центральном и 1-м Украинском фронтах. Был трижды ранен.

Старший лейтенант Ю.В. Тварковский отличился в боях 23-26 сентября 1943 года в районе станции Верхлиевка Чернобыльского района Киевской области. Его батальон углубился на 10 километров в оборону противника и устроил засаду, уничтожив до батальона гитлеровцев, затем форсировал Днепр южнее села Комарин Брагинского района Гомельской области и захватил плацдарм.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 октября 1943 года за мужество и отвагу, проявленные при форсировании Днепра гвардии старшему лейтенанту Юрию Владимировичу Тварковскому присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

Погиб 7 декабря 1943 года в бою у села Аннополь Житомирской области, где и похоронен.

Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Александра Невского, медалями.

ИЗ ОЧЕРКА Г.И.КРИВОХИЖИНА "СМЕЛОСТЬ И УМЕНИЕ":

Сентябрь 1943 года. Преследуя отходящего противника, советские войска стремительно выходили к Днепру и, не останавливаясь, во многих местах форсировали его, чтобы не дать гитлеровцам закрепиться и остановиться на правом берегу реки. Вышла к Днепру и 70-я гвардейская стрелковая дивизия.

20 сентября командира 1-го батальона 205-го полка гвардии старшего лейтенанта Юрия Тварковского вызвал командир полка гвардии подполковник Печенюк.

— Обстановка такова, — сказал подполковник. — В Олишевке один наш батальон и один батальон 203-го полка окружили противника. Сосед слева ведёт бой за Крещатое. Образовался разрыв фронта в шесть километров. В этот разрыв пойдешь со своим батальоном — передовым отрядом. Для усиления придаю 1-й дивизион из артиллерийской группы. Со всей доступной скоростью пройдешь в направлении села Максим. Ближайшая задача: захватить плацдарм на Десне в район этого села. Там партизаны заготовили переправочные средства и знают броды. Вместе с партизанами и нужно действовать. С вами пойдет их представитель Данила Григорьевич, — и Печенюк познакомил комбата с находившимся в штабе партизаном. — Если противник будет с Десны уходить за Днепр, — немедленно преследовать и постараться с ходу захватить плацдарм на Днепре в районе Сорокошичи — Новый Глыбов. Где именно? Обстановка покажет. Захваченный плацдарм держать до подхода полка. Главное — решительность. Задача, — добавил комполка, — сложная и очень важная. Правее в направлении Гнилуши, Теремцов будет действовать передовой отряд 203-го полка.

— Ясно, товарищ подполковник: сначала плацдарм на Десне, а при благоприятной обстановке — на Днепре, и держать зубами, — ответил Тварковский.

— Правильно, действуй!

Через двадцать минут подразделения под командой Юрия Тварковского выступили на выполнение боевого задания. Обошли Олишевку с юга по лощине, скрытой от противника, и вышли на дорогу в Красиловку. При подходе к селу разведка донесла о том, что на запад движется колонна гитлеровцев, примерно в две роты.

В своём первом донесении комбат сообщал Печенюку: "Между 16-ю и 18-ю часами окружил и уничтожил колонну гитлеровцев силою до двух рот в районе восточнее Надиновки. Пленных — 47. Трофеи: два орудия, четыре пулемёта, 111 автоматов, 24 повозки с лошадьми. Иду к переправе в районе села Максим".

Наступила ночь. Тучи свинцовым колпаком накрыли землю. Моросил дождь. Темень — хоть глаз выколи. Но партизан Данила Григорьевич вывел батальон к переправе безошибочно. Ночью командир полка получил от Юрия сообщение: "В 23.10 переправился через Десну. Занял село Максим. Противника нет. Даю два часа отдыха и иду на Сорокошичи".

Во второй половине дня 21 сентября батальон достиг стыка дорог в пяти километрах восточнее Сорокошичей. Здесь узнали, что село занято противником, который переправляется через Днепр на его правый берег. Параллельно с врагом на Теремцы переправлялся батальон 203-го полка капитана Толкачева. Партизаны сообщили, что у самого слияния Припяти с Днепром они удерживают паромную переправу. Однако пройти к ней днём невозможно: по дороге на Сорокошичи всё время идут войска противника. Тварковский решил отсидеться в лесу до темноты. Дал батальону отдых, организовав круговое охранение. О своём решении донёс Печенюку.

Ночью батальон удачно проскользнул в Новый Глыбов и к рассвету 22 сентября, используя заготовленные партизанами лодки и паром, переправился через Днепр. Внезапное появление наших войск ошеломило противника, и он в панике отступил. Батальон захватил важную высоту в километре от берега, господствующую в этом районе, и закрепился. Комбат организовал круговую оборону, флангами упиравшуюся в старое русло реки. Артиллерию частью поставил на прямую наводку, а две батареи приданного дивизиона оставил как подвижный противотанковый резерв. Создал общий резерв из одной стрелковой роты и отряд заграждения из сапёров, придав им стрелковый взвод. Высота протяжённостью в два с половиной километра обеспечивала скрытый маневр резервами. Это гвардии старший лейтенант искусно использовал в дальнейшем. Небольшому отряду партизан он поручил охрану паромной переправы.

С наступлением дня враг опомнился, и в 10 часов начались контратаки. Первую и вторую батальон отразил сравнительно легко. В 15 часов противник начал третью контратаку, нанося удар с трёх сторон: с севера вдоль реки, с запада от Городища и с юга от Домантова. Наступало в общей сложности до полутора батальона при поддержке девяти танков.

