Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Васильев Иван Петрович

 
Васильев Иван Петрович
02.08.1921 - 22.08.2010
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 17.10.1943 Медаль № 3039
Орден Ленина № 17506

    Памятники
  Надгробный памятник


Васильев Иван Петрович – понтонёр  9-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона (60-я армия, Центральный фронт), сержант.

Родился 2 августа 1921 года в деревне Турманское ныне Череповецкого района Вологодской области в крестьянской семье. Русский. Окончив 7 классов, в 1937 году уехал в Ленинград (ныне – Санкт-Петербург), окончил школу фабрично-заводского обучения (ФЗО) при заводе «Красный треугольник». Получив пятый разряд слесаря, работал слесарем на Онежском металлургическом заводе в Петрозаводске. В 1939 году вернулся в Ленинград, работал слесарем на заводе «Большевик». Призван в армию в апреле 1941 года. 

Служил в танковой части в районе города Львов (Западная Украина), начал учебу в полковой школе младших командиров. Войну встретил 22 июня 1941 года, когда школу младших командиров, находившуюся в летних лагерях почти у самой границы, разбомбила германская авиация. Оставшиеся в живых курсанты были погружены в машины и отправлены на восток. К августу они добрались до Ахтубинска (ныне Астраханская область). И.П.Васильев был направлен в 4-й запасной понтонно-мостовой батальон. После обучения на понтонера служил в 9-м отдельном моторизованном понтонно-мостовом батальоне, в составе которого прошел всю войну.

Воевал на Юго-Западном, Донском, Сталинградском, Западном, Центральном, 1-м Украинском, 1-м и 2-м Белорусских фронтах. Его батальон находился либо в армейском, либо фронтовом подчинении и обеспечивал форсирование водных преград в важнейших боевых операциях.

Особо отличился в ходе Черниговско-Припятской наступательной операции (26 августа – 30 сентября 1943 года) – составной части Черниговско-Полтавской стратегической операции, где его батальон обеспечивал форсирование Днепра севернее Киева войсками 60-й армии.

В первый же день форсирования 26 сентября 1943 года в районе села Старый Глыбов (Козелецкий район Черниговской области) его отделение переправило под огнем противника на правый берег Днепра до батальона пехоты с приданной легкой артиллерией. В ходе форсирования И.П.Васильев, установив на своем понтоне станковый пулемет, прикрывал пулеметным огнем высадку десанта.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 октября 1943 года за мужество и героизм, проявленные при форсировании Днепра, Васильеву Ивану Петровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В 1944 году сержант И.П.Васильев был направлен на учебу в школу младших лейтенантов.

С 1946 года младший лейтенант И.П.Васильев – в запасе. Вернулся в Ленинград. Работал бригадиром слесарей-механиков во Всесоюзном научно-исследовательском институте телевидения. Вводил в строй телецентры в Ташкенте, Комсомольске-на-Амуре. 

За трудовые достижения награжден орденом Октябрьской Революции. За активное участие в строительстве Ташкентского телецентра награжден Почетной Грамотой Президиума Верховного Совета Узбекской ССР.

Жил в Санкт-Петербурге. Скончался 22 августа 2010 года. Похоронен на кладбище города Колпино.

Награжден орденами Ленина (17.10.1943), Октябрьской Революции, Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), медалями.

 Из наградного листа

26 сентября 1943 года под ураганным огнем противника сержант Васильев со своим отделением подтянул машины к урезу воды для разгрузки понтонов на воду реки Днепр в районе Старый Глыбов. Противник открыл ружейно-пулеметный огонь с правого берега, но решительными и быстрыми действиями тов. Васильев быстро спустил понтон на воду и отвел в укрытие для посадки десанта.
Под покровом ночи сержант Васильев со своим расчетом выбросил первый десант стрелков для занятия плацдарма на правом берегу Днепра.
К рассвету, установив на понтоне пулемет «Максим», при подходе к берегу прикрывал высадку десанта. От артиллерийского обстрела противника в понтоне было сделано до 40 пробоин, но, несмотря на это, забивая пробоины колышками и паклей, понтон не прекращал работы. В первый же день им было переброшено до батальона стрелков с приданным им вооружением, включая легкую артиллерию.
Своим героическим поступком сержант Васильев обеспечил занятие плацдарма на правом берегу реки Днепр, за что достоин присвоения звания «Герой Советского Союза».

