Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Воскресенский Леонид Александрович

 
Воскресенский Леонид Александрович
14.07.1913 - 15.12.1965
Герой Социалистического Труда


    Даты указов
1. 21.12.1957 Медаль № 8625
Орден Ленина № 371627

    Памятники
  Надгробный памятник


Воскресенский Леонид Александрович – заместитель главного конструктора по отработке ракеты-носителя в лётных условиях ОКБ-1 Государственного Комитета Совета Министров СССР по оборонной технике, город Калининград Московской области.

Родился 1 (14) июля 1913 года в городе Павловский Посад Богородского уезда Московской губернии (ныне райцентр Московской области). Русский. С 1922 года жил в Москве.

С 1929 года работал электромонтёром на московском заводе «Красный факел», в 1933–1936 годах – инженером в Московском институте приборостроения (ныне ГосНИИ приборостроения). Одновременно в 1932–1936 годах заочно учился в Московском энергетическом институте, окончил 3 курса.

В 1936–1937 годах служил красноармейцем в 106-м особом сапёрном батальоне.

С 1937 года работал инженером и начальником контрольно-измерительной станции в ГосНИИ азота. Занимался зажигательными и взрывчатыми веществами на основе азота.

В 1943 году переведён на должность начальника лаборатории в НИИ-3, где занимался разработкой унифицированной системы автоматики и её элементов для самолётных жидкостно-ракетных двигателей.

В 1944–1947 – начальник электротехнической лаборатории НИИ-1. С 1945 года в составе специальной межведомственной комиссии находился в длительной командировке в Германии, где участвовал в изучении ракет ФАУ-2, а с марта 1946 года в организованном ракетном институте «Нордхаузен» был начальником отдела испытаний.

В апреле 1947 года переведён в НИИ-88, где занимался испытаниями ракетно-космической техники, разработанной в ОКБ-1 под руководством С.П.Королёва. Работал на должностях начальника контрольно-измерительной станции (апрель 1947 – октябрь 1951) и начальника проектно-испытательного отдела (октябрь 1951 – февраль 1954). Руководил лётно-испытательной станцией на полигоне Капустин Яр при запусках боевых ракет Р-1, Р-2 и Р-5.

С февраля 1954 года по апрель 1963 года работал заместителем главного конструктора ОКБ-1 по лётным испытаниям ракет и космических объектов. ОКБ-1 располагалось в городе Калининград (ныне Королёв) Московской области, сейчас это РКК «Энергия» имени С.П.Королёва. Под руководством Л.А.Воскресенского были созданы методические и технические основы испытаний, требования к испытательному оборудованию и измерительным системам. Руководил пусками всех типов ракет, разработанных в этот период в ОКБ-1, с полигона Капустин Яр и космодрома Байконур, в том числе первых межконтинентальных боевых ракет Р-5М (1955), Р-7 (1957), Р-7А (1959) и Р-9А (1961), а также ракет-носителей «Восток» (1959) и «Молния» (1960).

За заслуги в деле создания и запуска в Советском Союзе первого в мире искусственного спутника Земли Указом Президиума Верховного Совета СССР («закрытым») от 21 декабря 1957 года Воскресенскому Леониду Александровичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

С 1960 года совмещал работу в ОКБ-1 с преподавательской деятельностью в Московском авиационном институте. В 1961 году по его инициативе в МАИ была организована кафедра «Измерительные и испытательные системы летательных аппаратов», которую Л.А.Воскресенский возглавлял до своей смерти.

После перехода по состоянию здоровья на преподавательскую работу в МАИ, с октября 1963 года продолжал сотрудничать с ОКБ-1 в качестве консультанта в должности исполняющего обязанности научного руководителя отделов испытаний.

Жил в Москве. Умер 15 декабря 1965 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Доктор технических наук (1958), профессор (1963).

