Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Хальзев Александр Иванович

 
Хальзев Александр Иванович
07.09.1921 - 06.06.1968
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 19.08.1944 Медаль № 4074
Орден Ленина № 19823

    Памятники
  Надгробный памятник


Хальзев Александр Иванович – заместитель  командира  эскадрильи 63-го ночного бомбардировочного авиационного  Керченского Краснознаменного полка (132-я бомбардировочная  авиационная дивизия, 8-я воздушная армия, 4-й Украинский фронт),  старший  лейтенант.


Родился 7 сентября 1921 года в Новосибирске в семье рабочего. Русский. Окончил 9 классов, Новосибирский аэроклуб. Призван в армию в 1940 году Новосибирским горвоенкоматом. Окончил Энгельсскую военную авиационную школу пилотов в 1941 году.

В действующей армии во время Великой Отечественной войны – с  октября 1942 года, когда старший сержант А.И.Хальзев прибыл на Закавказский фронт. Сражался на Закавказском (в Черноморской группе войск), Северо-Кавказском фронтах,  Отдельной Приморской армии, на 4-м Украинском, 1-м и 2-м Белорусских фронтах. Всю войну летал  в  63-м ночном бомбардировочном полку, вооруженном  ленд-лизовскими ударными самолетами  А-20В3 «Бостон».

Участвовал на Закавказском фронте в составе 5-й воздушной армии в обороне Кавказа, в  Северо-Кавказской наступательной операция (1 января – 4 февраля 1943 года).

На Северо-Кавказском фронте участвовал составе 4-й воздушной армии в Краснодарской наступательной операции (9 февраля – 16  марта 1943 года); Новороссийско-Таманской наступательной операции (9 сентября – 9 октября 1943 года), в том числе освобождении городов Анапа, Темрюк, Новороссийск; Керченско-Эльтигенской десантной операций (31 октября – 11 декабря 1943 года).

С 8 апреля по 12 мая 1944 года в составе 4-й, а затем 8-й воздушной армии, действовавших в интересах Отдельной Приморской армии,  участвовал в Крымской наступательной операции, в том числе в освобождении городов Керчь и Севастополь.

На 1-м Белорусском фронте в составе 16-й, а затем 6-й воздушной армии участвовал в Белорусской стратегической наступательной операции «Багратион» –  Бобруйской  наступательной операции (24 – 29 июня 1944 года), в том числе освобождении города Бобруйск, и  Люблин-Брестской наступательной операции (18 июля – 2 августа 1944 года), в том числе в освобождении города Любомль Волынской области (Украина).

На 2-м Белорусском фронте участвовал в составе 4-й воздушной армии в Млавско-Эльбингской наступательной операции (14 – 26 января 1945 года)  – составной части Восточно-Прусской стратегической операции, в том числе освобождении польских городов Млава, Пшасныш, Алленштайн (Ольштын), Ортельсбург (Щитно); Восточно-Померанской стратегической наступательной операции (10 февраля – 4  апреля 1945 года), в том числе освобождении города Хойнице; Берлинской стратегической наступательной операции (16 апреля – 8 мая 1945 года), в том числе взятии городов Пренцлау и Свинемюнде (Свиноуйсьце).

К маю 1944 года совершил 300 успешных боевых вылетов, из них  289 ночных, на бомбардировку стратегических военных объектов, скоплений войск и боевой техники, кораблей и судов в портах и открытом море, а также  на разведку тылов противника. Нанес врагу большой урон, в том числе уничтожил 28 самолетов на аэродромах и 1 самолет сбил в воздушном бою.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 августа 1944 года за мужество и героизм, проявленные при нанесении бомбардировочных ударов по врагу, Хальзеву Александру Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

После войны А.И.Хальзев продолжал службу в Военно-Воздушных Силах Советской Армии. В 1950 году окончил Военно-воздушную  академию. С 1958 года подполковник А.И.Xальзев – в  запасе. Жил и работал в городе  Краснодар, руководил работой пионерских лагерей.

Скончался 6 июня 1968 года. Похоронен на Славянском кладбище в городе Краснодар.

