Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Кормишин Иван Григорьевич

 
Кормишин Иван Григорьевич
06.12.1923 - 10.07.1945
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 27.06.1945

    Памятники
  Могила М.И.Кутузова в Болеславце
  Могилы советских воинов в Болеславце
  Бюст Героя


 Кормишин Иван Григорьевич – командир  танковой роты 56-й гвардейской танковой Васильковско-Шепетовской Краснознаменной бригады (7-й гвардейский танковый Киевский дважды Краснознаменный корпус, 3-я гвардейская танковая армия, 1-й Украинский фронт), гвардии старший лейтенант.

Родился 6 декабря 1923 года в селе Грабово ныне Бессоновского района Пензенской области в крестьянской семье. Русский. Окончил 8 классов. Работал в селе Александровка Пензенской области. Призван в армию в январе 1942 года. В 1943 году окончил Ульяновское танковое училище, получив при выпуске звание младшего лейтенанта.

В действующей армии – с  июля 1943 года. Сражался на Брянском, Центральном, Воронежском и 1-м Украинском фронтах в 195-й (с 27 июля 1943 года – 56-й гвардейской) танковой бригаде. Дважды ранен.

Особо отличился в Берлинской стратегической операции, в том числе  при штурме Берлина.

За время боевых действий бригады с 15 по 30 апреля 1945 года во главе своей роты форсировал реки Нейсе, Шпрее и канал Тельтов.  В этих боях его рота уничтожила более 300 немецких солдат и офицеров, 20 танков и самоходных орудий, 15 полевых орудий, 10 бронетранспортеров, взяла в плен более 500 солдат и офицеров противника. Своим экипажем уничтожил огнем пушки и пулемета 50 немецких солдат и офицеров, 5 танков и 6 бронетранспортеров.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года за умелое командование подразделением, мужество и героизм, проявленные в Берлинской операции, Кормишину* Ивану Григорьевичу присвоено звание Героя Советского Союза. 

Герой не получил высокую награду. 10 июля 1945 года он трагически погиб в военном лагере «Зеленый» в окрестностях Праги. Похоронен в Польше, на офицерском кладбище имени М.И.Кутузова в городе Болеславец.

Имя И.Г.Кормишина присвоено улице в селе Грабово. В районном центре – селе Бессоновка установлен бюст Героя.

Награжден орденами Ленина (27.06.1945), Красного Знамени  (13.08.1944), Александра Невского (29.03.1945), Отечественной войны 1-й степени (27.10.1943), Красной Звезды (31.07.1943), медалями.

………………………………………….
*Во всех наградных документах и документах ОБД «Мемориал» – Кармишин Иван Григорьевич.

 Младший лейтенант И.Г.Кормишин по прибытии в 56-ю гвардейскую танковую бригаду был назначен командиром легкого танка Т-70. Боевое крещение получил в Орловской стратегической наступательной операции «Кутузов» (12 июля – 18 августа 1943 года)  – завершающем этапе сражения на Курской дуге, где 3-я гвардейская армия действовала в составе Брянского, а с 27 июля – Центрального фронта.

В бою  19 июля 1943 года младший лейтенант  Кормишин на своем танке первым ворвался в село Зыбино 1-е Орловской области, где разогнал колонну автомашин. При этом были захвачены 2 автомашины, уничтожено до 20 солдат и офицеров противника. Умелым маневрированием способствовал продвижению вперед главным силам батальона и захвату села Зыбино 1-е.
Награжден орденом Красной Звезды.

В дальнейшем воевал на Воронежском (с 20 октября 1943 года – 1-м Украинском) фронте. Участвовал в Сумско-Прилукской наступательной операции – освобождении левобережной Украины и форсировании Днепра, затем в боях на Букринском плацдарме.

