Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Попов Кирилл Егорович

 
Попов Кирилл Егорович
12.01.1917 - 27.01.1975
Герой Социалистического Труда


    Даты указов
1. 07.05.1971 Медаль № 13218
Орден Ленина № 410218


Попов Кирилл Егорович – начальник лесопункта Олёкминского леспромхоза Министерства лесной и деревообрабатывающей промышленности СССР, Якутская АССР.

Родился 12 января (по другим данным – февраля) 1917 года в деревне Нерюктяй ныне Ленского района Республики Саха (Якутия) в многодетной крестьянской семье. Якут. Был двенадцатым ребенком в семье.

Трудовую деятельность начал в 1933 году мастером леса и сплава Туруктинского лесозаготовительного участка треста «Якутлес». С 1937 года работал бригадиром возчиков на ледяных конных дорогах.

С августа 1941 года – в Красной Армии. Участник Великой Отечественной войны. В ноябре 1941 года вступил в ВКП(б)/КПСС.

До ноября 1941 года проходил службу в 486-м запасном стрелковом полку на станции Мальта Иркутской области. С ноября 1941 года – в отдельной роте автоматчиков-разведчиков 523-го стрелкового полка 188-й стрелковой дивизии. В декабре полк был переведен на Волховский фронт. В боях под Старой Руссой был ранен и более 4 месяцев находился на излечении в эвакогоспитале № 3458. 15 июня 1942 года выписался из госпиталя и был направлен в 31-й пограничный полк Калининского фронта. Участвовал в штурме крепости города Кенигсберг. Награждён орденом Красной Звезды и боевыми медалями. С октября 1945 по ноябрь 1947 года – служил в 95-м пограничном отряде. С ноябре 1947 года – в запасе.

Демобилизовавшись из Красной Армии в звании старшины, вернулся в Якутскую АССР (ныне – Республика Саха (Якутия)), где работал начальником Туруктинского, а затем Нюйского лесоучастка Ленского леспромхоза. Окончил Красноярский институт повышения квалификации.

Вернувшись с дипломом, применил в хозяйстве новшества, о которых узнал в Красноярске. Первым делом на трелевке начали использовать вместо лошадей трактор С-80. Также добился, чтобы лесорубов вместо электропил «Баян», которые весили 22 килограмма, оснастили «Дружбой» весом 8 килограмм. Большое внимание уделял строительству жилья для работников лесопункта. В Нюе появились жилой микрорайон, Дом культуры с библиотекой и читальным залом.

В 1953 году назначен директором Ленского райпромкомбината. Уже в середине 1950-х годов с фронтовиком приключилась несправедливость. Решением бюро Ленского райкома КПСС его исключили из партии за якобы сокрытие социального происхождения и невыполнение госплана Райпромкомбината.

Затем работал в Жедайском лесопункте Олёкминского леспромхоза, который за 4 года вывел в число передовых. В 1959 году Якутский обком КПСС дает Кириллу Егоровичу еще одно поручение: вывести в число передовых Дабанский лесопункт, который находился в числе отстающих.

В 1960 году выдвигается Верхнеленского леспромхоза, а затем вновь занимает должность начальника Жедайского лесопункта и начальника Олёкминского городского лесопункта Олёкминского леспромхоза.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1971 года за выдающиеся успехи в выполнении заданий пятилетнего плана по развитию лесной и деревообрабатывающей промышленности Попову Кириллу Егоровичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Молот».

С 1972 года – директор Олёкминского леспромхоза.

Умер 27 января 1975 года в Якутске. Похоронен в селе Чапаево Олёкминского района Якутии.

Награждён орденами Ленина (07.05.1971), Красной Звезды, медалями, в том числе «За взятие Кенигсберга».

Имя К.Е. Попова носит улица в селе Нюя Ленского района Якутии. На доме где он жил ему установлена мемориальная доска.

Из публикации на сайте ЯСИА

Сборник «Фронтовая печать о воинах из Якутии», составленный кандидатом исторических наук Д.Л. Петровым, открывает фотография с таким текстом: «Автоматчик – снайпер сержант К. Попов, уничтоживший в боях десятки фашистов». Эта фотография, впервые опубликованная 27 февраля 1942 г. в газете 11-й армии «Знамя Советов», обнаружена составителем сборника в военном отделе Государственной библиотеки им. Ленина.

