Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Шкодин Пётр Тихонович

 
Шкодин Пётр Тихонович
25.02.1923 - 02.03.1943
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 18.05.1943

    Памятники
  Мемориальный комплекс
  Аллея Героев
  Братская могила в селе Тарановка
  Памятный знак в Лубнах
  Бюст в Харькове


Шкодин Пётр Тихонович – стрелок 78-го гвардейского стрелкового полка (25-я гвардейская стрелковая дивизия, 6-я армия, Юго-Западный фронт), гвардии красноармеец.

Родился 25 февраля 1923 года в селе Лопухинка Губкинского района Белгородской области в крестьянской семье. Русский. Окончил 6 классов сельской школы в 1936 году. Работал с 14 лет в колхозе пастухом. Осенью 1940 года уехал в Курск, где учился в школе фабрично-заводского обучения. Осенью 1941 года вернулся в свою деревню, в октябре 1941 года призван в армию.

В действующей армии с 1942 года.

Отличился в ходе оборонительных боев на Юго-Западном фронте на подступах к городу Харьков.

В составе взвода под командованием гвардии лейтенанта П.Н.Широнина участвовал 2 марта 1943 года в отражении атак танков, бронемашин и пехоты противника у железнодорожного переезда на южной окраине села Тарановка (Змиевский район Харьковской области, Украина). Взвод удержал позиции, уничтожил 16 вражеских боевых машин и до 100 солдат и офицеров. П.Т.Шкодин погиб в этом бою.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1943 года за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Шкодину Петру Тихоновичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Звание Героя Советского Союза было присвоено этим же Указом всем 25 участником боя под Тарановкой, из которых осталось в живых 6 человек. Все они были тяжело ранены.*

Похоронен в братской могиле в селе Тарановка, где на месте подвига сооружен мемориальный комплекс. Железнодорожная станция у села Тарановка переименована в Широнино. В 1980 году вновь построенный большой морозильный траулер морского рыбопромыслового флота СССР получил имя «Герои-широнинцы». В Харькове есть улица 25 героев-широнинцев, на которой установлен памятник в их честь. В селе Тарановка имеется музей, посвященный подвигу героев-широнинцев.

Именем П.Т.Шкодина названа улица в его родном селе Лопухинка. Бюсты П.Т.Шкодина установлены на Аллее Героев в городе Губкин и в селе Архангельском Губкинского района.

Награжден орденом Ленина (18.05.1943).
………………………………..
* Следует упомянуть также, что на сайте «Победа 1945» приводятся сведения о том, что в августе 1947 года брат Героя М.Т.Шкодин получил извещение о том, что «солдат Шкодин Петр Тихонович пропал без вести в июне 1943 г.». Архив в январе 1969 года сообщил, что П.Т.Шкодин погиб в мае 1943 года, место гибели не указано.


 Из книги П.М.Шафаренко «На разных фронтах» (в сокращении)

В конце февраля немцы сосредоточили крупные силы и начали против войск Юго-Западного и Воронежского фронтов наступление с далеко идущими целями: разгромить и окружить их в районе Харькова и развивать наступление на Курск. 

Под ударами превосходящих сил противника войска правого крыла Юго-Западного фронта были вынуждены отойти за реку Северский Донец. Левое крыло Воронежского фронта оказалось открытым. Создавалась прямая угроза выхода немцев к Харькову и окружения наших войск, действовавших западнее и юго-западнее города. 

28 февраля после форсированного 80-километрового марша дивизия с ходу заняла оборону. В Тарановке сосредоточился 78-й полк К. В. Билютина, в Змиеве — 81-й полк А. П. Мелентьева и в районе Замостье, Зидьки 73-й полк Н. Г. Штыкова. Поддерживавшая нас 179-я танковая бригада полковника Ф. И. Рудкина, имевшая 24 танка, была использована на участке 78-го полка в Тарановке. 

В центре Тарановки, на 306-м километре, находился железнодорожный переезд, через который шла грунтовая дорога из Краснограда на Харьков. За южной окраиной Тарановки, ближе к станции Беспаловка, был еще один железнодорожный переезд. На него выходило шоссе Лозовая — Харьков. 

