Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Волков Павел Семёнович

 
Волков Павел Семёнович
1919 - 30.04.1945
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 27.06.1945


  Волков Павел Семенович – командир батареи 530-го армейского истребительно-противотанкового артиллерийского Барановичского ордена Александра Невского полка (28-я армия, 1-й Украинский фронт), капитан.

Родился в 1919 года   в селе Новая Еловка ныне Большеулуйского района Красноярского края в крестьянской семье. Русский. Окончил среднюю школу, Ачинское педагогическое училище в 1939 году. Работал директором начальной школы в деревне Турецк Большеулуйского района.  Призван в армию в 1939 году.  В апреле 1942 года окончил ускоренный курс Сумского артиллерийского училища, эвакуированного в Ачинск.

Воевал на Сталинградском, Южном, 4-м Украинском, 1-м и 3-м Белорусских, 1-м Украинском фронтах.

С апреля по октябрь 1942 года младший лейтенант П.С.Волков находился в составе 212-й стрелковой дивизии.
С  декабря 1942 года воевал в качестве командира огневого взвода 1271-го артиллерийского полка 387-й стрелковой дивизии на Сталинградском фронте. Участвовал в составе 2-й гвардейской армии на рубеже реки Мышкова в отражении удара немецких войск, предпринятого с целью деблокирования окружённой Сталинградской группировки противника, а с 24 декабря 1942 года в наступательных боях дивизии. За участие в этих боях был награжден медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Сталинграда».

На Южном фронте в составе 387-й стрелковой дивизии 2-й гвардейской армии участвовал в Ростовской наступательной операции (1 января  – 18 февраля 1943 года) – составной части Северо-Кавказской стратегической операции, в том числе в освобождении Новочеркасска.

Лейтенант П.С.Волков, заместитель командира батареи 76-мм пушек 1271-го стрелкового полка, в бою 11 января 1943 года за станицу Богоявленскую (Константиновский район Ростовской области), будучи на наблюдательном пункте, увидел, что при контратаке противника некоторые бойцы стрелкового батальона стали отходить. Он бросился на помощь пулеметчикам, помог выдвинуть 4 станковых пулемета на выгодные позиции и сам открыл огонь по наступающему врагу пулеметный огонь. Только после отражения контратаки оставил пулемет. За время боя, корректируя огонь своей батареи, уничтожил 1 станковый пулемет, 2 противотанковых ружья, орудие с тягачом, легковую машину, 1 миномет, до взвода пехоты. Был награжден орденом Красной Звезды.

С сентября 1943 года до окончания своей боевой деятельности сражался в 530-м армейском истребительно-противотанковом полку.

На Южном (с 20 октября 1943 года  4-м Украинском) фронте в составе 44-й армии участвовал в Мелитопольской наступательной операции (26 сентября – 5  ноября 1943 года).

В составе 28-й армии на 4-м Украинском фронте участвовал в Никопольско-Криворожской наступательной операции (30 января – 29 февраля 1944 года).

На 1-м Белорусском фронте с 24 июня по 2 августа 1944 года участвовал в составе 28-й армии в Белорусской стратегической операции «Багратион» (Бобруйская, Минская, Люблин-Брестская наступательные операции). За участие в освобождении города Барановичи Брестской области 530-й истребительно-противотанковый полк получил наименование Барановичского.

В боях под селом Гориховище батарея под командованием старшего лейтенанта П.С.Волкова уничтожила 5 пулеметных точек, 2 блиндажа, 2 противотанковых орудия, подавила огонь 1 артиллерийской и 2 минометных батарей противника, уничтожила до 30 солдат. Перед прорывом старший лейтенант П.С. Волков получил приказ наступать с батареей в боевых порядках пехоты. Заранее разведав и подготовив проходы, П.С.Волков по болоту продвинулся со своей батареей в тыл к немцам, развернул батарею и открыл огонь. Уничтожил более 40 солдат и офицеров, разбил 6 повозок, 1 машину, взял в плен 8 солдат и 2 офицеров. Обеспечил пехоте успешный прорыв обороны, потерь в людях и материальной части не имел. Был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

На 3-м Белорусском фронте в составе 28-й армии участвовал в Гумбиннен-Гольдапской наступательной операции (16 – 30 октября 1944 года) и взятии города Шталуппенен (ныне – Нестеров Калининградской области).

