Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Синицын Никита Семёнович

 
Синицын Никита Семёнович
03.03.1907 - 20.12.1985
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 27.02.1945 Медаль № 6420
Орден Ленина № 42163


Синицын Никита Семёнович – командир отделения 1281-го стрелкового ордена Александра Невского полка (60-я стрелковая Севская Краснознамённая ордена Суворова дивизия, 47-я армия, 1-й Белорусский фронт), старший сержант.

Родился 3 марта 1907 года в деревне Велемья ныне Скопинского района Рязанской области в семье рабочего. Русский. Окончил 4 класса. Работал в Скопинском районе на шахте Подмосковного угольного бассейна навалоотбойщиком. Призван в армию в 1941 году Скопинским райвоенкоматом.

В действующей армии с 28 августа 1941 года на Западном, Калининском, снова Западном фронте. Участвовал в обороне Москвы, контрнаступлении под Москвой, оборонительных боях в районе Гжатска (ныне Гагарин) и Юхнова. В декабре 1942 года под городом Юхнов Калужской области был тяжело ранен (черепно-мозговое осколочное ранение), длительное время проходил лечение в госпитале.

После возвращения 21 июня 1944 года в действующую армию сражался на 1-м Белорусском фронте в 60-й стрелковой дивизии 47-й армии.

Участвовал в Люблин-Брестской наступательной операции (18 июля – 2 августа 1944 года) – части Белорусской стратегической наступательной операции, в ходе которой его дивизия вместе с другими соединениями армии прорвала оборону противника и освободила город Ковель Волынской области (Украина), форсировала реку Западный Буг и вступила на территорию Польши. В течение августа-сентября 1944 года дивизия вела бои на польской территории в районе Варшавы и участвовала в освобождении 14 сентября 1944 года крепости Прага (предместье Варшавы).

С 15 января по 3 февраля 1945 года участвовал в Варшавско-Познанской наступательной операции – составной части стратегической Висло-Одерской наступательной операции, в ходе которой 60-я стрелковая дивизия с хода форсировала Вислу северо-западнее Варшавы, в районе города Новы-Двур-Мазовецки, и приняла участие в освобождении Варшавы (17 января 1945 года), за что дивизии было 19 февраля 1945 года присвоено почётное наименование Варшавской.

Особо отличился в этой операции.

16 января 1945 года в бою за город Новы-Двур-Мазовецки заменил выбывшего из строя командира взвода, вышел к Висле и под сильным артиллерийским и миномётным огнём по разбитому разрывами снарядов льду переправился через неё с небольшой группой бойцов. Группа захватила вражескую траншею на берегу реки и своими действиями способствовала форсированию реки батальоном.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 февраля 1945 года за мужество и героизм, проявленные при форсировании Вислы и в боях на захваченном плацдарме, старшему сержанту Синицыну Никите Семёновичу присвоено звание героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 6420).

После окончания Варшавско-Познанской операции Н.С.Синицын с 10 февраля 1945 года принимал участие в Восточно-Померанской стратегической наступательной операции. В бою 19 февраля он был вновь тяжело ранен. Вражеская пуля попала в голову, в область предыдущего осколочного ранения, и повредила мозговую оболочку. Врачи госпиталя длительное время боролись за жизнь Героя, и их усилия увенчались успехом. Раненый выжил.

После окончания войны Н.С.Синицын был демобилизован. Жил в Рязани, работал директором Рязанского завода силикатного кирпича. В возрасте около сорока лет окончил техническое училище и работал на железной дороге помощником машиниста, машинистом электропоезда. После выхода по состоянию здоровья на пенсию работал вахтёром на Рязанских заводах – станкостроительном и приборном. Скончался 20 декабря 1985 года.

Награждён орденами Ленина (19.02.1945), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), медалями.

В Рязани на доме, в котором жил Герой, установлена мемориальная доска.

Из наградного листа

Товарищ Синицын в проведенных боях 15-16 января 1945 года показал присущие русскому солдату качества – смелость, отвагу и инициативу. В бою за населенный пункт Новы-Двур Варшавского воеводства, прикрывающий подход к реке Висла, вышел из строя командир взвода. Тов. Синицын, не задумываясь, принял на себя командование взводом.
Выдвинувшись вперед, первым достиг восточного берега Вислы, увлекая за собой бойцов своего взвода.
Бойцы, воодушевленные личным примером тов. Синицына, быстрым, стремительным броском, невзирая на сильный артиллерийский и минометный огонь противника, применяя самые разнообразные подручные средства, форсировали реку Висла. Товарищ Синицын первым выскочил на противоположный берег Вислы. Закрепился на занятом рубеже и, отвлекая на себя яростно сопротивлявшегося противника, дал возможность форсирования реки основным силам подразделения.
Товарищ Синицын, проявив мужество и инициативу, обеспечил форсирование крупного водного рубежа.
Товарищ Синицын достоин звания «Герой Советского Союза».
Командир 1281-го стрелкового ордена Александра Невского полка подполковник Долбаносов
19 января 1945 года