А фронтовая газета 188-й стрелковой дивизии «На врага» от 3 апреля 1942 г. подробно рассказала о подвигах сержанта Кирилла Попова. Вот она, эта корреспонденция, подписанная красноармейцем В. Николаевым: «Родная якутская тайга научила Попова ходить бесшумно, жить под открытым небом, бить зверя без промаха, с одного выстрела. Воины командира Генрихсона быстро привыкли к этому широкоплечему бойцу. И в разведке, и в бою Попов шел впереди. Это почетное место прочно закрепилось за ним. Однажды ночью сержант Попов вместе с товарищами пробрался в деревню «Л», занятую фашистами. Крики «Ура», очереди советских автоматчиков были полной неожиданностью для спящих немцев. Они выскакивали из домов, бежали в темноту ночи и падали, сраженные пулями, приказано было в этой операции захватить «языка». Внимание Попова привлек отчаянно скуливший, видимо, умирающий от страха фриц. Несколькими прыжками он догнал немца, схватил за шиворот, взвалил на широкую свою спину и потащил обратно. Сбросив фрица у своих, он убежал за следующим. Так он притащил трех фашистов. Немцы открыли огонь по разведчикам. Вражеская пуля ранила Попова…

8 км по снегу, по бездорожью прошел раненый Попов, добираясь до медпункта. В тот же день его увезли в тыловой госпиталь..».



Публикация с сайта газеты «Якутия»

Разведчик Попов: «Я честно исполнял свой долг»

Кирилл Егорович Попов родился 8 января 1917 года в деревне Нерюктей Ленского района ЯАССР в многодетной крестьянской семье. Окончив пятилетку, начал работать на лесозаготовках Туруктинского лесопункта Ленского леспромхоза, где его и застало известие о начале войны.

Автоматчик-снайпер 188-й дивизии

Призвали в Красную Армию 24-летнего лесозаготовителя 13 августа 1941 года. С ноября 1941-го Попов — в отдельной роте автоматчиков-разведчиков 523-го стрелкового полка 188-й стрелковой дивизии. В декабре дивизия переброшена на Волховский фронт, где 5 февраля 1942 года под городом Старая Русса Кирилл Егорович был тяжело ранен. Насколько жарко было в те трагические дни начала 1942 года в боевых порядках 188-й дивизии, поможет понять эта историческая справка:

«В ночь с 6 на 7 января 1942 года дивизия повела наступление в направление Старой Руссы, в том числе по льду озера Ильмень, форсировала реки Пола, Ловать, Редья. С 7 января 1942 года дивизия наступает на Старую Руссу, освободив деревни Подборовье, Талыгино, Анишино, Иванково, Лысково, Красково, Крюково... Бессмертный подвиг совершил батальон 188-й стрелковой дивизии под командованием капитана А.Ф. Величко. Батальон ворвался в Старую Руссу, двое суток вел неравный бой с превосходящими силами гитлеровцев, сражаясь до последнего солдата...»

Из полевого госпиталя Попова перевезли в эвакогоспиталь в Ивановскую область, где он находился на излечении более четырех месяцев. В конце февраля 1942-го в армейской газете «На врага» было опубликовано фото разведчика с подписью: «Автоматчик-снайпер Попов, уничтоживший в боях десятки фашистов».

Выписали Кирилла Егоровича только в середине июня и сразу же направили в 31-й полк Калининского фронта. В его составе автоматчик Попов участвовал в штурме крепости Кенигсберг. После официального окончания Второй мировой войны Кирилл Попов, награжденный орденом Красной Звезды и медалью «За победу над Германией», еще долго служил в погранотряде и был уволен в запас лишь 1 ноября 1947 года.

Вернулся в Якутию, в Турукту, где приказом по тресту «Якутлес» назначен начальником Туруктинского, а затем и Нюйского лесопункта Ленского леспромхоза.