С 13 по 21 января 1945 года  на 3-м Белорусском фронте в составе 28-й армии участвовал в Восточно-Прусской стратегической наступательной операции и взятии города Гумбиннен (ныне – Гусев Калининградской области).

Капитан П.С.Волков перед операцией был назначен  временно командиром дивизиона из трех батарей. В боях с 13 по 16 января 1945 года по прорыву вражеской обороны, сильно насыщенной огневыми средствами, дивизион П.С. Волкова уничтожил 1 пушечную батарею, 1 минометную батарею, 1 автомашину с грузом, 18 пулеметных точек. Был подавлен огонь 3 минометных батарей, 75-мм пушки, трех   20-мм автоматических пушек, 6 пулеметов. Рассеяно и частично уничтожено до 250 вражеских солдат и офицеров.
Был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

Особо отличился во время Берлинской стратегической операции.

29 – 30 апреля 1945 года, обороняя рубеж южнее Берлина в районе города Барут, преграждающий путь прорывавшейся на запад окруженной крупной группировки противника, батарея П.С.Волкова в течение 40 часов отразила 36 атак и нанесла врагу тяжёлый урон. Когда большая часть личного состава батареи погибла, капитан П.С.Волков сам  стал к орудию и метким огнём подбил вражеский танк. Когда  его орудие было подбито, во главе оставшейся горстки батарейцев отстаивал позицию батареи в рукопашной схватке. Погиб в этом бою вместе со своей батареей.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года за мужество и героизм, проявленные в Берлинской операции, капитану Волкову Павлу Семёновичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Похоронен в населенном пункте Гросс-Махнов.*

Награжден орденами Ленина (27.06.1945), Отечественной войны 1-й (4.02.1945) и 2-й (11.08.1944) степени, Красной Звезды (15.04.1943), медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда».
………………………………………………………………………..
*  По данным 9 документов сайта «Мемориал», похоронен: Германия, земля Бранденбург, Потсдамский округ, район Цоссен, н.п. Глазов.


Из наградного листа

В бою 29 и 30 апреля 1945 года 1 км западнее озера Менниг-Зее, что в 40 км южнее Берлина, проявил исключительное геройство. Командуя батареей, отбил 36 яростных атак трех колонн немцев численностью до 2,5 – 3 тысяч. Ведя бой в полном окружении, умело руководил батареей в течение 40 часов.
Когда часть батареи была уничтожена, сам вел огонь из пушки, уничтожив огнем прямой наводки 1 танк, 2 пулемета, до 30 солдат противника. Когда орудие вышло из строя, а сам тов. Волков остался один, окруженный сотней солдат противника, огнем из автомата, карабина, гранатами вел бой с врагом. Вокруг этого места насчитан 41 труп немецких солдат. Окруженный со всех сторон, дважды раненный, он на предложение немецкого офицера сдаться ответил последней очередью из автомата и с криком: «Русские офицеры не сдаются!» бросился на подобравшегося солдата и убил его рукояткой пистолета, а затем, расстреляв 7 патронов и убив 6 солдат, перед тем, как на него навалилось до двух десятков солдат, последнюю пулю пустил себе в лоб и погиб, как герой.
Батареей тов. Волкова уничтожено: танков – 1,  бронетранспортеров – 2,  пулеметов – 4, автомашин – 6, истреблено 440 немецких солдат и офицеров и пленено 30. Вся батарея погибла, но  не пропустила врага и выиграла время для подхода наших частей.

Тов. Волков достоин высшей правительственной награды – присвоения звания  «Герой Советского Союза».