Достаточно было посмотреть на карту, чтобы оценить значение Тарановки не только в полосе обороны 25-й дивизии, но и на рубеже наших войск по северному берегу реки Мжа от Мерефы до Замостья. Она перекрывала дороги на Харьков с юго-востока, юга и частично с юго-запада, а железнодорожный переезд в Беспаловке блокировал путь к Тарановке с юга. 

Рассвет 2 марта застал дивизию в боевой готовности. Командиры на наблюдательных пунктах, артиллерия и танки — на замаскированных позициях, пристрелка плановых огней и реперов закончена, боеприпасы подвезены и выложены у орудий и в погребки, связь проверена. Многие командиры штаба и политотдела были направлены в подразделения 78-го полка и частей усиления. На подходах к Соколово, в район Рябухино и в направлении Лозовой мы выслали разведку, которая еще ночью сообщила о движении противника к Тарановке. 

Рано утром в небе появилась «рама». Сделав круг над переездом и Тарановкой, она полетела в направлении Змиева и, развернувшись, через Соколово ушла за горизонт. 

В это время наблюдательный пост в составе сержанта Н. И. Кирьянова и красноармейца П. Т. Шкодина с высотки перед взводом заметил вдали вражескую колонну, двигавшуюся к переезду, который обороняли гвардейцы лейтенанта П. Н. Широнина. Впереди шло охранение — две бронемашины, два танка и до взвода пехоты. 

Отправив Шкодина с донесением к командиру взвода, Кирьянов несколько задержался, чтобы с более близкого расстояния уточнить силы противника. За охранением шло 20 танков и самоходных орудий, 15 бронемашин и до батальона гитлеровцев на автомашинах. Кирьянов побежал к лейтенанту Широнину доложить об этом. 

И вот из-за возвышенности перед позицией взвода появилось несколько бронемашин. Гвардейцы молчали. Показался еще один танк и машина с пехотой. Вместе с двумя бронемашинами они осторожно спускались с возвышенности к переезду. В этот момент раздался сильный взрыв, и из-под шедшей впереди бронемашины вырвался столб пламени и дыма. Это сработала наша противотанковая мина. Машины остановились. Прозвучал одиночный выстрел 45-миллиметровой пушки, и вторую бронемашину заволокло дымом. Расчет орудия стрелял без промаха. Шедший сзади танк открыл огонь по переезду, пехота спешилась и залегла, а потом постепенно стала отходить назад вместе со своим танком. 

Широнин рассказывал потом, что он удивился тогда: с чего бы это гитлеровцы сразу испугались и стали пятиться? 

Вскоре пришла разгадка — в небе появилось свыше трех десятков «юнкерсов», которые шли двумя эшелонами. Первый эшелон ушел на Тарановку, второй, построившись в карусель, стал бомбить позиции взвода, захватывая весь район переезда. Воздух наполнился воем сирен, надсадным ревом моторов, грохотом рвущихся бомб, густой дым смешался со снежной пылью. 

К счастью, фашисты сбросили большую часть своего смертоносного груза на ложные позиции, оборудованные накануне. Одна из бомб разорвалась невдалеке от лейтенанта Широнина. Воздушной волной его бросило на дно окопа, а когда он с трудом поднялся, то увидел, что на большом пространстве вокруг дымилась развороченная земля. Тарановка горела. 

В этот налет вышел из строя расчет 45-миллиметровой пушки. Командир взвода поставил за орудие старшину Нечипуренко и красноармейца Тюрина. 

Потом на какое-то время стало тихо, фашисты готовились к атаке. По ним наша артиллерия открыла сосредоточенный огонь, корректируемый с колокольни тарановской церкви. Но и враг не дремал. На переезде и вокруг него стали рваться снаряды, на возвышенности перед позицией взвода появились танки и самоходные орудия, а за ними цепью, вместе с бронемашинами, шли гитлеровцы. 

Бойцы взвода Широнина ждали, когда враг подойдет поближе, чтобы бить наверняка, надеясь, что часть танков и пехоты подорвется на минах, которые еще остались после вражеской бомбежки. Напряжение нарастало. 

Вдруг гвардейцы увидели, что перед танками огненной стеной встали разрывы наших снарядов — это открыла подвижный заградительный огонь дивизионная артиллерийская группа. Сразу загорелся один танк и самоходное орудие, но остальные машины и пехота проламывались вперед, стреляя с ходу по переезду. 

