Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Пулов Григорий Иванович

 
Пулов Григорий Иванович
18.01.1918 - 26.12.2005
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 22.04.1952 Медаль № 10858
Орден Ленина № 202056

    Памятники
  Надгробный памятник
  Мемориал в г. Юрьев-Польский


Пулов Григорий Иванович – командир 17-го истребительного авиационного полка (303-я истребительная авиационная дивизия, 64-й истребительный авиационный корпус), подполковник.

Родился 5 (18) января 1918 года в селе Подолец Юрьевского уезда Владимирской губернии (ныне Юрьев-Польского района Владимирской области). Русский. Окончил 10 классов школы в городе Юрьев-Польский. В 1935-1936 годах работал учителем начальных классов школы в деревне Плосково (Комсомольский район Ивановской области). В 1937 году окончил Владимирский педагогический техникум и Владимирский аэроклуб. В 1937-1938 годах работал учителем географии в школе во Владимире.

В декабре 1938 года окончил Херсонское училище лётчиков-инструкторов Осоавиахима. В 1939-1942 – лётчик-инструктор и командир звена Костромского аэроклуба.

В армии с июля 1942 года. Служил лётчиком истребительного авиаполка в авиации ПВО.

Участник Великой Отечественной войны: в августе 1942 – августе 1944 – лётчик, командир звена, заместитель командира и командир авиаэскадрильи 959-го истребительного авиационного полка ПВО. Воевал в составе Северо-Западного, Западного и Северного фронтов ПВО. Осуществлял защиту железнодорожных узлов Рыбинска, Ярославля и Смоленска, сопровождал транспортные самолёты к линии фронта. Совершил 54 боевых вылета на истребителях «Харрикейн» и Як-7Б, в ночном воздушном бою лично сбил 1 самолёт противника.

До марта 1945 продолжал службу командиром авиаэскадрильи истребительного авиаполка. В 1949 окончил Военно-воздушную академию (Монино). Служил в авиации ПВО заместителем командира истребительного авиационного полка (в Костроме, с марта 1950 года – на Дальнем Востоке).

Участник войны в Корее: в марте-апреле 1951 – заместитель командира 523-го истребительного авиационного полка, в апреле 1951 – феврале 1952 – командир 17-го истребительного авиационного полка. Совершил 115 боевых вылетов на истребителе МиГ-15, в 60 воздушных боях лично сбил 8 самолётов противника (7 реактивных истребителей США и один поршневой истребитель ВВС Австралии).

За мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 апреля 1952 года подполковнику Пулову Григорию Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

После возвращения из Кореи до октября 1953 года продолжал командовать истребительным авиаполком (на Дальнем Востоке). В 1953-1954 – адъюнкт кафедры тактики истребительной авиации и ПВО Военно-воздушной академии (Монино). В 1954-1960 служил старшим инспектором-лётчиком в Управлении боевой подготовки истребительной авиации Войск ПВО страны.

С 1960 – заместитель командира, а в 1963-1968 – командир 24-й дивизии ПВО (на Сахалине). В 1968-1970 годах командовал 15-м корпусом ПВО (в Бакинском округе ПВО). С декабря 1970 – заместитель командующего Бакинским округом ПВО по боевой подготовке. С декабря 1974 года генерал-майор авиации Г.И.Пулов – в запасе.

Работал в ОКБ имени А.И.Микояна ведущим конструктором (в 1976-1985 годах) и ведущим инженером (в 1985-1988 годах).

Жил в Москве. Умер 26 декабря 2005 года. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Генерал-майор авиации (1966). Награждён орденом Ленина (22.04.1952), 3 орденами Красного Знамени (10.10.1951; 14.08.1957; 22.02.1968), 2 орденами Отечественной войны 1-й степени (31.07.1944; 11.03.1985), орденом Красной Звезды (14.05.1956), медалью «За боевые заслуги» (30.12.1956), другими медалями, китайской медалью.

Его именем названа улица в родном селе.

Воинские звания:
Младший лейтенант запаса (06.1939)
Лейтенант (8.05.1943)
Старший лейтенант (13.07.1944)
Капитан (14.07.1947)
Майор (28.04.1951)
Подполковник (12.12.1951)
Полковник (13.06.1956)
Генерал-майор авиации (7.05.1966)

В городе Юрьев-Польский его имя увековечено на мемориале героев, на здании школы установлена мемориальная доска.