Командир танка Т-34 гвардии младший лейтенант И.Г.Кормишин во время боевых действий 13 октября 1943 года на правом берегу Днепра первым ворвался в село Малый Букрин, захватил 1 пушку калибра 150-мм, 2 броневика, 1 штабную машину с радиостанцией, уничтожил до 135 солдат и офицеров противника. В бою действовал дерзко и решительно.
Награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

В конце октября 1943 года 3-я гвардейская танковая армия скрытно для противника была перегруппирована с Букринского на Лютежский плацдарм севернее Киева.
Здесь И.Г.Кормишин участвовал в Киевской наступательной операции и освобождении Киева (3 – 13 ноября 1943 года), затем в Киевской оборонительной операции (13 ноября – 22 декабря 1943 года); Житомирско-Бердичевской (24 декабря 1943 – 14 января 1944 года), Проскуровско-Черновицкой  (4 марта – 17 апреля 1944 года) и  Львовско-Сандомирской стратегической (13 июля – 29 августа 1944 года) наступательных операциях.

В ходе Львовско-Сандомирской операции командир танкового взвода гвардии лейтенант И.Г.Кормишин со своим взводом  14 и 15 июля 1944 года с боем прошел первую и вторую линии обороны противника. Несмотря на полученное им ранение и выход из строя всего экипажа, оставался в своей машине и отражал контратаку противника в лесу у села Гукаловцы (Зборовский район Тернопольской области). Когда его машина была выведена из строя, он пересел в другую машину и пошел в атаку на высоту 373, где со своим экипажем уничтожил до 50 солдат и офицеров противника.
Награжден орденом Красного Знамени.

В 1945 году И.Г.Кормишин в составе своей бригады участвовал в Сандомирско-Силезской наступательной операции (12 января – 3 февраля 1945 года) – составной части Висло-Одерской стратегической операции; Нижнесилезской наступательной операции (8 – 24 февраля 1945 года); Берлинской стратегической наступательной операции (16 апреля – 8 мая 1945 года) и штурме Берлина;  Пражской стратегической наступательной операции (6 – 12 мая 1945 года).

В ходе Сандомирско-Силезской операции командир танковой роты гвардии старший лейтенант И.Г.Кормишин со своей ротой с 14 по 29 января шел в головной походной заставе батальона. За это время рота Кормишина уничтожила 19 немецких танков и самоходных орудий.
16 января 1945 года  своей ротой он захватил железнодорожную станцию Желиславице (ныне Силезское воеводство, Бендзиньский повят), форсировал реку Пилица и  захватил город Конецполь (ныне Силезское воеводство, Ченстоховский повят) .
19 января 1945 года,  идя во главе своей роты, пересек старую германо-польскую границу, вторгся в город Питшен (ныне Бычина, Опольское воеводство, Ключборкский повят), разгромил немецкий гарнизон, захватил железнодорожную станцию Питшен   с тремя воинскими эшелонами. Продолжая выполнять задачу, Кормишин занял ротой город и железнодорожную станцию Рыхталь (ныне Кемпненский повят Великопольского воеводства) с четырьмя воинскими эшелонами, захватил в плен 800 солдат и офицеров противника, не потеряв ни одного своего солдата.
Смелыми и решительными действиями по бездорожью Кормишин тремя танками ворвался в город Гольдберг (ныне Злоторыя, Злоторыйский повят Нижнесилезского воеводства), обеспечив возможность бригаде полностью занять его. При этом был захвачен в плен полковник Китляр, командующий фольксштурмом Гольдбергского округа.
Был представлен к званию Героя Советского Союза, награжден орденом Александрв Невского.