Командир батальона подполковник Скляр

Из воспоминаний Героя (с сайта Финансы. Ипотека. Справочник потребителя)

22 июня 1941 года я стоял на посту. В руках винтовка, к ней пять патронов. В пятом часу утра услышал в небе страшный гул. Самолеты с черными крестами на крыльях закрыли небо, летели с оглушительным ревом. И так низко, что, казалось, своими шасси могут задеть колья наших палаток. 
Что потом творилось, передать трудно! В памяти – отдельные картины. Вот между палаток лежит курсант. У него распорот живот – и кишки, и желудок вывалились наружу. Он запихивает их обратно, а они снова вываливаются. Это такая жуть, а помочь нечем... 
Наш командир, лейтенант, весь в крови, стоит, прислонившись спиной к столбу, державшему палатку, что-то хрипит. 
Я подбежал, с трудом разобрал: 
 – Оружие... Оружие... 
Лейтенант упал и тут же умер. 
Злой я тогда был. Страшно злой! Была злость и растерянность – непонятно, что делать? Нет ни командиров, ни оружия. 
Рядом находились склады, а где в них оружие, кто знает? Треть курсантов полковой школы была убита. За несколько минут лагерь перестал существовать. 
Нас, оставшихся в живых, погрузили в машины и увезли во Львов. Потом двинулись еще дальше от линии фронта. 

Ехал и вспоминал, как еще недавно, узнав о финской войне, помчался в военкомат. Подал заявление: хочу, мол, пойти добровольцем. Военком ответил – на заводе «Большевик», где я работал, сейчас нужнее. А в апреле 1941 года призвали в армию. На сборы – неделя. Пока бегал, оформлял бумаги, семь дней пролетели. В деревню к родным съездить не успел, лишь отправил письмо. Даже своей девушке, которая жила в пригороде, не успел сообщить. И вот мы уже на вокзале. Всех провожают, а я стою один. Хоть плачь, хоть пой...  И вот война! Двадцать дней в товарных вагонах добирались до Львова. Определили меня в танковую часть, в школу младших командиров. В мае переехали в летние лагеря, которые были почти на границе. 