Из воспоминаний Г.И.Пулова:

Родился я 18 января 1918 года в селе Подолец Юрьев-Польского района Владимирской области. У родителей наших было семеро детей. Я по счёту был пятым. С 11-12 лет нас приучали к посильному физическому труду: к домашнему хозяйству и полевым работам.

Семья жила небогато. Приходилось большей частью ходить в лыковой обуви. Сплетёшь сам себе лапти – и ходи, топай: обувка недорогая. Да и учиться нам было не по средствам. Приходилось идти рано работать, чтобы зря хлеб родительский не есть. В ту пору главной задачей было – учиться и учиться. Потому открылось много педагогических техникумов. Я учился в Юрьев-Польском, а потом Владимирском педтехникумах. Потом один год работал учителем начальной школы. Да ещё полгода – в неполной средней школе (учителем географии). И мечтал над своими школьными картами о дальних, неведомых краях.

Геройские подвиги лётчика Валерия Чкалова и призыв комсомола «Молодёжь, на самолёт!» пробудили во мне такие мысли и чувства, которых я прежде не знал, не ведал. Словом, в 1937 году я поступил во Владимирский аэроклуб и в том же году закончил его. А в 1938 году закончил Херсонское авиационное училище по подготовке лётчиков-инструкторов для аэроклубов ОСОАВИАХИМа. В основном лётную подготовку мы проходили, что называется, с инструкторского сиденья. Летали на самолётах У-2 (позже По-2) и УТ-2 днём и ночью. Я был прилежен в учёбе, за что командование школы дважды поощряло меня денежной премией. Но главное (хотя деньгам в нашей семье поневоле вели строгий учёт), мне было интересно учиться, интересно летать.

После окончания школы мне было присвоено воинское звание «младший лейтенант запаса». Я гордился своим званием, потому что заслужить его было нелегко: учёба трудная, и отсев у нас среди курсантов был немалый – по здоровью, за проступки. И физических сил нужно было много, и воля требовалась железная.

Забегая вперёд, скажу: с 1939 года по март 1942-го я проработал в Костромском аэроклубе инструктором-лётчиком. Жизнь моя вроде была уже обустроена неплохо, если не считать тяжкого для всех военного времени и моих долгих, бесплодных попыток попасть на фронт. Но нас, лётчиков-инструкторов, обучавших молодёжь, крепко держали «на броне».

Подготовил я за эти годы более пятидесяти лётчиков первоначального обучения. Общий налёт в аэроклубе, на учебных самолётах составил у меня 263 часа. При командирских полётах летом, в закрытой кабине, в облаках и ночью – на самолётах По-2 общий налёт был 71 час. А где-то далеко шла кровопролитная Отечественная война. Немецкие лётчики были вблизи Москвы. Понеся большие потери в ходе своих дневных бомбовых ударов по Москве, они отказались от дневных боевых действий и перешли к ночным налётам на стратегические объекты нашей страны.

С северо-западного направления такими стратегическими объектами были город Рыбинск (там находился моторостроительный авиационный завод) и город Ярославль с его знаменитым шинным заводом. По этим объектам фашистская бомбардировочная авиация наносила неоднократные ночные удары. Но и мы, советские лётчики, умели летать ночью. В июле 1942 года я наконец попал в действующую армию.

В ночных условиях лётчиками нашей авиаэскадрильи было уничтожено два бомбардировщика. Один из них был уничтожен воздушным тараном, причём на нашем самолёте находилось семь человек: шестеро – в экипаже, женщина-корреспондент, да ещё взятая кем-то «на счастье» собака-овчарка. Этот героический таран выполнил лётчик эскадрильи Ушкалов.

В апреле 1943 года я был назначен командиром эскадрильи. К этому времени лётный состав был полностью подготовлен к боевым действиям ночью. Весной 1944 года 959-й истребительный авиаполк был переброшен на западное направление и действовал по прикрытию железнодорожного узла (Смоленск), через который шла интенсивная передислокация наших войск перед стратегической операцией «Багратион» – для освобождения Белоруссии.

