Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Горелик Евгений Илларионович

 
Горелик Евгений Илларионович
27.11.1921 - 02.01.2006
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 29.06.1945 Медаль № 7709
Орден Ленина № 52259

    Памятники
  Памятный знак в Одессе
  Надгробный памятник
  Аллея Героев в Чугуеве


Горелик Евгений Илларионович – штурман эскадрильи 251-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка (15-я гвардейская бомбардировочная авиационная Гомельская дивизия, 4-й гвардейский бомбардировочный авиационный корпус, 18-я воздушная армия), гвардии старший лейтенант.


Родился  27 ноября 1921 года в городе Одесса в семье рабочего. Русский. Образование среднее. Призван в армию в 1940 году. В 1941 году окончил Харьковскую военную авиационную школу стрелков-бомбардиров и был направлен в действующую армию, на Волховский фронт. Летал в 673-м ночном бомбардировочном полку 52-й армии на самолете-разведчике биплане Р-Z, использовавшемся в качестве легкого бомбардировщика. Полк базировался в Новгородской области на аэродромах Веребье (Маловишерский район), затем Усть-Волма (Крестецкий район). С 7 января по конец марта 1942 года участвовал в Любанской наступательной операции против Новгородской группировки противника.

Стрелок-бомбардир старший сержант, затем старшина Е.И.Горелик на Волховском фронте совершил 36 боевых вылетов, из них большинство  – ночных. В апреле 1942 года его полк, потерявший почти все самолеты, был отправлен в тыл на переформирование. За отличия в нанесении бомбардировочных ударов по врагу Е.И.Горелик был награжден орденом Красной Звезды (приказом по Ленинградскому фронту от 23 мая 1942 года, поскольку 52-я армия в это время была уже в составе Ленинградского фронта).  Е.И.Горелик был переведен в запасной авиационный полк, находившийся в Астрахани.

Оттуда был направлен в 16-й ближнебомбардировочный авиационный полк 222-й бомбардировочной авиационной дивизии, дислоцировавшийся на аэродроме Чкаловский в районе города Щёлково Московской области. Полк проходил переобучение на ленд-лизовский средний бомбардировщик Норт-Америкэн  Б-25 «Митчелл». На этом самолете Е.И.Горелик воевал до конца войны. В сентябре 1942 года 222-я  бомбардировочная авиационная дивизия была включена в состав Авиации дальнего действия. 26 марта 1943 года 16-й авиационный полк дальнего действия был преобразован в 14-й гвардейский. Входил в состав 5-й, а затем 15-й гвардейской авиационной дивизии дальнего действия.

В составе этой дивизии Е.И.Горелик совершал боевые вылеты (главным образом, ночные)  в качестве штурмана самолета, звена, эскадрильи до конца войны. Наносил бомбовые удары по административно-политическим и военным объектам  в  глубоком тылу противника, складам, железнодорожным станциям, аэродромам  и морским портам, укрепленным районам на линии фронта при обеспечении стратегических операций в интересах различных фронтов. Совершал также боевые вылеты по снабжению партизанских соединений Народно-Освободительной Армии Югославии, а также разведывательные вылеты и вылеты по специальным заданиям.

С сентября 1944 года сражался в составе 18-й воздушной армии, в которую была преобразована Авиация дальнего действия.

Участвовал на 3-м Украинском фронте в Венской стратегической наступательной операции (16 марта – 15 апреля 1945 года), в том числе в освобождении венгерских городов Веспрем, Папа, Сомбатель (Сомбатхей), Шопрон, австрийского города Винер-Нойштадт. В интересах 1-го Украинского фронта наносил бомбардировочные удары по окруженной вражеской группировке в районе города Бреслау (Вроцлав), Польша, чем способствовал наземным войскам во взятии города.