Противник значительно превосходил в силах, в его пехотных ротах людей было в два раза больше, чем у Тварковского. Враг наступал неистово. Танки, опережая пехоту, не раз приближались вплотную к позициям батальона, ведя огонь с ходу. Но советские солдаты сражались стойко. Огнём пулемётов они вовремя отсекали пехоту от танков и вынуждали противника отступать. Два раза враг бросался в атаку на окопы 3-й роты, но комбат отражал их резервом, который водил лично сам. Несмотря на полученное лёгкое ранение, он ни на минуту не ослабил руководство боем, появлялся в самых опасных местах.

Третья контратака была также отражена. Враг оставил на поле боя пять сожжённых и подбитых танков и больше сотни трупов солдат и офицеров. Батальон "держал зубами" плацдарм, как наказывал командир полка.

Через два часа противник снова атаковал с тех же трёх направлений. Наступало до полутора батальона пехоты с одиннадцатью танками. Из района Городища била артиллерия. Главные силы наступали от Домантова. Здесь фланг Тварковского был наиболее уязвим. Третья рота занимала оборону на фронте около километра.

Командир батальона огнём миномётной роты старался ослабить силы врага. Орудия прямой наводкой подбили три танка. И всё же противнику удалось вплотную подойти к линии окопов 3-й роты. Тварковский подтянул резерв и, когда враг бросился в атаку, контратаковал. Рукопашного боя враг не принял и откатился. Но положение оставалось напряжённым. Роты понесли значительные потери. В миномётной роте осталось всего сорок мин, а в дивизии — по десять-двенадцать снарядов на пушку. Мало было боеприпасов и у пулемётчиков. А противник готовился повторить атаку.

В это время кто-то положил руку на плечо командира батальона. Тварковский оглянулся и опешил: рядом в окопе стоял Печенюк. С ним были радисты.

— Трудно, сынок? — просто сказал командир полка. — Ничего, держись. Скоро подойдёт второй батальон, он уже переправился.

Подполковник сразу понял, какую удачную позицию занял Тварковский. Он надел наушники и связался с начальником штаба полка. Прежде всего он просил, чтобы штурмовики ударили по артиллерии противника в районе Городища. Далее приказал пулемётной роте 2-го батальона занять остров на Днепре против левого фланга батальона Тварковского и бить во фланг атакующего противника. Артиллерийской группе — бить по Домантову. 2-му батальону как можно скорее выходить в район занятого плацдарма. За ним следовать и 3-му батальону. Подвезти боеприпасы.

Заняв остров на Днепре, Печенюк сделал умный ход. Вокруг кипел бой. Враг наседал. Тварковскому ещё раз пришлось вести резерв в контратаку. Но гитлеровские танки, нанося большой урон резервной роте своим пулемётным огнём, заставили её отойти в свои окопы. Враг бросился на передний край обороняющихся. Орудия резерва били по танкам, пулемёты, захлёбываясь, старались отрезать пехоту. Левый фланг мог не устоять.

В этот момент с острова ударили пулемёты. Их фланкирующий огонь буквально срезал пехоту врага. Она покатилась вспять к Домантову. Отстреливаясь, стали отходить и танки противника. Вскоре в направлении Городища пронеслись "илы", и там послышались взрывы. Огонь артиллерии оттуда ослаб. Положение было спасено.

В этот день контратак больше не последовало. Стемнело. Подполковник Печенюк сам повёл 2-й батальон в атаку на Домантово и в ночном бою овладел селом. Это был большой успех.

23 сентября в 9.30 утра противник начал наступление с двух направлений: из Страхолесья на Домантово и с запада — на Городище.

На Домантово наступало три-четыре батальона с двадцатью "тиграми" и "фердинандами". Их поддерживали около четырёх дивизионов артиллерии и авиация. На батальон Тварковского наступало до полутора батальона пехоты с восемью танками.

К 12 часам дня бой достиг высшей стадии напряжённости. Домантово горело. Два десятка самолётов противника бомбили передний край и обстреливали его из пушек. Вражеские танки медленно передвигались, используя складки местности, вели огонь осколочными снарядами. Подразделения несли значительные потери.

Ещё одна атака — и вражеские танки ворвались на передний край. Солдаты 2-го батальона поджигали их бутылками с горючей смесью, бросались под них со связками гранат и с минами. В это время Печенюк дал заградительный огонь, отсекая второй эшелон атакующих. В небо взвились три зелёных ракеты. Батарея из засады на острове открыла внезапный огонь по бортам "тигров" и "фердинандов". Два пулемёта резали пехоту врага фланговым огнём. Сразу загорелись три танка и самоходка. Пехота противника заметалась и залегла, не добежав до переднего края обороны. Танки стали пятиться назад. Печенюк поднял в контратаку 2-й и 3-й батальон. Враг не выдержал удара и откатился.

Жаркий бой шёл и на участке батальона Юрия Тварковского. Ещё ночью комбат, опасаясь за свой правый фланг, подготовил управляемый завал в лесном массиве. Толовые шашки охватывали стволы деревьев у самого корня. К ним тянулись электропровода. Дозоры сапёров вели наблюдение за лесным массивом, откуда враг мог обойти фланг батальона. Предположение комбата оправдалось. И когда враг подготовился к атаке через лес, Тварковский приказал сапёрам обрушить на него деревья. Три группы могучих деревьев рухнули на цепи врага. Под завалом почти полностью погибли две роты противника.

Плацдарм с каждым днём креп, упрочнялся, расширялся. Враг прилагал много сил для его ликвидации. С 23 по 28 сентября полк подполковника Печенюка отбил одиннадцать яростных атак. Один только батальон Юрия Тварковского за эти дни уничтожил до 700 солдат и офицеров, сжёг и подбил до десяти танков.

Вскоре 13-я армия с этого плацдарма перешла в наступление и погнала фашистов на запад.

Биография предоставлена Игорем Сердюковым

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Золотые Звезды Полесья. 3-е изд., Киев, 1985