За отличие в Берлинской операции вторично представлен к званию Героя Советского Союза

Из наградного листа на присвоение звания Героя Советского Союза
 
Капитан Кармишин, командир танковой роты 2-го танкового батальона, в последнее время заместитель командира батальона по строевой части, в период боевых действий бригады с 15 по 30 апреля при форсировании рек Нейсе, Шпрее и канала Тельтов проявил исключительное мужество и героизм, отвагу. Его рота за это время уничтожила более 300 немецких солдат и офицеров, 20 танков и самоходных орудий, 15 полевых орудий, 10 бронетранспортеров, взяла в плен более 500 солдат и офицеров противника.
Сам тов. Кармишин, действуя на своем танке впереди своей роты, личным героизмом увлекал бойцов, сержантов и офицеров на выполнение боевой задачи. Когда при форсировании реки Шпрее  рота натолкнулась на ожесточенное сопротивление противника, танк тов. Кармишина, вырвавшись вперед, отыскал брод и, переправившись через реку, завязал бой с немецкими войсками. Будучи весь на виду, танк под командованием тов. Кармишина умело маневрировал на поле боя и уничтожил лично огнем пушки и пулемета 50 немецких солдат и офицеров, 5 танков и 6 бронетранспортеров. В это время рота тов. Кармишина переправилась через реку Шпрее без потерь.
За образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом мужество и отвагу тов. Кармишин достоин присвоения  звания Героя Советского Союза.
Командир 56 гвардейской танковой бригады гвардии полковник Слюсаренко
1 мая 1945 года

Из книги З.К.Слюсаренко «Последний выстрел» (в сокращении)