Из очерка Е.Алпатовой «Под свинцовым ливнем» в книге «Солдаты славы не искали»

…Подступы к Варшаве. Чтобы пробраться к Висле, нужно преодолеть мощный заслон немецкой обороны. Приказ – 15 января с наступлением рассвета начать форсированный марш. А к двадцати двум часам быть у Вислы. В десять вечера по варшавскому времени они должны втупить на лед Вислы. Они должны преодолеть 900 метров ледового пути.
К нему подошел Быков, молодой комроты. Паренек только из училища, первый бой предстоял ему.
– Парторг, – сказал он Никите Семеновичу, – дай огонька, закурить охота.
Никита щелкнул самодельной зажигалкой.
– Волнуешься? – спросил он Быкова.
– Не…
– А ты не стесняйся, тут стыдного ничего нет. У меня ведь тоже был первый бой. Рукопашный. Ты, Быков, положись на меня. Знаний и теории у меня поменьше, но войну прошел почти от самого начала.
…Шесть рядов проволочных заграждений немцы заминировали четырьмя полями. Мощный артиллерийский удар наших орудий частично обезвредил минные поля. Мины рвались и от прямых попаданий снарядов, и от детонации.
Они ждали сигнала и стояли в полной готовности рядом с танком. Синицын, Быков и такой же, как Быков, новичок Дыскин.
– Скорей бы выступать, – сказал Дыскин.
– Не торопись, – улыбнулся Никита. – Вот от заграждений ничего не  останется, тогда и рванем. Ты за небом следи – вот-вот  взовьется ракета – наш сигнал.
…Упрямо рыча, танк рвался вперед. Они сидели на броне, пропахшие дымом, напряженные и молчаливые. А Висла была уже рядом. Артиллерийский огонь свинцовым ливнем обрушился на десант советских танков.
– Семеныч! – закричал Быков. – Что делать будем?
– Вперед, ребята! Слышите? За мной – вперед!
Он первым ступил на лед. На голубовато-зеленый лед, запорошенный смешанным с гарью снегом. И знал, что за ним идут Быков, Дыскин, ребята из их роты разведки.
900 метров. Почти километр. Он падал, вставал, делал перебежки. Он играл с осколками в прятки.
– Дыскин, идешь?
– Иду, Семеныч!
– Быков?
– Я здесь, парторг!
– Ребята, падать на лед только головой вперед. Как учил Суворов.
Удар. Ледяное крошево больно хлестнуло по глазам. Закрыл голову. Снова свист, неясно различимый в сплошном грохоте.
– Ребята, вперед!
Кажется полреки осталось позади. Еще с полкилометра. И каждый шаг – риск. Каждый шаг – маневр. Каждый шаг – подвиг.
За 100 метров от берега в бой вступили немецкие снайперы. «Ах, сволочи! Мы ведь у вас теперь как на ладони!»
– Дыскин?
– Жив я, Семеныч!
– Быков?
– Все в порядке, парторг!
Вот и берег. Крутой, обледенелый. Четыре шага до него. И их четверо вместе с пареньком из саперов, присоединившимся к ним.
– Ребята, ждем остальных! Хотя бы с десяток наберется, и двинем в траншеи!
Они были уже в непоражаемой зоне  под защитой берега. Вот и пятый подходит. Ну, скорее, скорей! Браток, к нам давай!
Но за три шага от берега тот падает. На грязном льду заалела кровь. Падает шестой, седьмой…
– Ребята! Пойдем вчетвером!
Наверное, в мирное время он никогда бы не смог забраться на скользкий крутой берег. Сейчас он даже не заметил подъема. Он видел, как Дыскин, волнуясь, выхватил гранату и, неумело размахнувшись, кинул ее в сторону видневшегося окопа. И сам побежал на взрыв.
– Обалдел, что ли? – Никита схватил его за ватник. – Вот, смотри, как надо! – И сам ловко и точно метнул гранату. Два взрыва – один за другим. Землянка оказалась командной. Во всяком случае, на убитых немцах были офицерские шинели.
Первым прыгнул в траншею Дыскин. Немцы больше всего боялись русского траншейного боя и четверых солдат. Видимо приняли за роту. Паника. А тут уменьшился огонь, и Никита увидел, как на помощь к ним по льду Вислы бегут и бегут наши…
На другой день после форсирования Вислы в бою были убиты Быков и Дыскин. А через месяц пуля угодила и ему в голову. В самое то место, где ранее осколок уже пробил ему череп…

Биография предоставлена Л.Е.Шейнманом (г. Ижевск)

    Источники
 Воробьёв В.П., Ефимов Н.В. Герои Советского Союза: справ. – С.-Петербург, 2010.
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Документы на сайте «Подвиг народа»
 Солдаты славы не искали. - М.: Московский рабочий, 1970