Именем А.И.Хальзева назван  детский оздоровительный комплекс в поселке Новомихайловском Краснодарского края на побережье Черного моря. В Новосибирске его имя увековечено на Аллее Героев  у Монумента Славы.

Награжден орденом Ленина (19.08.1944), 3 орденами Красного Знамени (11.02.1943; 5.05.1943; 6.07.1944), орденами Отечественной войны 2-й степени (25.10.1943), Красной Звезды, медалями.

При подготовке биографии, кроме приведенных источников, использована статья В.Гордеевой с сайта журнала Смена. Фото Героя – с сайта Центральный Государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга (автор М.М.Гершман).

Из наградного листа (в сокращении)

За период участия в Отечественной войне против немецко-фашистских оккупантов на Закавказском, Северо-Кавказском фронтах и в Отдельной Приморской Армии тов. Хальзев проявил себя мужественным, смелым летчиком, в совершенстве владеющим техникой пилотирования. Летая на выполнение боевых заданий в любых метеорологических условиях днем и ночью, проявляет исключительное мужество и отвагу в воздушных боях с истребителями противника. Мужество и смелость тов. Хальзева проявляются не только в высоких патриотических чувствах – они сочетаются у него с большим мастерством летчика-бомбардировщика, являющегося результатом постоянной работы над собой по усовершенствованию боевой выучки. Много раз тов. Хальзев подвергался атакам истребителей противника, много раз попадал, казалось бы, в критическое положение, трижды истребителям противника удавалось нанести удар по его самолету, но всякий раз он доводил самолет до своего аэродрома.

За время боевой работы, летая на самолете «Бостон», тов. Хальзев произвел 300 успешных боевых вылетов с общим налетом 504 часа 51 минута, из них 11 боевых вылетов днем с налетом 16 часов 05 минут.

Экипаж тов. Хальзева этими 300 боевыми вылетами нанес противнику большой урон в технике и живой силе, уничтожив складов с боеприпасами – 8, складов с горючим – 6, автомашин с боеприпасами – 13, автомашин с различным грузом – 19, самолетов на аэродромах – 28, в воздушном бою сбил самолет Хе-111, повреждено портовых сооружений – 8, уничтожено свыше 10 вагонов и 1 паровоз, потоплены  1 судно, 1 катер и  3 баржи. Прекращено действие 3 прожекторов, разрушено до 15 зданий, где находились войска и штабы противника, взорвано минное поле до 100 мин, взорваны 3 цистерны с горючим, подбито до 12 артиллерийских орудий. Кроме того, отмечено свыше 120 пожаров, 35 из них больших размеров, и 90 взрывов, 30 из них большой силы.

Тов. Хальзев выполняет также сложные и ответственные задания по  разведке тылов противника, устанавливая наличие авиации на аэродромах и движения войск и техники по дорогам. Неоднократно выполнял специальные задания вышестоящих штабов.

В эскадрилье тов. Хальзев славится не только как лучший летчик и разведчик, но и является лучшим помощником командира в организации боевой работы и учебы. Несмотря на напряженную боевую работу, делая по 3 – 4 вылета в сутки, сумел вместе с командиром эскадрильи подготовить 10 молодых летчиков.
За время работы тов. Хальзева заместителем командира эскадрильи эскадрилья произвела 600 боевых вылетов ночью на самолетах «Бостон» с общим налетом 935 часов. Все боевые задания эскадрилья выполняет с отличной оценкой, за что имеет ряд благодарностей от командующего воздушной армией и командования полка. Тов. Хальзев имеет 8 благодарностей и 3 правительственных награды.

Боевая работа тов. Хальзева полна примеров мужества, отваги и настойчивости в выполнении поставленных командованием задач.

25.10.1942 года экипаж Хальзева получил первое боевое задание – бомбардировать скопление войск и материальной части противника в населенном пункте Шаумян. Тов. Хальзев вылетел на первое боевое задание с большим желанием. На подходе к цели экипаж был встречен сильным заградительным огнем зенитной артиллерии и атакован тремя истребителями противника Ме-109, но это не смогло остановить отважный экипаж.  Прицельно сброшенными бомбами было вызвано два взрыва огромной силы – уничтожены цистерна с горючим и автомашина с боеприпасами. Задание было выполнено отлично, что подтвердил фотоснимок.