К  23 января 1945 года совершил 303 боевых вылета, из них 36 боевых вылетов на самолете Р-Z  в системе Военно-Воздушных Сил  и 267 боевых вылетов на самолете Б-25 в системе Авиации дальнего действия, в том числе 36 боевых вылетов на специальное задание командования в интересах Народно-Освободительной Армии Югославии. В воздушном бою сбил 1 самолет противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года за мужество и героизм, проявленные при нанесении штурмовых ударов по врагу, Горелику Евгению Илларионовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

После окончания войны продолжал службу в Дальней Авиации Военно-Воздушных Сил Советской Армии. С 1955 года полковник Е.И.Горелик – в запасе. Получил диплом строителя. Жил в Одессе, работал инженером в строительных организациях города.

Скончался 2 января 2006 года.

Похоронен в Одессе на 2-м Христианском кладбище.

На доме, где жил Е.И.Горелик (улица, Солнечная, 16) установлена мемориальная доска.

Награжден орденом Ленина (29.06.1945), 2 орденами Красного Знамени (28.04.1943; 19.11.1943), орденами Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), Красной Звезды (23.05.1942), медалями, югославским орденом «Партизанская звезда» 1-й степени.

При составлении биографии, кроме приведенных источников, использованы материалы сайта Одесский городской портал Пассаж и сайта «Авиаторы второй мировой».

Из наградного листа на присвоение звания Героя Советского Союза

Гвардии старший лейтенант Горелик на фронтах борьбы с немецкими захватчиками участвует с августа 1941 года.
За период боевых действий совершил 303 боевых вылета, из них в системе ВВС 36 боевых вылетов на самолете Р-зет и 267 боевых вылетов на самолете Б-25 в системе АДД.
После последнего награждения совершил 73 боевых вылета ночью на самолете Б-25 в системе АДД, из них 36 боевых вылетов на специальное задание командования в интересах Народно-Освободительной Армии Югославии.
После представления командиром полка к последней правительственной награде совершил 111 боевых вылетов ночью на самолете Б-25. Имеет общий налет 1352 часа, в том числе ночью 1081 час.
Летает в составе экипажа: командир корабля – командир эскадрильи гвардии капитан Живодер, летчик – гвардии младший лейтенант  Черкашин, воздушный стрелок-радист – гвардии младший лейтенант Рыжов, воздушный стрелок – гвардии старшина Галкин.
Гвардии старший лейтенант Горелик произвел:
два вылета на г. Констанца – 13 и 19 апреля 1944 года;
один вылет на г. Инстербург – 23 апреля 1943 года;
один вылет на г. Кёнигсберг – 29 апреля 1943 года;
один вылет на г. Брест – 4 мая 1943 года;
один вылет на г. Варшава – 12 мая 1943 года;
один вылет на г. Галац – 18 апреля 1944 года;
четыре вылета на г. Хельсинки – 7, 8, 27 и 28 февраля 1944 года;
три вылета в интересах польских партизан – 21, 23 и 24 июня 1944 года;
36 боевых вылетов в Югославию – с 4 мая по 7 ноября 1944 года.

Своим точным бомбометанием, проявляя мужество и героизм, штурман Горелик наносил сокрушительные удары по войскам и технике противника.

25 января 1942 года при бомбардировке железнодорожной станции Люболяды на перегоне Новгоро – Луга на самолете Р-зет уничтожил эшелон с боеприпасами, в котором насчитывалось до 60 вагонов.


27 января 1942 года на самолете Р-зет, блокируя железные дороги, подходящие к Новгороду, на перегоне Новгород – станция Майка, снизившись до предельной высоты, уничтожил своими бомбами 2 паровоза, стоявших под парами, и обстрелял вагоны этого же состава.


13 февраля 1942 года экипаж, где штурманом был Горелик, производил днем разведку войск противника в районе станции Оредеж. Проявляя героизм, с бреющего полета огнем из своих пулеметов рассеял и частично уничтожил колонну пехоты противника до 100 человек и обоз, до 4 повозок.


6 октября 1942 года при бомбардировке железнодорожной станции Касня (Центральный фронт) точно вывел свой корабль на цель и прямым попаданием бомб взорвал вражеский склад с боеприпасами.


31 октября 1942 года при бомбардировочном налете на аэродром противника Двоевка, в районе которого патрулировало до 10 истребителей противника с этого же аэродрома, маневрируя и уходя от слепящих глаза прожекторов, штурман Горелик вывел корабль на цель и точным попаданием восьми бомб разрушил летное поле аэродрома.