Командир полка подполковник Данильченко
4 мая 1945 года

Из очерка Т. Беляковой (в сокращении)

Последний бой капитана Волкова

 28 апреля 1945 года полк занял оборону в районе Барута, запиравшего пути выхода фашистов из большого, протянувшегося на несколько километров, леса. Первая, четвёртая и шестая батареи зарывались в землю у деревушки Куммерсдорф, вторая и третья – у озера Менниг-зее, пятая – на юго-восточной окраине Шёнефельд.
     Боевые порядки 4-й и 6-й батарей были выдвинуты вперёд. Они перекрывали две основные дороги, ведущие в Куммерсдорф и далее на Лукенвальде.
     Пехотного прикрытия полк не имел, а это очень осложняло его положение. Двадцать три 76-миллиметровых орудия, трофейные пулемёты и автоматы, штатное стрелковое оружие – такова огневая мощь полка. И, как прежде, в окрестностях Берлина, их действия определялись простыми, но ёмкими словами: «Ни шагу назад! Стоять насмерть!»
     Капитан Павел Семёнович Волков командовал четвёртой батареей. Ему не раз приходилось встречаться на поле боя с превосходящими силами противника. Прикрывавшие батарею стрелки обычно брали на себя немецкую пехоту, а он со своими батарейцами – танки, орудия, бронетранспортёры. Но в этот раз привычный порядок был нарушен: прикрытия не будет. Предстояло обходиться наличными силами: разведчики, связисты, техники, бойцы взвода управления – все взяли стрелковое оружие и должны были отсекать вражескую пехоту.
     Батарея капитана перекрыла дорогу на Куммерсдорф. Впереди большая поляна, справа и слева упирающаяся в болото. Шоссейная дорога пересекала поляну и уходила в молодой хвойный лес. Батарейцы готовили участок обороны. Работали без перекуров. Торопились.
     И всё же четвёртая батарея не успела полностью замаскировать свою позицию, когда появился противник. Не ожидая серьёзного сопротивления, фашисты колонной двигались прямо по шоссе. С опушки леса их атаку поддержал огонь штурмовых орудий и пулемётов.
     Комбат, за плечами которого был путь от предгорий Кавказа, повидавший в своей фронтовой жизни всякое, не уходя от трудностей, стремился решать боевые задачи без потерь. Волков в критических ситуациях держался ровно, понимал: малейшая неуверенность в себе, растерянность тут же сказывается на подчинённых.
     Комбат оставался верен себе и теперь. Противник приближался. Но капитан был спокоен. Хладнокровие командира батареи передалось бойцам. Павел Семёнович знал, что народ в расчётах подобрался опытный, не раз с честью выходил из поединков с врагом, хорошо зная цену победы, солдатской крови, как и первого меткого выстрела. Приказ командира – «Не открывать огонь без команды, бить наверняка!» – был воспринят как дело само собой разумеющееся.
     Противник всё ближе и ближе.
– Огонь! – и огневики, разведчики, связисты повели стрельбу по врагу. Первую атаку батарея отбила за полчаса. Два бронетранспортёра, четыре автомашины, десять повозок горели перед позицией артиллеристов, а между ними, впереди и сзади до самой кромки леса, лежали убитые – солдаты и офицеры противника. В лощинках, воронках, кустах стонали раненые.
     Не прошло и часа, как гитлеровцы снова пошли в атаку на батарею. Теперь наступление было организовано по всем правилам военного искусства – сначала из леса по орудиям батареи открыли огонь танки и штурмовые орудия, затем, развернувшись по фронту, пошли танки, за ними цепью наступала пехота. Завязался упорный бой. Горели фашистские танки, падала пехота, скошенная огнём орудий и автоматов, но и батарейцам приходилось туго. Противнику удалось захватить позиции первого взвода. Орудия были разбиты, раздавлены танками. Возле орудийных окопов шла рукопашная схватка.
     Храбр в бою русский воин. Ну а когда дело доходит до рукопашной, он становится поистине богатырём. Казалось бы, иной и фигурой щупловат, а крушит врага по-былинному. Нет ему преграды!