При отражении ночных бомбардировочных ударов авиации по железнодорожному узлу Смоленска лётчиками нашей эскадрильи было уничтожено два бомбардировщика немцев. Лично я сбил один самолёт (Хе-111).

Да, количество сбитых самолётов у нас пока было небольшое. Но противник летал на бомбёжку в ночное время, и это затрудняло поиск. Радиолокационное обеспечение в то время было слабое. Как правило, поиск проводился визуально, при лунном освещении. Лунная, ясная ночь – это было счастье для нашего лётчика и несчастье для экипажа вражеского бомбардировщика.

При обнаружении бомбардировщика сближение с ним проводили с тёмной стороны луны. На расстоянии до 50 метров открывали залповый прицельный огонь из четырёх пушек, после чего самолёт противника горящим факелом падал на нашу землю. Словом, исхитрялись как могли. «Голыми руками врага берём», – шутили мои ребята.

Неоднократно приходилось мне, составом своей эскадрильи, прикрывать наши транспортные Ли-2. То были самолёты «особой важности», которые следовали к линии фронта, на малой высоте – в район Орши, Витебска, Минска и других «горячих точек» на фронте.

В марте 1945 года я был направлен учиться в Краснознамённую Военно-воздушную академию на командный факультет. В 1949 году закончил Академию и был направлен для прохождения дальнейшей службы в 523-й истребительный авиаполк на должность заместителя командира. Полк переучивался на самолёты МиГ-15. 25 июня 1950 года началась локальная война в Корее. 523-й истребительный авиаполк в составе 303-й иад по тревоге скрытно перебазировался на Дальний Восток для прикрытия объектов Приморского края...

По решению ЦК КПСС и правительства в феврале 1951 года мы перебазировались в Китай для участия в боевых действиях по прикрытию объектов Северней Кореи от штурмовых и бомбардировочных ударов американской авиации. Вон куда занесла американских вояк мечта о «мировом господстве» – за океан!

В воинском звании капитана 17 апреля 1951 года я был назначен командиром 17-го истребительного авиаполка 303-й истребительной авиадивизии 64-го истребительного авиакорпуса.

Лётный состав в большинстве своём был молодой – люди, которые добровольно дали согласие на участие в интернациональной «закрытой» войне. И оснащены они были в научно-техническом отношении гораздо лучше, чем мы в их возрасте, так бурно развивался в эти годы научно-технический прогресс.

Однако при всём этом от работы с личным составом никуда не уйдёшь. Пришлось проводить большую моральную подготовку. Я объяснился сразу: я всегда буду вместе с вами в боевых вылетах – выполнять поставленные перед вами задачи.

И, как правило, делал это на практике: дал слово – держись! При каждом массированном налёте я участвовал в воздушных боях. Лётчики окрылились в этих схватках. Стали настоящими воздушными бойцами. Как правило, нам приходилось воевать при численном превосходстве с американской стороны в 2- 2,5 раза.

Это была первая для нас и притом очень ожесточённая война на реактивных самолётах. С нашей стороны воевали главным образом МиГ-15бис, с американской – истребители Р-86 («Сейбр»), Р-84, Р-80 и бомбардировщики Б-29. Воздушные бои проходили на скоростях 1.000 км/ч и более, с большими перегрузками. Вскоре господство в воздухе американской авиацией было утрачено.

За десять месяцев войны я сделал 115 боевых вылетов и лично сбил восемь американских самолётов. Полком, которым я командовал, уничтожено 103 американских самолёта.

Как значилось в Указе, «за образцовое выполнение служебного долга, за мужество и героизм» мне 22 апреля 1952 года было присвоено звание Героя Советского Союза, а также досрочно – воинское звание «майор», а затем – «подполковник».

И ещё некоторым моим однополчанам было присвоено звание Героя Советского Союза, а подавляющее большинство наших товарищей получили ордена.

Биография предоставлена А.А.Симоновым

    Источники
 Всем смертям назло. – Москва, 2000.
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Личное дело
 Сейдов И. Советские асы Корейской войны. Москва, 2010.
 Учётно-послужная карта