Награждён 3 орденами Ленина (20.04.1956; 21.12.1957; 17.06.1961), орденом Красной Звезды (16.09.1945), медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

В 1970 году его именем назван кратер Воскресенский на обратной стороне Луны.

Из книги Б.Е.Чертока «Ракеты и люди».

Работая с С.П.Королёвым, Л.А.Воскресенский всё время находился на самых ответственных участках отработки образцов новой техники, проявил незаурядные способности учёного, конструктора и испытателя, многократно, качественно и в установленные сроки проводил сложные экспериментальные и технические испытания всех видов изделий.

По поручению С.П.Королёва Л.А.Воскресенский взаимодействовал с комиссией В.И.Вознюка по выбору полигона для запуска межконтинентальных баллистических ракет (МБР): боевых изделий 8К71, 8К74 и 8К75, а также космических носителей 8К72 и 8К78.

Несомненно, сильной чертой Л.А.Воскресенского была инициатива в принятии смелых решений в экстремальных ситуациях. Экстремальных ситуаций при испытаниях ракет Воскресенский пережил очень много. Вот лишь несколько примеров.

1953 год. На ГЦП Капустин Яр проводятся два запуска ракеты Р-2 под кодовыми названиями «Герань» и «Генератор» с экспериментом по линии Минобороны – распыление радиоактивной жидкости, заключённой в специальные ёмкости в головных частях, над заданной территорией.

При подготовке первой ракеты стартовая команда замечает течь мутной жидкости по корпусу со стороны «головы» и пытается покинуть опасное место. Стреляющий (Л.Воскресенский) поднимается на установщик, размазывает пальцем жидкость и артистично, на виду у всех... пробует палец языком. Спустившись с установщика, громко обращается к стартовикам: «Мужики! Давайте работать! Это гадость, но безвредная». Он был уверен, что этот эксперимент только имитировал процесс распыления «радиоактивного дождя», и не ошибся. Правда, вечером, после пуска, «для нейтрализации организма и ликвидации последствий пережитого» употребил-таки стопку спирта.

Вновь Капустин Яр. Боевая ракета Р-2 – на стартовом столе, головная часть впервые заряжена тонной тротила. Леонид Александрович как стреляющий командует: «Зажигание! Предварительная! Главная! Подъём!» Ракета, оторвавшись от стартового стола, через несколько секунд вдруг падает. Пожар на старте – гигантский всполох пламени. Королёв выбегает из бункера, по пути хватая огнетушитель... «Сергей! Назад!» – кричит Воскресенский, догоняет его и тащит обратно.

Прибывшие пожарные машины затушили огонь. К счастью, боеголовка не взорвалась – по штатной схеме она была заблокирована и приводилась в действие электрической командой на выключение двигателя, а её в данной аварийной ситуации не было. Что касается аварии, то Л.А.Воскресенский при осмотре места падения ракеты обнаружил бачок для перманганата натрия с открытым штуцером (не был закрыт пробкой), служащий для разложения перекиси водорода в газогенераторе. Парогазовая смесь раскручивает турбонасосный агрегат для подачи компонентов топлива в камеру сгорания. С открытым бачком двигатель только успел выйти на режим и остановился.

Военный испытатель ГЦП и НИИП-5 В.Графовский вспоминает: «На Капустином Яре был случай перед пуском ракеты Р-5. Нас часто подводил один из узлов заправки кислородом – подпиточное приспособление с клапаном. Почти каждый раз перед самым пуском, когда нужно уже отстыковывать заправщик и убираться в укрытие, этот клапан заедало, он не закрывался плотно, и жидкий кислород лился на пусковой стол. Железо начинало трещать. Ситуация неприятная. Л.А.Воскресенский кричит: «Что стоите? Давайте молоток!» Ему сунули молоток – и он начал дубасить по клапану. Тот закрылся. Все разбежались по укрытиям, и ракета взлетела...»