     Командир батареи поднял взвод управления в контратаку. Второй взвод прямой наводкой бьёт по позициям первого взвода. С ювелирной точностью работают наводчики: ведь там вперемежку с немцами остатки первого взвода ведут бой. Ещё раз удалось отбросить фашистов к лесу…
     Разведчики сумели отсечь группу немцев, пытавшихся обойти позиции с фланга. Фашистам ничего не оставалось, как поднять руки.
     Бывалый, прошедший всю войну командир батареи Волков понимал сложность обстановки. Каждая атака фашистов дорого обходится батарее. Редеют орудийные расчёты. У орудий – по два-три человека. Всё меньше остаётся снарядов. Разбиты все машины.
     «Может, отойти к штабу? – мучительно думает командир батареи. – А что делать с ранеными? Бросить раненых, бросить орудия? Ну, нет! Надо держаться! Надо...»
     Пятидесятитысячная группировка с танками, штурмовыми орудиями и бронетранспортёрами расползлась по лесным дорогам, лихорадочно нащупывая слабые места в кольце окружения. Леса восточнее Куммерсдорфа стали ареной жестоких и стремительных, как вспышка молнии, смертельных схваток. Чем меньше было шансов вырваться из окружения, тем яростней становились атаки врага.
     Уже два дня и две ночи идёт непрерывный бой. Все дороги на Лукенвальде перекрыли батареи полка. Куда ни ткнутся  фашисты, везде стоят наши пушки. Горят немецкие машины, горят танки, а они, как саранча, всё идут и идут…
     Очередная атака фашистов отбита. Перед орудиями батареи, на взрытой разрывами снарядов и гусеницами танков лесной поляне дымятся подбитые танки. На дороге, что пересекает поляну с юго-востока на северо-запад, догорают машины, пытавшиеся проскочить по шоссе. Весенний ветер приносит оттуда запахи бензина, горящих танков и пороховой гари...
     Кончаются вторые сутки непрерывного боя, непрерывных попыток фашистской группировки прорваться на запад через боевые порядки полка. Остались считанные километры, а там американские и английские войска. У гитлеровцев всё поставлено на карту.
     Батарея сражалась с врагом. Но всё туже стягивалось кольцо окружения. Переползая от взвода к взводу, от группы к группе, Волков всматривался в лица солдат, вслушивался в их голоса и радовался за них. На лицах не было заметно растерянности, страха. Капитан знал, все переживания только до первого выстрела. Когда идёт бой, некогда отвлекаться, вздыхать – нужно работать. Работать сноровисто, горячо. Борьба идёт не на жизнь – на смерть. Упредил врага – твоя взяла, промазал – получай свою долю. Роптать не приходится. И никого не нужно подгонять, заставлять держать оборону. А всё от того, что для его солдат война эта освободительная, бьются они за честь и независимость своей Родины.      
     Сейчас на четвёртой батарее тихо, и только далеко справа идёт бой. В далёких артиллерийских выстрелах капитан Волков узнаёт голоса наших противотанковых пушек. Оттуда доносятся скупые очереди автоматов, нет-нет и полоснёт длинная пулемётная очередь. Бой то затихает, то опять нарастает, разгорается, рождая в душе смутную тревогу.
     «На первой батарее... Значит, держится ещё», – мысленно прикидывает Волков. Он сидит у старой сосны, прислонившись спиной к её шершавому, пахнущему смолой стволу. Гудит туго перетянутая повязкой голова. Нервное напряжение боя уже спало, наступила развязка. Хочется спать, и мысли текут медленно-медленно.
      Короткое затишье закончилось внезапно. С рассветом противник усилил натиск на батарею. В рукопашной схватке погибли командир взвода управления лейтенант Сергей Шапар и старшина батареи Иван Кулишенко. Не стало и лейтенанта Семёна Кириченко. Фашисты наседали. Редела семья батарейцев. Оставшиеся в живых приготовились к последнему бою. Артиллеристы молчали, решили бить только наверняка. Фашисты быстро небольшими группами перебегали по поляне, то исчезали в невысоких кустах, то снова появлялись в прогалинах.
     Волков насчитал семь танков. Четыре из них впереди пехоты шли прямо на орудия, а три танка забирали влево, явно пытаясь обойти батарею с фланга.
