Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Соломатин Алексей Фролович

 
Соломатин Алексей Фролович
12.02.1921 - 21.05.1943
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 01.05.1943 Медаль № 955

    Памятники
  Надгробный памятник (общий вид)
  Надгробная плита
  Мемориальная доска в Калуге


Соломатин Алексей Фролович - командир эскадрильи 296-го истребительного авиационного полка 268-й истребительной авиационной дивизии 8-й воздушной армии Южного фронта, старший лейтенант.

Родился 12 февраля 1921 года в деревне Бунаково-2, ныне Ферзиковского района Калужской области в семье крестьянина. Русский. Член ВКП(б) с 1942 года. Муж Героя Советского Союза Лидии Владимировны Литвяк. Окончил 3 курса Калужского гидромелиоративного техникума и аэроклуб.

В 1939 году призван в ряды Красной Армии. В 1940 году окончил Качинскую военную авиационную школу летчиков.

В боях Великой Отечественной войны с июня 1941 года. В составе группы летчиков участвовал в воздушном бою 9 марта 1942 года. Тогда семеро летчиков ВВС Юго-Западного фронта, атаковав группу из 25 самолётов противника, добились замечательной победы — сбили 7 самолётов (5 истребителей Ме-109 и 2 пикировщика Ju-87 ) без потерь со своей стороны! В этом бою А.Ф. Соломатин лично сбил Ме-109.

К февралю 1943 года старший лейтенант А.Ф. Соломатин совершил 266 боевых вылетов, провел 108 воздушных боев, лично сбил 12 и в группе 15 самолётов противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками старшему лейтенанту Соломатину Алексею Фроловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 955).

21 мая 1943 года капитан А.Ф. Соломатин ушёл на очередное задание. В воздушном бою над селом Павловка его самолёт был подбит, а сам пилот тяжело ранен. С большим трудом Алексей Фролович Соломатин довел истребитель до аэродрома, но посадить его уже не смог...

Был похоронен на центральной площади села Павловка Красносулинского района Ростовской области, впоследствии перезахоронен в селе Киселёво Красносулинского района Ростовской области.

Награждён 2 орденами Ленина (31.07.1942; 1.05.1943), орденом Красного Знамени (14.03.1942).

На здании гидромелиоративного техникума в Калуге в честь Героя установлена мемориальная доска.

Из книги Натальи Федоровны Кравцовой "Вернись из полета!":

На аэродром Лиля пришла раньше назначенного времени, чтобы встретиться с Лешей, который в этот день должен был улететь на некоторое время в тыл за новыми самолетами для полка. Машина из дивизии могла приехать за ними сразу же после обеда, и она боялась, что тогда они не успеют попрощаться, потому что как раз в это время ей предстояло вылететь на боевое задание.

В тылу Леша собирался провести неделю, получить самолеты и затем вместе с группой летчиков перегнать эти самолеты в полк. Он мечтал в течение этой недели хоть на денек заглянуть домой, в родную Калугу, где уже давно не был. Радуясь Лешиной поездке, Лиля вместе с ним волновалась, как будто не он, а сама она отправлялась в путь...

На стоянке тихо шумел бензозаправщик: Инна заливала горючее в баки. Лиля подошла к самолету и погладила рукой блестящее, нагретое солнцем крыло. Затем, повернувшись к Инне, спросила как бы между прочим:

— Не видела – наши уже сели?

На ней был новый бледно-розовый шарфик, из-под шелкового подшлемника выбивались вьющиеся светлые волосы. В строгих синих глазах – озабоченность.

— Горбунов сел. Он возвратился раньше: у него мотор пробит, — ответила Инна, завинчивая горловину бака.

— А Леша?

— Соломатин? Нет еще... Он в воздухе.

— Один?

— Кажется, один. Точно не знаю.

Инна перешла к другому баку, и снова полился в горловину прозрачный красноватый бензин. Держа в руке шланг, она смотрела на Лилю и думала: "Волнуется. Принарядилась сегодня... Красивая. И как это у нее получается? Всего какой-нибудь шарфик... Ведь для Лешки, конечно. Золотой парень! И вообще они чудесная пара!"

Вздохнув, она сказала:

— Скоро вернется.

Нагнувшись, Лиля сорвала травинку и, по привычке покусывая стебелек, обеспокоенно спросила:

— А где же он потерял Лешу?

— Кто?