9 апреля 1961 года. Космодром Байконур. Первый пуск Р-9. По окончании скоростной заправки автоматика пуска была остановлена по команде стреляющего для осмотра ракеты. В перископ Л.А.Воскресенский заметил небольшую течь кислорода на стыке съёмной и неподвижной частей пускового стола. Решил на месте осмотреть характер течи, взял с собой Б.А.Дорофеева и А.И.Осташева. Установили: течь очень маленькая. Воскресенский принимает неординарное решение: снял с головы беретку, приложил к месту течи и... пописал на неё, предложив сделать то же самое сопровождающим. Тряпки обмерзли – и течь прекратилась…

В первых командировках на Байконур (площадка 2) Л.А.Воскресенский жил в двухместном купе спального вагона. После постройки четырех домиков (по три комнаты в каждом) С.П.Королёв распорядился так: дом №1 – для маршала М.И.Неделина (резерв), №2 – С.П.Королеву, В.П.Мишину и Б.Е.Чертоку по комнате, №3 – В.П.Бармину, В.И.Кузнецову и Л.А.Воскресенскому, №4 – Н.А.Пилюгину, В.П.Глушко и М.С.Рязанскому. Этим распределением Королев приравнял по привилегиям к главным конструкторам своих заместителей – Мишина, Чертока и Воскресенского.

Будучи человеком «старой закалки», Королёв обязывал докладывать ему в любое время суток о замечаниях, выявленных во время испытаний ракет и космических объектов на Байконуре. В интересах нормального отдыха Главного конструктора Л.А.Воскресенский сумел поломать этот порядок. Все доклады стали проводиться только утром, но никак не ночью. Примечательно, что в кругу близких С.П.Королёв называл его ласково «мой Лёня».

На фоне таких прекрасных взаимоотношений существовали резкие различия во взглядах С.Королёва и Л.Воскресенского на отработку блока «А» первой ступени тяжёлой суперракеты Н-1 (изделие 11А52) для покорения человеком Луны. Воскресенский настаивал на строительстве мощного стенда для огневых испытаний всего пакета в полной связке и предлагал до начала лётных испытаний Н-1 провести на этом стенде прожиг блока «А» в сборе. Однако он не получил поддержки ни у Королёва, ни у Мишина. После аварии при первом пуске Н-1, уже после смерти Воскресенского и Королёва, патриарх отечественной космонавтики Б.Е.Черток высказался так: «Прав был Л.Воскресенский, что настаивал на строительстве и отработке блока «А» на стенде».

В конце 1960 года по инициативе Л.А.Воскресенского в МАИ было образовано новое направление по подготовке инженеров-испытателей для ракетно-космической промышленности: создана спецкафедра 308, которой он бессменно руководил до последнего дня жизни.

Л.А.Воскресенский любил жизнь и всё то прекрасное, что её составляет. Сам водил машину, в свободную минутку мог перекинуться в карты, поиграть в теннис. По этому виду спорта он имел квалификацию судьи республиканской категории. Увлекался горными лыжами, которые требуют не только хорошей физической подготовки, но и смелости, ловкости, решительных действий. Любил музыку. Последний раз был на концерте в зале Чайковского 14 декабря 1965 года, всего за сутки до кончины. Друзья и коллеги не только уважали его как талантливого технического специалиста, но и любили за человечность, жизнелюбие, приветливость и сердечность.

Л.А.Воскресенский ушёл из жизни 15 декабря 1965 года, на 53-м году жизни, в самом расцвете творческих сил. Причина смерти – инсульт… Менее чем через месяц не стало его близкого друга – С.П.Королёва. Главный конструктор успел проститься с главным испытателем и позаботиться о его семье.

...В апреле 1967 года, когда готовился на Байконуре первый пилотируемый корабль «Союз», М.С.Рязанский сказал: «Я догадываюсь, кого нам всем не хватает, – Сергея и Леонида». Первый пуск без Королёва и Воскресенского – и первая гибель космонавта в новом корабле…

 

Биография предоставлена А.А.Симоновым