10.04.1943 года экипаж вылетел уничтожать самолеты противника на аэродроме Анапа. На подходе к цели самолет тов. Хальзева подвергся ожесточенному обстрелу зенитной артиллерией во взаимодействии с прожекторами. Умело маневрируя, тов. Хальзев сделал два захода на цель, в результате которых вызвал 4 очага пожара и уничтожил 2 самолета.

23.04.1943 года экипаж тов. Хальзева вылетел уничтожать материальную часть противника на аэродроме Тамань. Подходя к цели, экипаж встретил ожесточенное сопротивление зенитных средств противника – сплошная стена зенитных разрывов во взаимодействии с 25 прожекторами преградили путь отважному летчику-бомбардировщику. Только мужество и военная хитрость, проявленные летчиком Хальзевым, помогли ему сделать два захода на цель и точно сбросить бомбы по стоянкам самолетов. Было уничтожено 3 самолета противника. 15 осколочных пробоин получил самолет тов. Хальзева, из них 7 – в его кабине.

8.05.1943 года экипажу тов. Хальзева была поставлена задача – разведать наличие самолетов противника, базирующихся в Крыму, и работу ночных стартов. Во время полета по большому маршруту на подходе к каждому аэродрому самолет был встречен интенсивным зенитным огнем во взаимодействии с прожекторами. Однако экипаж смело и настойчиво, сбрасывая  САБы (светящие авиационные бомбы), устанавливал наличие материальной части. Как результат, им было установлено: на аэродроме Багерово – до 30 бомбардировщиков и 15 истребителей, на аэродроме Керчь-2 – до 85 истребителей и на аэродроме Тамань – до 40 истребителей. Все эти данные тов. Хальзев передал по радио на командный пункт полка, откуда последующие экипажи вылетели блокировать аэродромы. Результаты его разведки подтверждают фотоснимки, сделанные дневными разведчиками.

16.07.1943 года экипажу была поставлена задача - произвести разведку наличия  авиации на аэродроме Мариуполь и работу ночного старта с попутным бомбардированием. Не доходя до аэродрома, тов. Хальзев увидел белую ракету, выпущенную с аэродрома. Вслед за ней зажегся посадочный прожектор – шел на посадку немецкий самолет. Тов. Хальзев, зайдя точно на цель, произвел бомбометание по расположению стоянок самолетов. Вызвал 2 больших пожара, сопровождавшихся взрывами. На обратном пути тов. Хальзев произвел разведку наличия плавсредств в порту Мариуполь и движения автомашин по дорогам. С боевым заданием справился отлично, доставив ценные данные.

7.08.1943 года. производя разведку наличия плавсредств в портах Чайкино, Керчь, Еникале, Семенюк, Тамань и Анапа, на подходе к каждому из портов был встречен зенитным огнем во взаимодействии с прожекторами. Однако отважному экипажу это не помешало выполнить поставленную задачу. Разведав наличие плавсредств, тов. Хальзев по радио сообщил данные на командный пункт. Подходя к порту Тамань, решил бомбардировать суда, находившиеся у причалов. Точно сброшенными бомбами зажег одно судно.  С поставленным заданием справился отлично.

В конце января 1944 года ночная авиация противника предприняла ряд налетов по нашему переднему краю обороны на Керченском полуострове.

27 01.1944 года командование приказало тов. Хальзеву разведкой установить, с какого аэродрома в Крыму работает ночная авиация противника. Тов. Хальзев, вылетев со своим экипажем, в районе Карасубазар заметил 7 самолетов противника. следовавших с включенными бортовыми огнями курсом 270  градусов к аэродрому Саки. Пристроившись к этим самолетам и встав в общий круг, вместе с этими самолетами стал ходить по кругу.
Разведав тщательно аэродром (на нем стояло 16 самолетов с зажженными бортовыми огнями), тов. Хальзев приказал штурману бомбардировать самолеты. В результате меткого бомбардирования вызвал два пожара – горело 2 самолета. Затем осветил аэродром САБом и произвел очередной заход. При свете горящих самолетов и сброшенных САБов установил стоянку еще 30 самолетов. За отличное выполнение задания получил благодарность.