Добрались до Миргорода. Оказалось, в городе немцы. И мы по лесам обходили его. Потом опять нас куда-то везли, толком никто ничего не говорил, мы проклинали эту неразбериху. Так дошли до Сталинграда, еще целого, переправились через Волгу. Там я видел несколько воздушных боев. Они удручали: ни один из них не окончился победой наших летчиков. Немцы были еще очень сильны в воздухе. 
В конце концов, прибыли в Ахтубу. Там я был определен в 4-й отдельный запасной понтонно-мостовой батальон. 
Днепр шире нашей Невы. И течение – будь здоров. Это я помню. Форсирование Днепра готовилось сразу в нескольких местах. Совершили мы марш-бросок, в нужном месте затаились. 
– Когда, когда начнем? 
– Сюда идите, – показал мне командир паромной переправы, энергичный, с властным голосом офицер. 
В моем отделении двенадцать человек. Груженые машины прошли по бездорожью и не застряли. Уже хорошо – у саперов силы свежие, работать веселее. В этом месте на нашем берегу рос кустарник. Решили под покровом ночи спрятаться в нем. 
Машины сумели пройти по кустам, и началась разгрузка. Все три части понтона подтянули к берегу, чтобы собрать на воде. Вот столкнули в воду, сработали сцепки, закрепили болты. Весь понтон, все три части, на воде. Мои люди нервничают:
 Мы удерживали понтон кормой к берегу. Из-за кустов послышались шаги – пехота. С пулеметами, автоматами, обвешаны гранатами. 
– Весла на воду, – двухметровые деревянные весла вспороли речную воду. Уключины обмотаны тряпками. Здоровенные парни из десанта подобрались к гребцам: 
 – Ну-ка, дядя, дай я поработаю маленько. 
Скорость понтона заметно увеличилась. Лихорадка меня бьет, как и остальных, все сильнее – а ну, как нас заметили? 
До берега уже недалеко. Сердце замерло, и десантники напряглись – спасение на земле и в земле, но не на воде. До берега три – пять метров. Люди стали прыгать в воду и растворялись в темноте. Тишина. Значит, прозевали немцы!
 Следующий рейс. Немцы стали вешать ракеты-фонарики, и вода освещалась. Обстрел начался из пушек – стало больше жертв среди десантников. На пароме появились пробоины от пуль и осколков снарядов. В дырки набиралась вода, понтон становился тяжелее. У кого что было наготове – тряпки, деревянные клинышки шли в дело, их заколачивали прикладами. 
Пока шла посадка десанта, что-то произошло на том берегу. При подходе к берегу в понтон полетели гранаты и начали стрелять автоматы. Но мы были близко, и люди не испугались, попрыгали в воду.  А там настоящий бой. Смотрю – появилась группа немцев и бросилась в атаку, во фланг, сволочи. Немцы упорные солдаты, при этом ни гранат, ни пуль не жалели. Защелкали наши винтовки. 
 – Левая и правая табань! – ору. – По берегу – огонь! А пулеметчик только и ждал моей команды, стал поливать атакующий взвод. Немцы, не ожидавшие огня с воды, стали падать один за другим. Вот они уже побежали обратно... Десантники успели перестроиться, прикрыть фланг. И я уже определил: звуки выстрелов становятся тише – значит, отжимают немцев от берега… 
 Слышу: еще дальше оттесняют десантники немцев от берега. И обстрел парома стал менее интенсивным. И мы работаем уже веселее, спокойнее. В моем отделении потерь нет, все бойцы живы
 Команда от командира паромной переправы: «Надо подкрепить десант техникой – соединяйте три понтона, готовьте паром!» 
  Собрали паром. Подошел катер. Взял он нас на буксир. На переправу вкатили легкие орудия. Затем въехал танк.  Командир переправы шел перед ним и показывал механику:
– Сюда, за мной, левее, левее. Черт тебя дери, перевернешь паром к едрене фене... Теперь глуши мотор! 
На середине реки снаряд попал прямо в катер, он стал тонуть и скрылся под водой. Капитан и команда перебрались на паром. Пришлось саперам взяться за весла. Пригнали паром к берегу, спустили сходни. Танк взревел, осторожно прошел по ним. Вслед бойцы на руках выкатили орудия на крутой берег. Десант основательно зацепился за берег, пошел вглубь. Я смотрю – все мои люди целы, живы. – Жми, ребята, обратно! 
 А фашисты все бьют в нахальный паром из пушек. Только дырки затыкаем. А когда дошли до середины реки – удар. Мир почернел, перевернулся и... сбросило меня с парома в воду. Не знаю, как выловили, беспамятного, из стремительной воды, спасибо саперам – не дали утонуть своему сержанту. Очнулся на берегу, из ушей кровь течет, голова гудит. Оглох, ничего не слышу. Сняли головной убор, а на затылке – рана. Унесли меня в санчасть. 
  Медики сработали удачно. Через несколько часов я опять был в своем взводе. На следующий день утром, в десять часов, зовут меня в штаб батальона: 
 – Тебе будет присвоено звание Героя Советского Союза! 
 А 17 октября 1943 года был подписан указ о присвоении мне высокого звания Героя Советского Союза. В нем написано: «За ваш геройский подвиг, произведенный при форсировании р. Днепр севернее Киева, и прочное закрепление плацдарма на правом берегу Днепра». 

Биография предоставлена Л.Е.Шейнманом (г. Ижевск)

    Источники
 Вологжане - Герои Советского Союза.- Вологда: Северо-Западное кн.изд.1970
 Воробьёв В.П., Ефимов Н.В. Герои Советского Союза: справ. – С.-Петербург, 2010.
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Документы на сайте «Подвиг народа»