Командарм поставил перед бригадой задачу: форсировать реку Шпрее и наступать в направлении Калау. — Уверен, — добавил он, — 56-я не подкачает. Итак, друзья мои, до встречи на западном берегу Шпрее.
Мы с Савиным и Большовым подошли к карте. Тщательно изучив местность будущего наступления, решили выслать в район Брезинхена взвод танков, поставив перед ним задачу найти брод и форсировать Шпрее. Тут же вызвали командира взвода гвардии лейтенанта Гусара из роты старшего лейтенанта Ивана Кормишина.
Объяснив Гусару, что от него требуется, говорю:
— Как найти брод, товарищ гвардии лейтенант, и как его перейти, учить вас не будем, на месте сами сориентируетесь. О выполнении поставленной перед вами задачи незамедлительно доложите по рации и дайте сигнал тремя красными ракетами.
— Будет выполнено, товарищ гвардии полковник!
— Верю. Выполняйте!
Танкисты закрывают жалюзи надмоторных люков брезентами. Командир взвода, не торопясь, с завидной выдержкой проверяет, все ли его указания выполнены, затем отдает команду «За мной». Первая машина медленно сходит с берега. Она сразу хлебнула воды, но не остановилась. За ней пошли остальные танки Гусара. За взводом — вся рота старшего лейтенанта Кормишина. Но тут, откуда ни возьмись, появились передовые части 21-й немецкой танковой дивизии. Завязался бой.
Гитлеровцы стараются сбросить наших в реку. Это им, конечно, не удается. Маневрируя и выскакивая из засад, танкисты Кормишина крепко держат захваченный плацдарм, расширяют его. К моменту выхода на плацдарм всего батальона майора Рыбакова рота Кормишина уничтожила пять танков, шесть бронетранспортеров противника, истребила до пятидесяти гитлеровцев. К исходу дня я уже докладывал комкору, что задача, поставленная перед бригадой, выполнена.
В районе, где 56-я бригада форсировала Шпрее, переправились 7-й, затем 6-й танковые и 9-й механизированный корпуса, то есть вся 3-я гвардейская танковая армия. Стремительное наступление 7-го танкового корпуса, быстрый захват плацдарма на западном берегу Шпрее, в районе Брезинхена, не позволили 344-й немецкой пехотной дивизии выдвинуться к этой реке и занять третью полосу обороны.
56-я, не останавливаясь, шла вперед. К утру 19 апреля она уже подходила к Бредкау.
20 апреля наш 7-й гвардейский танковый корпус, преодолев болотистый район западнее Барута, овладел Куммерсдорфом.
21 апреля днем 56-я бригада, находившаяся в передовом отряде, вышла в район Рехагена. Сломив сопротивление врага, советские танкисты подошли к внешнему оборонительному обводу Берлина.
Мы уже у Берлина, а фашистское командование продолжает принимать экстренные меры, чтобы задержать Советскую Армию, выиграть время. На заранее подготовленном глубоко эшелонированном сильно укрепленном рубеже гитлеровцы сосредоточивают для обороны столицы большие силы. Что только ни предпринимал противник, чтобы задержать нас!
Три оборонительных пояса со сплошными траншеями, дотами, дзотами. Подходы к переднему краю, как правило, прикрывались минными полями и проволочными заграждениями. Да и сама местность вокруг столицы (реки, озера, леса, болота, множество каналов) затрудняла наше продвижение.
А каким препятствием был сам Берлин! Узлы сопротивления, которые соединялись между собой траншеями с пулеметными и артиллерийскими огневыми позициями, противотанковые завалы, рвы, эскарпы. Улицы, ведущие к центру Берлина. — забаррикадированы. Отдельные здания, где располагались взводные и ротные опорные пункты, соединялись между собой ходами сообщения. Пулеметы, фаустпатроны били из амбразур, сделанных в стенах, окнах, дверях нижних этажей. Верхние этажи занимали снайперы и пулеметчики со станковыми пулеметами.
На улицах — орудия, установленные для стрельбы прямой наводкой, на перекрестках — врытые в грунт танки, во многих местах — железобетонные колпаки, откуда можно вести круговой обстрел...
22 апреля 1945 года я записал в своем фронтовом блокноте:
«Сегодня форсировать с ходу Тельтов-канал нашей 8-й танковой армии не удалось. У противника на северном берегу была очень сильная оборона. Траншеи, железобетонные доты, зарытые в землю танки, часть мостов через канал были уже взорваны, остальные — подготовлены к взрыву. Да и сам Тельтов-канал довольно твердый орешек. Ширина его до пятидесяти метров, глубина — около трех метров, а берега высотой до трех метров во многих местах бетонированы. Что касается живой силы, техники, и говорить не приходится.
Запомнилось партийно-комсомольское собрание во 2-м батальоне нашей бригады и выступление на нем парторга Чуличкина, посвященное началу Берлинской операции.
— Товарищи, мы идем в последний и решительный бой. Партия нам говорит: «Берлин надо взять», отвечаем: «Есть, взять Берлин!» — заявил он.
Поделился своими мыслями на этом собрании и командир танка гвардии младший сержант Волков. Он, помню, в заключение сказал: «Я подал заявление о приеме в партию. Хочу войти в Берлин коммунистом».