     «Не выйдет, фриц! Болото там», – зло подумал комбат.
     Танки всё ближе и ближе. Их бросает на рытвинах, да и высокие пни вырубки не позволяют двигаться быстро. Молчание наших орудий настораживает фашистов, но они упорно ползут вперёд. До танков остаётся метров триста, когда наши орудия открывают огонь.
 – Хорошо, хорошо, – шепчет Павел, наблюдая, как два танка задымились, подбитые меткими выстрелами четвёртого орудия.
     Бой разгорался. Пехота залегла и открыла частый огонь из автоматов. Откуда-то вела огонь вражеская миномётная батарея...
     В расположение огневых позиций четвёртой батареи неожиданно вышли разведчики – капитан Садовский и старшина Шалунов. Им открылась тягостная картина. Подбитые вражеские танки, искорёженные орудия и тела, тела погибших... Помогать раненым было некому. В батарее остались в строю трое – капитан Волков и двое бойцов. Они, не переставая, вели огонь из двух орудий, перебегая по очереди от одного к другому. Разведчики подошли ближе.
     На миг лицо Волкова осветила радостная улыбка.
– Юрка, живой! А у меня… – с грустью в голосе Павел обвёл вокруг рукой: – Вот всё, что осталось от батареи.
     Садовский понимающе кивнул и вместе с Шалуновым бросился к свободному орудию. Атака была отбита. Они присели на вывороченную с корнем сосну и закурили. Только повели разговор о случившемся, как противник вновь пошёл в атаку. У одного орудия встал Волков с двумя бойцами, у другого – Садовский со старшиной…
     Ни выстрела, ни разрыва капитан Волков не слышал. Тугая, горячая волна ударила в грудь и бросила на дно орудийного окопа. Нестерпимая боль резанула по глазам, и сразу стало темно. Сознания он не терял, разве что на какие-то секунды. Стоя на коленях, Волков беспомощно шарил перед собой руками и отчаянно шептал:
 – Глаза... Глаза... Мои глаза...
 – Да целы Ваши глаза, товарищ капитан, – услышал он голос связного старшего сержанта Устименко, каким-то чудом очутившегося рядом. – Землёй засыпало. Ну-ка быстрей промывайте. Руки, руки сюда! – расторопно командовал он, доставая фляжку с водой.
     От холодной воды боль в глазах, казалось, усилилась, но, несмотря на это, Волков начинал видеть. Смутные очертания становились всё ясней и ясней.
 – Расчёт второго орудия погиб, но там сейчас наши полковые разведчики с капитаном Садовским. Ведут бой, – быстро докладывал Устименко.
     Но Волков уже не слушал. Слева нарастал зловещий лязг гусениц. Из-за кустов выползала чёрная громада танка, закрывая собой небо, она уже нависла над орудием. Справа, строча из автоматов, к орудию бежали фашисты.
 – Последний... Седьмой... Ну, давай, давай сюда! – хрипло шепчет Павел и, зажав в руке противотанковую гранату, делает несколько шагов вперёд.
     Танк уже совсем рядом, и тогда, падая на дно окопа, капитан бросает гранату прямо под днище танка. Взрывная волна вдавливает его в землю... Сознание возвращается медленно. Не поднимаясь, Волков внимательно следит за танком. Вот открылся верхний люк, и один за другим на броню танка быстро выбираются два фашиста. Лежа стрелять из пистолета неудобно. Быстро вскочив, комбат, почти не целясь, стреляет по фашистам. Один из них падает сразу, а другой успевает ещё дважды выстрелить. Пуля прошивает левую руку у самого плеча. Рука сразу становится тяжёлой и горячей.
     «Здорово стукнуло, – проносится мысль. – Ну, ничего, ничего! Голыми руками сибиряка не возьмёшь».
     Рядом разорвалась граната. Осколки полоснули по брустверу. Старший сержант Устименко застонал и сполз на дно окопа.
     Прыгнувшего из-за кустов гитлеровца Волков свалил рукояткой пистолета. И тут же мелькнула мысль: «В окопе скрутят». Зубами вырвав чеку из запала противотанковой гранаты, Волков перешагивает бруствер окопа и, широко расставляя ноги, медленно идёт навстречу бегущим фашистам. Они всё ближе и ближе. Уже хорошо видны перекошенные злобой и страхом лица. Они что-то хрипло орут, но что – капитан уже не различает.