5.05.1944 года полку была поставлена задача – в течение всей ночи уничтожать самолеты противника на аэродроме Херсонес. Экипажу тов. Хальзева было приказано вылететь первым и произвести доразведку аэродрома. Подлетая к аэродрому Херсонес, тов. Хальзев увидел работающий ночной старт – 2 самолета производили посадку, а 18 – ходили по кругу. Тов. Хальзев снизился до 400 м,  встал в общий круг и произвел 6 последовательных атак по самолетам противника, а затем бомбардировал самолеты, стоявшие на восточной окраине аэродрома. В результате возник пожар – явно горел самолет. Остальные самолеты в течение 20 минут не могли совершать посадку, так как тов. Хальзев барражировал над аэродромом. По данным т. Хальзева, сообщенным по радио, вылетели остальные самолеты полка, которые в течение всей ночи блокировали аэродром и уничтожали находившиеся на нем самолеты.

7.05.1944 года экипаж тов. Хальзева произвел бомбардирование аэродрома Херсонес и на планировании с приглушенными моторами стал уходить в сторону моря. После разрыва серии бомб на аэродроме были включены прожекторы, а в воздухе появились несколько цветных ракет. Экипаж предположил, что над аэродромом находятся самолеты противника, однако обнаружить их в темноте ночи было невозможно, так как на них не были включены бортовые огни. Тов. Хальзев приказал экипажу усилить наблюдение, а сам стал ходить над аэродромом по кругу. Через некоторое время один из вражеских самолетов выпустил две ракеты и включил бортовые огни. Это заметил воздушный стрелок экипажа Хальзева и доложил командиру. Хальзев атаковал самолет противника. Тремя пулеметными очередями его воздушный стрелок сбил вражеский самолет, который упал в воду.

8 .05.1944 года тов. Хальзев бомбардировал самолеты на аэродроме Херсонес и взрывами бомб выводил из строя летное поле, чтобы не дать противнику вывозить войска из Севастополя. Несмотря на сильный зенитный огонь, тов. Хальзев 15 минут находился над целью, при каждом заходе сбрасывая по 2 – 3 бомбы. В результате вывел из строя летное поле и уничтожил 1 самолет противника на юго-западной окраине аэродрома.

Таких примеров в боевой работе тов. Хальзева очень много Все свои силы он отдает на разгром врага, не считаясь ни с отдыхом, ни со сном. Ненавидит врага всеми силами души. Свой огромный боевой опыт передает товарищам, учит их, как нужно воевать и наносить врагу наибольший урон.

За произведенные на фронте Отечественной войны против немецких захватчиков 300 успешных боевых вылетов на самолете «Бостон», из них 289 боевых вылетов ночью, и проявленные при этом доблесть и геройство старший лейтенант Хальзев достоин четвертой – высшей правительственной награды – звания  Героя Советского Союза.

Командир 63 ночного бомбардировочного  авиационного  Керченского Краснознаменного полка подполковник Тоцкий
12 мая 1944 года

В.Гордеева

Это было над «Огненной землей»