Когда 56-я подошла вплотную к Тельтов-каналу, Волков со своим экипажем одним из первых прорвался к нему. Пушка его машины вышла из строя, но танкисты продолжали сражаться, давя гитлеровцев гусеницами. Свой маленький плацдарм они удержали до подхода остальных наших машин.
Мужественно сражались и танкисты роты гвардии старшего лейтенанта Ивана Григорьевича Кормишина, первой форсировавшей Шпрее. За две недели рота Кормишина с ходу форсировала реки Нейсе, Шпрее и теперь готова была штурмовать Тельтов-канал.
У Тельтов-канала экипаж гвардии старшего лейтенанта Ивана Кормишина столкнулся с группой вражеских танков, ударившей по нему с тыла. Командир роты быстро сориентировался, вырвался вперед, сделал резкий поворот и, маневрируя, атаковал их. Меньше чем за полчаса экипаж уничтожил пять танков, шесть бронетранспортеров и немало живой силы противника. За этот подвиг коммунист Иван Григорьевич Кормишин удостоился звания Героя Советского Союза. Вскоре мы его назначили заместителем комбата по строевой части — вместо раненого Гончаренко.
С чердака пятиэтажного дома изучаю Тельтов-канал, который мы должны форсировать. Тут же стоят начштаба Савин, начальник политотдела Большов, комбаты, старший лейтенант Кормишин.
— Крепкий орешек, — вздыхает подполковник Савин.
— Такие орешки нам еще не попадались, — вставляет майор Рыбаков.
Форсировать канал собираемся при очень активной поддержке артиллерии.
23 апреля к исходу дня 7-й гвардейский танковый корпус сосредоточился в районе Штансдорфа. Мы с Большовым обошли все подразделения бригады. Настроение у бойцов и командиров было приподнятое и в то же время несколько тревожное. Каждый ждал, что вот-вот поступит приказ форсировать канал.
Лейтенант Гусар в беседе с начальником политотдела сказал:
— Брать канал надо, по-моему, не ночью, а утром.
— Почему? — поинтересовался он. Лейтенант объяснил:
— Немцы будут нас ждать всю ночь. Нервы у них развинтятся, устанут, а мы — бац, при дневном свете по сонным мозгам.
Не знаю, чем руководствовалось командование 1-го Украинского фронта, а форсирование Тельтов-канала началось именно так, как говорил Гусар, — при дневном свете, утром 24 апреля, после мощной артиллерийской подготовки, длившейся около часа.
Следует заметить, что части нашего 7-го танкового корпуса, форсировавшие канал в районе Штансдорфа, встретили такое сильное сопротивление противника, что не могли захватить необходимый плацдарм. Поэтому к концу дня две танковые бригады — 55-я и 56-я — воспользовались переправой соседа, 6-го танкового корпуса. Они тотчас перешли в наступление, завязав бои за Целендорф.
24 апреля главные силы 3-й гвардейской танковой армии под артиллерийским обстрелом и бомбовыми ударами врага форсировали канал, прорвали внутренний оборонительный берлинский обвод, то есть основной рубеж сопротивления, прикрывавший фашистскую столицу с юга.
7-й танковый корпус, наступавший на север в лесистом районе вдоль реки Хавель, шел навстречу 2-й гвардейской танковой армии.
Утром 27 апреля перед нашим корпусом была поставлена задача — к исходу дня во взаимодействии с 20-й стрелковой дивизией овладеть западной частью парка Тиргартен.
56-я после двухчасовой передышки снова вступила в бой. Мы в Берлине!
Медленно, очень медленно продвигаемся вперед. Каждый дом надо брать штурмом, используя всю мощь боевой техники. Гитлеровцев не видно, но они здесь — в подвалах, в канализационных колодцах. Отовсюду по нас ведут стрельбу снайперы, пулеметчики, фаустники, артиллеристы. Пехота, идущая впереди и прикрывающая нас от ближнего противотанкового огня, атакует трехэтажное здание, уничтожает фаустников, однако не без потерь. Убиты старшина, сержант и гвардии рядовой, ранены девять человек.
Танки батальона майора Жабина, двигающиеся уступами, несколькими дружными выстрелами выводят из строя пушку противника, стоящую за обломком стены одного из домов. Мы прошли еще двести метров. Вдруг сзади, уже с освобожденного Кормишиным и Максименко участка улицы, по нас стала бить противотанковая пушка. Она стреляла из подземного сооружения. Приказываю остановиться и не двигаться дальше, пока орудие не будет уничтожено. Пушку забросали гранатами, но тут, словно из-под земли, выскочил большой отряд немецких автоматчиков. Оказывается, мы натолкнулись на казармы со множеством бункеров. Тут же стояли три зенитных орудия. Пришлось с ними немало повозиться.
…Чуть правее идут в наступление «безлошадные». Ими командует старший лейтенант Иван Кормишин. Голова и руки его в бинтах. Он уже дважды горел в танках в Берлине, но уйти в санчасть отказался.
— Не могу, — доказывал он. — Добрался до Берлина — и назад? Извините, я не такой!
Рядом с ним бежит санинструктор сержант Дуся Шорохова. У их ног разрывается снаряд. Бурое облако обволакивает обоих. Убиты? Младший лейтенант Хусинов заменяет Кормишина. Эсэсовцы отступают.
Кормишин и Дуся лежат. К ним, строча из автоматов, ползут два немца. Два ответных выстрела. Эсэсовцы застыли на месте. Кормишин и Шорохова встают и, покачиваясь, направляются к бугру, за которым идет бой.
………………………………..
10 июля 1945 года И.Г.Кормишин погиб трагически погиб. Об обстоятельствах гибели Героя – см. ниже.