     «Нет, ещё далеко. Не доброшу, – спокойно и деловито рассуждает он. – А теперь можно», – пронеслась последняя мысль.
– Прощай, Юрка! – и Волков бросает гранату навстречу набегающим гитлеровцам. В момент броска он чётко видит пляшущие огоньки на срезах стволов немецких автоматов. Как раскалённые иглы, пули впиваются в его тело. Нестерпимая боль молнией проносится по всему телу. Мгновение – и всё кончено. Нет больше четвёртой...
     Подбежавшие гитлеровцы столпились вокруг смотревшего в весеннее небо советского офицера. Кто знает, что видел комбат в эти последние мгновения своей жизни? Может, вспомнил родной край, село Новоеловку, что привольно раскинулось в лесных просторах Красноярского края, школу, жену Татьяну...
     Озверевшая орда уже на позициях батареи. Слышны злобные выкрики, пистолетные выстрелы – это фашисты добивают раненых...
     А немного западней слышны частые выстрелы наших орудий. Строчат пулемёты, не затихает автоматный огонь – это вторая и третья батареи полка ведут бой на последнем рубеже... Нет, не пройти фашистам!
     Погиб капитан Волков 30 апреля 1945 года, а 1 мая 1945 года противник прекратил огонь и начал сдаваться в плен. Гитлеровцы шли поодиночке, группами, а то и целыми колоннами. Молча, бросали к ногам советских воинов оружие и понуро брели дальше...
     ***
     Сразу хочу оговориться – о гибели Героя Советского Союза Павла Семёновича Волкова писали много. В основном, все авторы рассказывали о том, что капитан Волков, расстреляв все снаряды и патроны, последний патрон оставил для себя. Но были и такие, кто писал, что погиб Павел Семёнович, взорвав последней гранатой себя и окруживших его немцев. Я задавала себе вопрос – кто же из них прав. И как на самом деле погиб капитан Волков?
     В материалах Центрального архива Министерства Обороны Российской Федерации имеется донесение начальника разведки 530-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка капитана Юрия Владимировича Садовского, в котором он кратко рассказал о смерти лучшего друга – капитана Павла Семёновича Волкова. Но самый подробный рассказ – в книге Юрия Владимировича.
     «Однажды – это было ещё в 60-х годах, где, я не помню, – писал Юрий Владимирович Садовский в своей книге «Ни шагу назад!», – кто-то из моих фронтовых товарищей рассказывал о боях нашего 530-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка. Рассказчик вспоминал о гибели четвёртой батареи, стоявшей насмерть на своём последнем рубеже. Говорилось и о командире батареи капитaнe Волкове, который, расстреляв все снаряды и патроны, последний патрон оставил для себя. Рассказ был в основном правдивый, потому что даже такая подробность, как роковая paнa у виска со следами ожога, соответствовала действительности.
     Кто хоронил батарейцев, помнит, что такие раны были у каждого солдата. У каждого, потому что никто из них не ушёл с батареи, потому что каждый из них дрался до последнего вздоха. И уже умирающих или тяжелораненых фашистское зверьё добивало, расстреливая в упор из пистолетов, разбивая головы коваными прикладами карабинов. Вот так, рассказывают, в жестоком бою погибла четвёртая батарея.
     Но всё было немного иначе. Командир батареи Павел Волков даже последний патрон послал по фашистам, а сам, истекая кровью, весь израненный, с гранатой в руках пошёл на врага. Он не сдавался, он наступал до последнего мгновения своей жизни. Один против сотни фашистов он шёл вперёд… и погиб у меня на глазах».
   
Кроме приведенных источников, при подготовке биографии использован очерк Т.Беляковой с сайта "Солдаты России".

Биография предоставлена Л.Е.Шейнманом (г. Ижевск)

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Документы на сайте «Мемориал»
 Документы на сайте «Подвиг народа»
 Достоин звания героя. - Красноярск: Красноярское кн. изд., 1975