Без навета не обошлось

Уже в середине 50-х с фронтовиком приключилась несправедливость. Решением бюро Ленского райкома КПСС его исключили из партии за якобы сокрытие социального происхождения и невыполнение госплана Райпромкомбината, директором которого он работал с 1953 года. Видимо, как это часто бывало в те годы, без навета не обошлось.

Из письма К.Е. Попова в Якутский обком КПСС:

«Отец мой имел в своем хозяйстве 60 голов скота, в том числе 30-40 коров, рабочую лошадь, более десятка кобылиц. Раскулачен был в 1929 году, когда мне было 12 лет. (В связи с этим папа с сестрами был отчислен из школы — Авт.), а всего в нашей семье было 12 детей: семь братьев и пять сестер. С 16 лет ушел работать трелевщиком на Туруктинский лесоучасток, где проработал до начала Отечественной войны. На фронт ушел в августе 1941 года с должности мастера лесозаготовок и сплава. В партию вступил в ноябре 1941 года в 523-м стрелковом полку. Вскоре меня перевели на Волховский фронт, и я стал командиром отделения автоматчиков. На фронте существовал порядок: когда разведчик уходил на задание, все документы оставлял в штабе, в том числе и партбилет. В феврале 1942 года меня во время выполнения задания ранило. В госпитале находился более четырех месяцев. Все это время пытался вытребовать партбилет из своего 523-го СП, но документы не выслали, так как моя часть была в окружении и почти вся погибла. В сентябре 1942 года вступил снова в кандидаты, а в члены партии приняли в декабре. В то время, беспрерывно находясь под огнем врага, особенно не приходилось думать о прошлом отца, тем более он умер в 1941 году. У меня была задача, если умереть за Родину, то коммунистом. До конца войны я честно исполнял свой долг, имею несколько серьезных ранений, боевые награды...

Моя ошибка состоит в том, что во время обмена партдокументов не обратил внимания на заполнение учетной карточки, где было записано происхождение «из середняков». Я не стремился обмануть партию, да это было бы невозможно, потому что меня в Ленском районе все знают...»

Кирилл Егорович скончался в январе 1975 года, немного не дожив до 30-летия Победы.

Мои обрывки воспоминаний об отце

Я была поздним ребенком и очень мало знала об отце. Так, обрывки воспоминаний о суровом, зрелом, с ослабленным здоровьем человеке. Я им очень гордилась. О войне папа практически ничего не рассказывал, только изредка, в компании воевавших земляков. И все время — с горечью и болью. На одной из таких встреч отец вспомнил Кенигсберг в апреле 1945-го: во время уличного боя он врывается в одну из квартир, на полу лежит мертвая женщина, а по ней ползает ребенок и пытается сосать грудь...

Второй эпизод слышала от отца непосредственно, когда он был в хорошем настроении. Начало февраля 1942 года. Взвод ходил в разведку за языками. Отца тяжело ранило пониже спины, задело позвоночник и кости таза. Возвращаться пришлось «на своих двоих» несколько километров. Его подбадривал и не давал упасть служивший вместе с ним татарин. Как я благодарна тому безымянному сослуживцу за то, что я есть!.. В последующие месяцы весь 523-й полк полег под Старой Руссой.

С юмором отец говорил об окопных вшах: «С ними разговор короткий — раздеться на морозе, вывернуть одежду наизнанку и вытрясти».

Без всякой обиды папа вспоминал, что когда их везли в эшелонах на фронт из Иркутской области, то вообще не кормили. Когда же привезли, то одновременно выдали обмундирование и галеты. Так что пришлось делать все сразу — и есть, и одеваться.

А еще папа научил меня наматывать портянки. Очень важное умение, пригодилось, сама теперь могу хоть кого научить!.. Конечно же, любимой песней была «Землянка». К фильмам о войне относился пренебрежительно, но «Освобождение» все же через силу посмотрел и... был не в восторге. Очень долго читал воспоминания маршала Жукова, но впечатлениями почему-то не делился. Отмалчивался.

Вот и все, что я знаю об отце.

Подготовил Тимур Каримов

    Источники
 Публикации в сети Интернет