12 мая 1943 года при бомбардировке железнодорожного узла Варшава, несмотря на сильный огонь противовоздушной обороны противника, прямым попаданием бомб в северной части станции взорвал склад с горючим.


31 мая 1943 года при бомбардировке железнодорожного узла Полоцк (Зеленый Городок) сквозь сотни разрывов вражеских зенитных снарядов, проявляя смелость и мужество, своими сброшенными бомбами зажег склад с горючим, тем самым осветил цель, что помогло остальным экипажам полка точно бомбить железнодорожный узел.


1 июня 1943 года при бомбардировке железнодорожного узла Смоленск (Красный Бор) экипаж встретил сильное противодействие ПВО противника. В воздухе мелькали сотни разрывов снарядов зенитной артиллерии, их осколки ударяли по плоскостям и фюзеляжу самолета. Маневрируя, проявляя героизм, выдержку и настойчивость, штурман Горелик вышел на боевой курс и прямым попаданием бомб взорвал склад с боеприпасами.


10 июня 1943 года при бомбардировочном налете на аэродром Сеща, который защищался множеством прожекторов и четырех батарей зенитной артиллерии, дававшей сплошной заградительный огонь, маневрируя, экипаж вышел из зоны огня и снизился до бреющего полета. Штурман Горелик огнем своих пулеметов подавил батарею малокалиберной зенитной артиллерии, отвлек на себя всю ПВО аэродрома противника, тем самым дал возможность остальным экипажам точно бомбить аэродром.


15 апреля 1944 года экипаж, где штурманом был гвардии старший лейтенант Горелик, в составе полка бомбил порт Севастополь. Подступы к Севастополю и сам порт были сильно защищены противником – более 50 прожекторов, до 4 – 5 батарей зенитной артиллерии давали сплошную стену огня. Штурман Горелик проявил все искусство, мужество и истинный героизм, чтобы привести свой корабль к цели неповрежденным. Со своей задачей он справился отлично – сброшенными бомбами взорвал в порту склад с боеприпасами.


19 апреля 1944 года. возвращаясь с бомбардировки румынского порта Констанца, экипаж встретил бомбардировщик противника Хе-111. В завязавшемся воздушном бою огнем своих пулеметов штурман Горелик сбил его, что подтвердил экипаж гвардии капитана Каракозова.


Штурман Горелик является одним из немногих штурманов АДД, которые по дальнему незнакомому маршруту совершали героические рейсы в Югославию к пунктам, на картах обозначенным  незаметной точкой и расположенным в глубоком тылу противника.
Маршрут был очень тяжелым и опасным – на всем пути к цели корабль обстреливали истребители и зенитная артиллерия противника. Но обладая большой силой воли, владея в совершенстве техникой вождения боевых кораблей, штурман Горелик побеждал стихию. Через горы, пробиваясь через сплошную облачность и непогоду, горя желанием выполнить задание Правительства и проявляя героизм, 36 раз приводил свой корабль к цели и точно сбрасывал груз.

Особенно отличился гвардии старший лейтенант Горелик при выполнении специального задания в интересах НОАЮ 5 июня 1944 года. Полет проходил при плохой погоде. В районе гор стояла гроза, шел дождь. Самолету грозило обледенение. Штурман Горелик, рискуя жизнью, проявляя героизм, единственным из всех экипажей полка привел корабль к цели и успешно выполнил задание.


Штурманским делом владеет в совершенстве. Летает в сложных метеоусловиях днем и ночью. Энергичный, храбрый офицер. Пользуется боевым авторитетом среди личного состава полка. Политически развит, морально устойчив. За период летной работы не имеет ни одного случая потери ориентировки.


За мужество и героизм, проявленные при выполнении боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, гвардии старшего лейтенанта Горелика представляю к высшей правительственной награде – присвоению звания «Герой Советского Союза».