В отделениях гвардии старшего сержанта Вернигоренко и гвардии сержанта Сухина появились раненые, но никто не ушел в тыл — после перевязки все остались в строю. Был ранен в руку и лейтенант Широнин, но продолжал командовать взводом. Все ближе танки и вражеская пехота. По ним уже ведет огонь полковая артиллерийская группа, включились и батальонные минометы. По смотровым щелям танков и гитлеровцам били бойцы взвода. 

Широнин заметил двигавшуюся в обход позиций взвода группу танков и самоходных орудий. Он сразу определил, что они направляются к дальнему переезду у Беспаловки, который прикрывал подвижный отряд заграждения полка. Потом он увидел, как из-за танков выскочили две бронемашины. Одна из них устремилась к валам, насыпанным на пруду, и сразу провалилась под лед, другая, стреляя на ходу из пулемета, направилась к левому флангу взвода. Ее подбил расчет орудия. Стало ясно — опасность грозила взводу еще с фланга и тыла. 

Начиная наступление с фронта, вражеские танки двигались клином. В голове шел тяжелый танк. Но оттаявший уже грунт замедлил их движение, и они начали скучиваться у шоссе. Это позволило Нечипуренко и Тюрину из своей сорокапятки в считанные минуты подбить два танка. Но вот слева, со стороны Беспаловки, они увидели мчавшуюся прямо на них вражескую самоходку. Бойцы пытались повернуть орудие. Но почти в упор прогремел выстрел самоходки, и тут же она наскочила на орудие. Нечипуренко был убит, а Тюрина тяжело ранило. 

Когда орудие было раздавлено, навстречу танкам противника на смертельный поединок пошли гвардейцы с гранатами и зажигательными бутылками. 

Между тем вражеское самоходное орудие, покончив с пушкой, рванулось на переезд. Навстречу ему, на виду у своих боевых товарищей и противника, пополз сорокадевятилетний «папаша» взвода, бывший председатель сельсовета коммунист А. А. Скворцов. 

— Пулеметчикам, прикрыть Скворцова! — крикнул Широнин. 

Но и гитлеровцы усилили огонь. Андрей Аркадьевич был, видимо, ранен, но у него еще хватило сил бросить противотанковую гранату под гусеницы самоходки. Окутанная дымом, она, наехав на Скворцова, как будто бы споткнулась и остановилась. 

Подвиг Андрея Аркадьевича Скворцова, славного представителя нашей старой гвардии, стал мерой поведения широнинцев. Заставил он, наверное, задуматься и гитлеровцев. Они понесли большие потери, их пехота залегла, а когда вырвавшийся вперед танк подорвался на мине, остальные машины остановились и стали пятиться. Первая атака была отбита. 

С НП левый фланг дивизии не просматривался. Его закрыл дым горящей Тарановки, где также шел тяжелый бой, да и расстояние было немалым. Когда кончился первый налет авиации и вражеские танки пошли вперед, дивизионные артиллеристы открыли огонь по пристрелянным рубежам перед фронтом взвода. Мне важно было знать, какое там положение. Дело в том, что, когда начался бой, стало ясно — гитлеровцы стремятся овладеть Тарановкой, прорываясь и с юга, и с запада. Взвод Широнина, сдерживая вражескую группировку у переезда, не позволял ей наносить удары одновременно с двух направлений непосредственно по Тарановке. Я связался с К. В. Билютиным. 

— Какое положение у Широнина? 

— Держится, — ответил Кондратий Васильевич. — Мои артиллеристы ведут огонь перед фронтом взвода. 

Несколько позже я приказал соединить меня напрямую с командиром 3-го батальона И. Д. Петуховым. Он доложил мне обстановку в районе батальона. Самой тяжелой она была на переезде. 

— Взвод Широнина, — докладывал Петухов, — отразил первую атаку врага силою до роты пехоты и роты танков, усиленных самоходными орудиями, бронемашинами. У него трое убитых, пять раненых и контуженых. Орудие раздавлено. Расчет вышел из строя. Подбиты и подорвались на минах четыре вражеских танка, два самоходных орудия, четыре бронемашины, уничтожено около тридцати гитлеровцев. Одно самоходное орудие прорвалось со стороны Беспаловки и подбито. 

Между тем на переезде атаки немецких танков и пехоты следовали одна за другой. Часто в перерыве между ними налетала вражеская авиация, а потом опять начинались атаки. 