Однажды к нам в редакцию пришел светлоглазый и светловолосый человек. На его скромном темно-синем пиджаке поблескивала Золотая Звезда.
- Александр Иванович Хальзев. Подполковник запаса, - представился он. - Проездом через Москву... Зашел вот показать этот снимок... Подумал, может, вам будет интересно посмотреть на обложку вашего журнала двадцатилетней давности...
И протянул плотный лист бумаги с цветной фотографией.
... У самолета стоял совсем молодой паренек в летном комбинезоне, в небрежно сдвинутом на затылок шлеме и, сердито скосив глаза, казалось, с нетерпением ждал, когда его перестанет мучить корреспондент...
- Не любили мы сниматься, - словно оправдываясь, смущенно улыбнулся Александр Иванович. - У летчиков много было всяких примет. Ерунда, конечно...
- Обложка эта ко мне попала совсем недавно, - продолжал он. - Знакомые случайно нашли и прислали... А я уж, честно говоря, решил тогда, что ничего у этого Редкина не вышло, вот и жив остался... Врут, значит, приметы...
- Звание Героя позже получили?
- Да. За Севастополь...
- А войну где довелось кончать?
- Под Берлином... Прошел, вернее, пролетел немало: Кубань, Крым, Украина, Белоруссия, Германия... Ведь с первого дня воевал и до последнего. Всяко бывало. Случалось, вот в таком виде являлся к себе...
И показал мне любительскую фотографию, на которой была запечатлена... груда обломков.
- Это мой самолет, - усмехнулся он. - Никто тогда не мог понять, как удалось дотянуть до аэродрома. И я тоже... А однажды ситуация была еще сложней...
Александр Иванович говорит обо всем очень просто. Послушаешь его, так вроде бы ничего особенного и не сделал... А на самом деле... Вот один эпизод из того, что он рассказал мне.
- Было это в Крыму. Наш десант высадился на Керченском полуострове и захватил небольшой кусок земли. Тяжело приходилось бойцам: гитлеровцы бросили против них танки, артиллерию, а главное, авиацию. День и ночь фашисты бомбили каменистую землю, в которую буквально вгрызлись наши солдаты. День и ночь горела она и дымилась. Именно тогда кто-то назвал ее «Огненной землей».
Однажды темной, безлунной ночью - дело было осенью - собрались мы, летчики, в огромной, неуютной землянке, с двумя рядами нар по стенам, с тусклой коптилкой, под которую приспособили гильзу снаряда, с раскаленным железным бочонком, исполняющим роль печки. Почему-то не хотелось разговаривать. То ли отвратительная погода, штормовая, промозглая, влияла на настроение, то ли нервы были натянуты в ожидании очередного задания, но в землянке стояла непривычная, а от этого вдвойне гнетущая тишина. Только завывание ветра да потрескивание фитилька...
Телефонный звонок заставил вздрогнуть - таким он был резким и громким. Через минуту мой экипаж уже покидал землянку: вызывали на командный пункт.
Я предчувствовал, что задание будет непростым: стояли тревожные дни. Но что оно будет настолько серьезным, я, конечно, не мог предполагать...
Командир полка подполковник Тоцкий коротко объяснил обстановку: беспрерывные налеты гитлеровской авиации вконец измучили десантников, до сих пор не удается установить, откуда являются бомбардировщики. Необходимо во что бы то ни стало узнать, где базируются самолеты, и сразу же сообщить в полк. Все машины будут в боевой готовности...
- Задание понятно? - спросил Тоцкий.
- Понятно, - четко ответил я, хотя не представлял себе, как его выполнить.
Подполковник молча кивнул и посмотрел на меня одновременно укоризненно и ласково, как на близкого человека, который надолго уходит и бодрится, не желая показать тревоги. Подполковник учил меня летать. Он вел меня в первый бой. У него на глазах я из курсанта превратился в старшего лейтенанта, уже имевшего несколько правительственных наград. Друзья говорили, что у меня теперь есть опыт. Ну что ж, им видней... В тот момент, хотя мысли у меня заняты были совсем другим, я, пожалуй, понимал подполковника, молча провожавшего нас: слишком много было вложено им в меня и моих товарищей - в воздушного стрелка Володю Прокофьева, степенного и рассудительного ленинградца, в смоленчан - штурмана Петю Кановиченко и радиста Федю Егорова, весельчаков и балагуров в отличие от меня, сибиряка...