Командир 251 гвардейского бомбардировочного авиаполка гвардии майор Бирюков

23 января 1945 года

Очерк  с  Одесского городского портала «Пассаж»

Кодекс бомбардировщика

Обыкновенная «хрущевка» недалеко от площади 10 Апреля. Здесь в доме на Солнечной, в квартире на втором этаже живет Герой Советского Союза Евгений Илларионович Горелик, бывший летчик-штурман дальней авиации.
Мало кто из жильцов дома знает о том, что рядом человек-легенда, старые соседи подзабыли о его существовании, а новые даже не догадываются, кто живет за дверью рядовой одесской квартиры. Он практически никуда не выходит, возраст уже не тот, да и слепота — следствие многочисленных ранений — мешает передвигаться. Для того, чтобы поддерживать себя в нормальном состоянии, Евгений Илларионович ходит по комнатам, сидит на балконе. Раньше слушал радио, но в последнее время и слух начал подводить героя. Остались лишь воспоминания, которые уносят его в далекую обожженную войной юность.
    В отличие от своих сверстников, мечтавших о морских просторах, одессит с Ближних Мельниц Женька Горелик с ранних лет всматривался в синеву неба и грезил о дальних полетах, быстрых небесных лайнерах и виртуозных, шальных «чкаловских» трюках. Поэтому после окончания школы вопрос о выборе профессии перед ним не стоял. В 1940-м он становится курсантом Харьковского авиационного училища. Первый год учебы пролетел как один день, наполненный радостью постижения нового.
 — 21 июня 1941 года закончились экзамены за первый курс, — вспоминает Евгений Илларионович. — Я сдал сессию на «отлично» и мысленно уже находился дома, в Одессе. Так хотелось, чтобы мама и папа порадовались моим успехам. На 23 июня у меня были забронированы билеты в Одессу. А 22 июня нам объявили о начале войны. Первые мысли? Знаете, первое, что пришло мне на ум: а как же билет в Одессу, придется сдавать, что ли? И только через некоторое время пришло осознание беды. Когда, наконец, сквозь слой непонимания, обиды и растерянности, окутавших меня, до моего сознания дошли слова о том, что сегодня бомбили Одессу.
    Вслед за обидой пришли злость и негодование. Евгений Горелик за три месяца экстерном сдает необходимые дисциплины за второй курс и уже в августе уезжает на фронт.
    Хотел поскорее добраться до Одессы, на подступах которой уже шли бои. Но судьба распорядилась по-иному. После курсов Евгений Горелик был зачислен в 673-й бомбардировочный полк, дислоцировавшийся под Ленинградом. С тех пор его жизнью стала дальняя авиация. Порой до выбранной цели приходилось лететь по 10—14 часов. Но важно было не только долететь, но и со 100-процентной точностью разбомбить вражеский объект. И тут, как говорится, все зависело от умения штурмана. Евгения Илларионовича в полку называли «ювелирный бомбометатель». За годы войны ему удалось осуществить рекордное количество боевых вылетов — более 300.
    Сначала летали на в спешке переоборудованных учебных самолетах R-Z.
— Первый свой боевой вылет помню до мелочей. Вылетели мы на своих старичках на задание. А тут немецкие истребители на нас несутся. Мне сначала очень страшно стало. Потом вдруг какая-то отвага появилась. Полетели навстречу врагу. Но немец нас проскочил. У них самолеты на то время были самые передовые, и летали они со скоростью за 300 километров в час, а мы на своих «учебных» еле 160 выжимали. Возможно, тогда из-за неточного расчета немецкого летчика я и остался живым.
    Потом Евгений Илларионович пересел за штурвал американского «Боинга» B-25 «Митчелл». Советское правительство в 1943 году для дальней авиации закупило в США по ленд-лизу партию бомбардировщиков.
    Мечта посражаться за родную Одессу осуществилась у Евгения Горелика в апреле 1944 года.