— Да Горбунов. Давно он сел?

— Нет. Минут пять или семь... Да он еще на КП.

— Пойду спрошу его, — сказала решительно Лиля.

Нахмурившись, она отошла от бензозаправщика и, остановившись, прислушиваясь: откуда-то издалека доносился звук моторов, который то усиливался, то затихал. Шел воздушный бой. Подняв голову, прикрыв ладонью глаза от солнца, она внимательно, до боли в глазах всматривалась в небо. Завывающий звук моторов становился все громче, и все отчетливее слышалась прерывистая дробь пулеметных очередей.

Машина с бензином отъехала. Инна спрыгнула с крыла и подошла к Лиле:

— Что, дерутся? Где они? Ты их видишь?

— Вот, вот они! Смотри, Профессор! Сюда смотри! – воскликнула Лиля, заметившая самолеты.

— Вижу, вижу! Один на один... Ну сейчас фрицу достанется.

— Угу, — произнесла нехотя Лиля.

Она не любила, когда заранее предрекают исход боя.

Истребители вились в небе, то делая крутые виражи, то ввинчиваясь в высь, то пикируя в погоне друг за другом. Увлеченные боем, они постепенно приближались к аэродрому. Казалось, два светлых мотылька весело резвятся в голубом небе. И только напряженное гуденье, треск пулеметов и звенящий звук крыльев, режущих воздух, говорили о том, что идет тяжелый бой.

— Это Леша... С "мессером" дерется, — тихо сказала Лиля, хотя все и так было ясно.

С тревогой наблюдала она за поединком, который затягивался. Ей вдруг показалось, что в самые удобные для атаки моменты Леша почему-то не стреляет в своего противника. Проследив тщательно за боем, она убедилась в этом. Да, он не стрелял... Зато "мессер" посылал одну очередь за другой, наседая на "як". Что случилось? Неужели... От страшной догадки у Лили похолодело сердце...

Она быстро стала ходить возле самолета, нервно теребя перчатки, которые держала в руке, и, поглядывая вверх, туда, где продолжался бой.

— Ты что, Лиля? – спросила Инна. – Беспокоишься? Да вернется твой сокол, он всегда возвращается!

Лиля не ответила. Взглянув на часы, она еще раз посмотрела вверх, потом резко остановилась и коротко спросила:

— Самолет готов?

— Готов.

— Пушка? Пулеметы?

— Полный боекомплект.

— Давай запускать!

— Куда? Тебе же еще не скоро...

Но Лиля уже застегивала шлемофон:

— У него кончились боеприпасы... Быстрее!

В этот момент на "яке", стоявшем неподалеку от КП, заработал мотор.

— Кто-то уже вылетает, — сказала Инна.

Словно не слыша ни слов Инны, ни звука мотора, Лиля рывком вскочила на крыло самолета. Она уже забросила одну ногу за борт, чтобы сесть в кабину, когда послышался нарастающий рев мотора. Оглянувшись, Лиля замерла: истребитель почти вертикально стрелой несся вниз... Еще секунда – и он врежется в землю... Зачем он? Зачем? – мелькнуло в ее сознании, и в тот же миг раздался взрыв, от которого дрогнула земля...

Все произошло в течение нескольких секунд. Лиля все еще стояла на крыле, перекинув одну ногу через борт, и смотрела в ту сторону, где чернел столб густого дыма, оставшийся после взрыва.

Было тихо. Очень тихо. Только звук удалявшегося "мессершмитта" замирал в синеве...

Медленно, как во сне, цепляясь руками за самолет, чтобы не упасть, сошла Лиля на землю и прислонилась спиной к крылу. Теперь некуда было спешить...

Подбежавшая к ней Инна не знала, что сказать, и только шепотом повторяла:

— Не надо, Лиля... Не надо...

А Лиля растерянно и недоуменно смотрела на нее, словно не понимая, о чем она говорит, и где-то в глубине ее глаз теплилась слабая надежда: а вдруг Инна скажет сейчас, что все это неправда... Что этого не было...

Но Инна дрожащими губами продолжала повторять:

— Не надо...

— У него кончились боеприпасы... — еле слышно произнесла Лиля.

Она хотела сказать еще что-то, но почувствовала, как внезапно сдавило ей горло и вместо слов из него вырвались хрипящие звуки. Обеими руками она с силой рванула воротник гимнастерки...