Но в машине, везшей нас до аэродрома, я уже думал только о том, как все-таки выполнить задание. Разведчики, летавшие днем, ничего не узнали. Из других источников тоже никаких сведений не поступало. И ведь это был день! А сейчас ночь, хоть глаз выколи. Ночь... Ночь... А что, если...
Уже у самолета, надевая парашют, я сказал своим ребятам: «Знаете, у меня есть идея». Когда выложил им все, те даже глазами захлопали. А потом поддержали меня.
Итак, было решено: подлетев к линии фронта, незаметно «привязаться» к какому-нибудь «фашисту», а когда он повернет к себе, пойти за ним и, таким образом, узнать, где их база... Проще вроде не придумаешь, правда?
И вот летим. Под нами - линия фронта. Земля, как громадный кратер вулкана: гитлеровцы опять бомбят. Выискиваем для себя «провожатого». А сами все крутимся - то влево, то вправо, то вверх, то вниз: зенитки-то наши палят вовсю. Да еще прожекторы... Попади в их щупальца - не успеют разобраться, свои ты или чужой. Только клочья останутся...
Тут как раз один фашист попался им и тотчас начал уходить, теряя высоту. Мы - за ним, немного сзади и чуть выше.
Наконец позади остались ватные облачка зенитных разрывов. Последний раз, сделав огромный полукруг по небу, полоснул нас ослепительным мечом прожектор. Наступила полная тишина. Только ритмично гудели моторы да попискивала в наушниках морзянка.
Казалось, все идет отлично. Мы буквально «на хвосте» у вражеского самолета...
И вдруг мои мысли прервал голос Володи Прокофьева:
- Товарищ командир! Сзади нас и выше вижу огни самолетов.
Не успел он кончить, как заговорил Федя Егоров:
- Вижу огни справа...
Оторвавшись от приборов, я посмотрел направо: вдали действительно виднелись красные и зеленые точки. Инстинктивно повернул голову влево и вздрогнул: буквально рядом вспыхнули огоньки. Стало не по себе: гитлеровский самолет шел бок о бок с нами. Если он нас еще не заметил по пламени из выхлопных патрубков, которое голубовато-синим кольцом окаймляло моторы, то это могло произойти с минуты на минуту. Он или запросит нас по радио, или просто расстреляет в упор. А вдруг уже запрашивал?.. Словно подтверждая мои мысли, самолет несколько раз моргнул огнями. И тут я решил резко уходить вниз: на фоне черной земли нас трудно будет заметить.
- Петя, сколько прошло времени, как мы отлетели от линии фронта? - спросил я Кановиченко.
- Двадцать - двадцать пять минут...
- Как ты думаешь, это тот самый самолет, за которым мы пошли?
- По-моему, он. Мы взяли его курс и больше не меняли...
Четкие на фоне неба контуры вражеской машины были великолепно видны в сетке прицела. Вот это соблазн! Такая выгодная позиция встречается не часто... «Подумаешь, один самолет! У нас более важная задача...» - успокаивал я себя и снова смотрел на мерцающие стрелки приборов.
Впереди по курсу появилась белая полоска. Вот она все ближе, все отчетливей... Показались посадочные знаки... Сомнений не оставалось - это был аэродром противника, тот самый, таинственный, никому не известный аэродром! Вражеские самолеты, выстроившись в ряд и не убирая огней, стали заходить на посадку. Машина, которая «привела» нас, тоже стала садиться. Она сослужила нам хорошую службу.
Я подал сигнал ребятам, и мы пошли вдоль стоянки самолетов, сбрасывая одну за другой бомбы.
Задание командира полка было выполнено. Все прошло гладко. В воздухе мы в общей сложности были, наверное, не больше часа...
Так закончил свой рассказ Александр Иванович.
После войны Герой Советского Союза Хальзев окончил Военно-воздушную академию. По состоянию здоровья он уже не летает. Теперь у него совсем мирная профессия - он инженер. А летом бывший ас, наводивший ужас на фашистских летчиков, с удовольствием возится с детворой: уже много лет он возглавляет пионерские лагеря. У Александра Ивановича солидный педагогический опыт: две дочки подрастают...
- Ну, до свидания, мне пора, - поднялся он - Извините, что побеспокоил...
Александр Иванович спешил домой. До поезда на Краснодар оставалось совсем немного.

Биография предоставлена Л.Е.Шейнманом (г. Ижевск)

    Источники
 Воробьёв В.П., Ефимов Н.В. Герои Советского Союза: справ. – С.-Петербург, 2010.
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Документы на сайте «Подвиг народа»