— Когда румынские танкеры и суда уходили из Одессы, нам дали команду перехватывать их в море и уничтожать. А 9 апреля наша эскадрилья полетела на специальное задание. Нужно было разбомбить в порту Констанцы танкеры, которые должны были доставить в Одессу горючее для танков и самолетов противника. Мы вылетели рано утром. Летели в тяжелейших метеоусловиях. Из-за сильной облачности практически ничего не было видно. Где-то на подлете к Констанце нам из штаба пришел приказ поворачивать обратно. Как же так, думаю я, мы же почти у цели. Как-нибудь «нащупать» то можно этот порт. Выхожу из облаков, а передо мной Констанца. Весь запас бомб мы сбросили на порт, развернулись и пошли обратно. Правда, не совсем по курсу.
    Возвращаясь с задания, Евгений Горелик услышал по рации радостную весть: наши войска вошли в Одессу. Он попросил командира несколько отклониться от курса полета и пролететь над родным городом.
— Когда я пролетал над Одессой, решил использовать умение прицельного бомбометания для своих целей. Сделал круг над родными Ближними Мельницами и сбросил над домом письмо. Оторвал от карты кусок моря и написал: «Родненькие мои, мама, я жив, здоров. Сражаюсь рядом. Не волнуйтесь, победа будет за нами. Ваш Женя». Эту записочку я вложил в подшлемник и засунул его в гильзу от снаряда. Вы знаете, это письмо нашли соседские дети и принесли моим родителям. Записку на клочке карты мы долго хранили в домашнем архиве. Потом его попросили в музей. И где-то там она потерялась. Жаль.
    Письмо Евгения Горелика было первой весточкой с фронта в освобожденную Одессу.
    17 апреля Евгений Илларионович снова повел на Констанцу эскадрилью бомбардировщиков. На обратном пути, после удачно выполненного налета на порт в Констанце, самолет нашего героя вновь слегка отклонился от курса в направлении Одессы. Евгений Горелик сбросил над домом еще одно письмо и полетел на базу. Пролетая над Измаилом, экипаж обнаружил замаскированный вражеский аэродром. Тут он, говоря по-одесски, «навел шороху».
— Погода была не слишком ясная. С земли нельзя было определить, чей самолет. Я просигналил на землю, что, мол, не смог зайти на посадку с первого раза, иду на круг и сажусь. Мне просигналили, что они готовы принять. Заходя второй раз якобы на посадку, мы выпустили по аэродрому весь оставшийся боезапас. И уже «порожняком» быстренько полетели в свой полк.
    Именно за блестящую, ювелирную работу штурману Евгению Горелику, единственному из экипажа бомбардировщика, была вручена Звезда Героя.
    После войны Евгений Илларионович, пока позволяло здоровье, оставался в армии. Преподавал штурманское дело. В 1959 году возвратился в родной город, чтобы, повинуясь «кодексу бомбардировщика», собственными руками отстраивать, то, что в годы войны пришлось уничтожать.
— Я строил в Одессе и новые цеха заводов, и новые кварталы. Как радовались мы, когда сдавали дом за домом пятиэтажки на Черемушках и Юго-Западном массиве. Тогда не думали, что эти «хрущевки» малогабаритны и неудобны для жизни. Видели только, сколько людей переехало в собственные квартиры из неухоженных «коммуналок».
    В семейном архиве героя хранится много книг и газетных статей, посвященных его жизни. Нередко авторы сравнивали Евгения Илларионовича с гордым орлом, высматривающим свою цель с высоты полета и стремительно атакующим. Но, с годами, некогда удивительно зоркие глаза ветерана стали полностью незрячими. Краски мира он видит глазами своей жены — Нины Александровны, удивительной женщины, светящейся добротой и неугасаемым оптимизмом. Ее энергия и внутренняя сила оберегают нашего героя от хандры и тяжелых дум.
— До сих пор нет-нет да и приснится, что я в самолете, командую своим экипажем, говорю, куда сбрасывать бомбы. А гул от работы самолетных двигателей со мной всегда, я даже уже не замечаю его.
    Самая заветная мечта Евгения Илларионовича, чтобы рокот самолетов и свист бомб были слышны лишь в кино да во снах. И чтобы нынешние мальчишки о войне знали только по книгам, фильмам и рассказам старших, чтобы смотрели на синее небо и любовались его красотой.

Биография предоставлена Л.Е.Шейнманом (г. Ижевск)

    Источники
 Воробьёв В.П., Ефимов Н.В. Герои Советского Союза: справ. – С.-Петербург, 2010.
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Документы на сайте «Подвиг народа»