...Идут бесконечно длинные часы неравного боя. Горят перед позицией взвода фашистские танки, бронемашины. Один за другим выходят из строя наши бойцы, но их рубежи остаются неприступными. Уже пали смертью храбрых подбившие гранатами вражеские танки старшина С. Г. Зимин и красноармеец В. М. Павлов. 

Гвардеец И. М. Чертенков, уничтожив танк, продолжал вести меткий огонь по вражеской пехоте. Лишь в ходе рукопашной схватки он был сражен выстрелом сзади, в горячке боя не заметив подкравшегося фашиста. 

Накопившись за подбитыми машинами, гитлеровцы, не считаясь с потерями, прорвались к позициям взвода. В рукопашной схватке смертью героев пали гвардии сержанты А. И. Сухин, И. В. Седых и В. С. Грудинин, красноармейцы С. П. Фаждеев, Я. Д, Злобин и Н. И. Субботин. Гвардейцы И. П. Букаев, А. Ф. Торопов и В. Л. Исаков были ранены. Но враг снова не прошел.

Ведя огонь до последней минуты своей жизни по наседавшим фашистам, геройски погибли на поле боя уже многократно раненные гвардии сержант Н. И. Кирьянов, гвардейцы И. П. Визгалин, П. А. Гертман, И. Н. Силаев, В. Д. Танцуренко и А. И. Крайко. 

Из танка, подбитого у самой позиции взвода, продолжал стрелять из пулемета засевший в нем фашист. Это грозило гибелью остаткам взвода. Тогда старший сержант И. Г. Вернигоренко, схватив кусок разбитой гусеницы, вскочил на танк и сильно ударил им по стволу пулемета. Огонь прекратился. 

Несколько позднее Вернигоренко был тяжело контужен от близкого взрыва противотанковой гранаты, которую он бросил под вражеский танк в момент, когда тот уже готов был раздавить его своими гусеницами. 

Тоже раненный и контуженный, продолжал управлять боем Петр Николаевич Широнин. Как он потом писал мне из эвакогоспиталя, его очень беспокоило положение в Беспаловке. Оттуда уже прорвалась одна самоходка, командир взвода все время с тревогой прислушивался к доносившимся звукам разрывов снарядов и мин. Видимо, подвижный отряд заграждения с трудом держал перед собой вражеские танки и самоходные орудия, все время минируя перед ними местность. 

Но вот опять из-за сада, прямо на окоп Широнина, несется самоходка с десантом на броне. Лейтенант открыл огонь. Несколько гитлеровцев свалилось на землю. Ведет огонь и отделение Болтушкина, расположенное невдалеке от взводного. Самоходка остановилась. Гитлеровцы спрыгнули, залегли и открыли стрельбу из автоматов. Потом в ход пошли гранаты. Две из них разорвались позади и сбоку от Широнина. Осколок попал ему в лицо и выбил несколько зубов. Потом лейтенант почувствовал сильную боль в ноге. Неожиданно он увидел, как связной Шкодин, умело маскируясь, быстро ползет к самоходке. Ствол ее орудия зашевелился и направился, как казалось лейтенанту, прямо на него. Раздался выстрел. Снаряд ударил в стену метеопункта. В этот момент Шкодин, чуть привстав, метнул под гусеницы самоходного орудия противотанковую гранату и сразу упал лицом вниз. Одновременно пуля ударила в грудь Петра Широнина, и, падая, он почувствовал на себе удары кирпичей обрушившейся на него стены метеопункта. 

Когда во взводе остались только тяжело раненные лейтенант Широнин, старший сержант Вернигоренко и бойцы Букаев, Тюрин, Исаков и Торопов, единственный защитник позиции помощник Широнина коммунист старший сержант Александр Павлович Болтушкин бросился со связкой гранат под наползавший на него танк и подорвал его. 

Так закончился этот легендарный бой. Когда сюда подошли бойцы других подразделений, они увидели перед позицией взвода 16 дымившихся танков, самоходных орудий, бронемашин и до сотни убитых гитлеровцев. Погибшие и тяжело раненные широнинцы лежали между ними на своей неприступной позиции. Стальная мощь фашистов разбилась о мужество советских гвардейцев.

Биография предоставлена Л.Е.Шейнманом (г. Ижевск)

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Документы на сайте «Подвиг народа»
 Шафаренко П.М. На разных фронтах. - М, Воениздат, 1978