Самолет упал рядом с аэродромом, в нескольких километрах от него. Туда сразу же помчалась санитарная машина, следом за ней – полуторка. Когда грузовик проезжал мимо стоянки, Лиля встрепенулась и метнулась к нему. Инна, подняв руку, крикнула шоферу:

— Стойте! Дайте сесть!

Машина слегка затормозила, и Лиля, вскочив на подножку, ухватилась за борт. Встречным ветром сдуло легкий газовый шарфик, и он, медленно снижаясь, поплыл по воздуху, пока не опустился на землю. Инна подобрала его и остановилась на дороге, провожая взглядом машину, которая свернула в поле.

Крепко держась за борт, так что ногти впились в дерево, Лиля стояла на подножке. Она стянула с головы шлемофон и напряженно всматривалась туда, где клубился дым. Ветер растрепал ее волосы, бросал пряди в лицо, в глаза.

Полуторка подпрыгивала на ухабах, быстро мчась по полю, но Лиле казалось, что машина едет слишком медленно и она не успеет вовремя. Будет поздно. Слишком поздно...

И хотя в глубине души она понимала, что не имеет никакого значения, раньше или позже прибудет машина к месту падения самолета, что все равно Леша не мог остаться живым, ей никак не хотелось этому верить...

Спустя несколько минут Лиля, стоя на небольшом холмике, молча смотрела вниз, в углубление, образовавшееся на поле от взрыва. Там, в дыму, ходили люди, разбрасывая остатки самолета.

Они вытащили из-под дымящихся обломков обгоревшее тело летчика. Лиля узнала Лешу только по орденам.

Его положили на носилки, накрыли белой простыней и быстро внесли в санитарную машину. Врач уселся в кабине, захлопнул дверцу, и машина уехала. А Лиля осталась все на том же холмике, не в силах двинуться с места, уставившись на дымящиеся обломки "яка", того самого, в котором всего каких-нибудь десять минут назад сидел Леша. Ей казалось, что увезли не его, что он все еще где-то здесь...

Собралась уезжать и полуторка. Не решаясь окликнуть Лилю, некоторое время все ждали ее, но она не замечала. Тогда ее позвали:

— Литвяк, поедете?

Она отрицательно покачала головой.

Заурчал мотор, и полуторка, пошатываясь на неровном поле, тронулась.

Оставшись одна, Лиля опустилась на землю, как подкошенная, и слезы, которые она с трудом сдерживала все это время, хлынули из глаз. Закрыв лицо руками и зарывшись головой в траву, она лежала на земле и тихо плакала, всхлипывая.

Вскоре пришла Катя, которой все рассказала Инна. Она медленно обошла вокруг большой дымящейся ямы и остановилась возле Лили.

Прежде чем произнести что-нибудь, Катя долго стояла, ожидая, когда Лиля выплачется. Уперев руки в бока, угрюмо насупившись и нахлобучив фуражку почти на самые глаза, словно приготовившись драться с противником не на жизнь, а на смерть, она покусывала губы и смотрела сверху на плачущую Лилю.

— Ну, хватит! Вставай, Лилька... — сказала она, наконец. – Поплакала и довольно. Слышь, Лиль, скоро твоя очередь лететь!

Услышав Катин голос, Лиля подняла голову и, часто всхлипывая, села. Приложила к глазам смятый, весь мокрый от слез платок и снова заплакала:

— Я... я сейчас...

Голос у нее был такой слабый и беспомощный, что от жалости у Кати все внутри перевернулось; она села рядом с ней, обняла, как маленькую девочку, и со вздохом сказала:

— Эх!.. Жалко Лешку... Что и говорить – парень был настоящий! Мало таких... Слышь, Лилька! Не реви... — Она стукнула кулаком по земле: — Их, гадов, бить надо! Бить! Понимаешь?

Лиля перестала плакать и молча кивнула головой, а Катя вскочила, сжала кулаки и, сощурив полные ненависти глаза, еще раз повторила:

— Бить их надо! Слышь, Лилька, не реви... Вставай! Пойдем.

Подняв заплаканное лицо, Лиля тихо произнесла:

— У него кончились боеприпасы... А я не успела... Понимаешь, не успела...

И опять по щекам ее побежали слезы.

Значительная часть материалов о Герое любезно предоставлены Игорем Сердюковым (город Киев, Украина)

Биография предоставлена Кириллом Осовиком

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.