Отрывок из книги бывшего старшего фельдшера 56-й гвардейской танковой бригады А.Н.Осипцова «Воспоминания фронтового фельдшера». – Наро-Фоминск, 2009 (книга подготовлена к печати и издана сыном А.Н.Осипцова - С.А.Осипцовым)

В июле 45 года, когда мы стояли в лагере «Зеленый», под Прагой, поступает приказ командующего 3-й танковой армией генерала Рыбалко: оставить танки с экипажами под командой заместителей командиров батальонов для дальнейшей погрузки на ж.д. транспорт, остальному личному составу во главе с командирами бригад убыть машинами в район города Эгенбург в Австрии.
   В нашем батальоне за старшего остался заместитель Жабина капитан Егоров Владимир Александрович. Бывший ротный, хороший вояка, вся грудь в орденах. Кроме того, остался замполит Солдатенков, ротные Кормишин, Моисеев, Крючков, офицеры из других батальонов.
   Столовая была общая, питались и солдаты и офицеры. И вот, в обед, офицеры подвыпили шнапса, вышли из столовой, и вдруг замполит 1-го батальона заспорил с Егоровым, кто как воевал. Получилась словесная перепалка.
Егоров говорит: — Вы, политработники, воевали при кухнях.
Тот его цепляет: — Да, ты хоть и стал замкомбата, как был ротным, так ума не прибавилось.
И слово за слово, Егоров выхватывает пистолет и бежит к этому замполиту. Тут же неподалеку были Солдатенков с Кормишиным. Ваня подбежал, встал между ними, лицом к Егорову, взялся за его пистолет и тихо говорит: — Володя, отдай!
А Егоров петушится, вырывается, замполит 1-го батальона «масла в огонь подливает». Солдатенков, видя, что дело назревает нешуточное, заходит к Егорову со спины и хватает того за руки. А палец у Егорова оказался на спусковом крючке. Произошел выстрел прямо в живот Ване Кормишину.
   И надо же тому быть: медпункты в дороге в Австрию, бригадный санвзвод там же, санитарного транспорта нет. Подвернулась чешская грузовая машина, повезли Ваню в ближайший город, где была больница. На операционном столе Ваня Кормишин умер.
   Был он 1923 года рождения, сирота из Пензенской области. Вырастила его бабушка. Отлично воевал, был награжден орденами Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной Войны, Красной Звезды.
И ведь всего недавно он расписался с девушкой-фельдшером из армейского госпиталя, а недели за две до его смерти вышла «Правда», в которой был большой список тех, кому присвоили звание Героя Советского Союза, в том числе был Иван Григорьевич Кормишин, мой большой друг.
   Похоронили его в Германии, в Бунцлау, там, где было похоронено сердце Кутузова.
Егорова отдали под трибунал, разжаловали в рядовые, лишили орденов. Дальнейшую его судьбу я не знал до 1948 года. Я тогда служил в Люккенвальде, госпиталь был в соседнем  Ютерборге. Как-то я привез туда больного. Смотрю, в отделении сидит в коридоре Егоров, в больничном халате. Попал в госпиталь с язвой желудка.
— Где вы сейчас служите?
— В 9-м мехкорпусе замкомбата у мотострелков. Судимость с меня сняли, звание, ордена вернули.
   Вижу, не хочет он к этой теме возвращаться.  Простились и разошлись.

При подготовке биографии, кроме указанных источников, использованы материалы с сайта Всенародная книга памяти Пензенской области.

Биография подготовлена Л.Е.Шейнманом (Ижевск) и С.А.Дворянкиным (Пенза).

Биография предоставлена Л.Е.Шейнманом (г. Ижевск)

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Документы на сайте «Подвиг народа»
 Документы на сайте «Мемориал»
 Слюсаренко З.К. Последний выстрел. - М.: Воениздат, 1974.