Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Токарев Николай Данилович

 
Токарев Николай Данилович
19.12.1915 - 24.07.1978
Лишенный звания Героя


    Даты указов
1. 23.10.1943 Медаль № 2544
Орден Ленина № 16820

    Памятники
  Надгробный памятник


Токарев (до 1922 года - Воржесинский) Николай Данилович - командир батальона 957-го стрелкового полка 309-й Пирятинской стрелковой дивизии 40-й армии Воронежского фронта, капитан.

Родился 19 декабря 1915 года в селе Ермаковское Енисейской губернии, ныне Ермаковского района Красноярского края. Русский. Из крестьян. Окончил 4 класса начальной школы села Крестмковское в 1930 году. Трудился в колхозе имени С.М.Будённого, финансовым агентом при сельсовете. В 1936 году окончил краткосрочные курсы председателей сельпо в селе Ермаковское и работал председателем сельпо, затем бригадиром в колхозе.

В Красную Армию призван в апреле 1936 года. В феврале 1937 года окончил полковую школу 76-го стрелкового полка 15-й стрелковой дивизии Особой Краснознамённой Дальневосточной армии в городе Ворошилов (ныне Уссурийск) Приморского края, до мая 1938 года служил помощником командира взвода на 85-м военном складе РККА в той же дивизии. В январе 1939 года окончил курсы младших лейтенантов. С января 1939 года - командир взвода 94-го стрелкового полка 32-й стрелковой дивизии на Дальнем Востоке, с июня 1940 года - заместитель командира роты по спецчасти там же. В декабре 1940 года окончил курсы усовершенствования начальствующего состава командиров рот Сибирского военного округа (город Ачинск Красноярского края), продолжил службу в той же должности. С марта 1941 года - командир стрелковой роты в том же полку.

Прибыл на фронт в июле 1941 года, но в первом же бою 18 июля был тяжело ранен, полгода лечился в эвакогоспитале в Новосибирске.

С декабря 1941 года - командир миномётной роты 957-го стрелкового полка 309-й стрелковой дивизии 6-й резервной армии.

В боях Великой Отечественной войны с июля 1942 года. Вместе с дивизией принимал участие в оборонительных сражениях на Дону летом-осенью 1942 года, в Острогожско-Россошанской, Воронежско-Касторненской и Харьковской наступательной операциях января-февраля 1943 года, в Курской битве и в битве за Днепр. Особенно отличился в боях за освобождение Белгорода в феврале 1943 года. Был ранен в феврале 1943 года, до мая находился в госпитале.

Командир батальона 957-го стрелкового полка 309-й стрелковой дивизии 40-й армии Воронежского фронта капитан Н.Д.Токарев отличился в боях на подступах к Днепру и при его форсировании в районе села Щучинка Кагарлыского района Киевской области. Согласно наградного листа: «2 сентября 1943 года батальоном прорвал оборону противника на реке Псел, после чего с боями прошёл 300 км, овладел батальоном сотнями населенных пунктов, участвуя в освобождении города Пирятин и привел батальон на левый берег Днепра. В этих боях батальон тов. Токарева истребил не менее 300 солдат и офицеров. По прибытии батальона к реке Днепр тов. Токарев под сильным авиационным воздействием противника с воздуха руководил изготовлением подручных переправочных средств для форсирования батальоном реки. В ночь на 24.09.1943 г. непосредственно руководил переправой батальона на правобережье под сильным прицельным пулеметным и артиллерийско-миномётным огнём противника, где проявил распорядительность и мужество». В бою 25 сентября 1943 года был ранен и эвакуирован с плацдарма в госпиталь.

За мужество и героизм, проявленные при выполнении заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 октября 1943 года капитану Токареву Николаю Даниловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

С марта 1944 года учился на курсах «Выстрел».

В июне 1944 года по войскам 1-го Украинского фронта был издан приказ «О незаслуженном представлении к званию Героя Советского Союза капитана Токарева и старшего лейтенанта Наумкина», по итогам проведенного расследования в Президиум Верховного Совета СССР ушло ходатайство о лишении этих офицеров звания Героя Советского Союза.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 сентября 1944 года был отменён Указ от 23 октября 1943 года в части присвоения звания Героя Советского Союза Н.Д. Токареву «в связи с необоснованным представлением».  

После окончания курсов «Выстрел» в январе 1945 года лечился в санатории в Пятигорске. С марта 1945 года - вновь на фронте, назначен без повышения на ту же самую должность командира стрелкового батальона 957-го стрелкового полка 309-й стрелковой дивизии 6-й армии на 1-м Украинском фронте. Участвовал в боях за овладение германским городом-крепостью Бреслау (ныне Вроцлав, Польша), его батальон в апреле 1945 года штурмом занял два квартала города и нанёс врагу большие потери.

С мая 1945 года - командир батальона 116-го гвардейского стрелкового полка 40-й гвардейской стрелковой дивизии 4-й гвардейской армии в Центральной группе войск. С января 1946 года - командир стрелкового батальона в 57-м гвардейском стрелковом полку 17-й гвардейской механизированной дивизии в Центральной группе войск. С июля 1946 года - в запасе.

Жил и работал в городе Геническ Херсонской области Украинской ССР, затем в городе Кызыл Тувинской АССР. В декабре 1970 года переведён из запаса в отставку. Умер 24 июля 1978 года в селе Ермаковское, когда гостил у своего брата. Похоронен в городе Кызыл, куда было перевезено тело.

Капитан (07.06.1943). Награждён орденом Ленина (23.10.1943, награждение отменено), орденами Отечественной войны 1-й (23.04.1943) и 2-й (06.06.1945) степеней, медалями «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией», другими медалями.

Звание Героя Советского Союза в глазах россиян всегда было и остается звездно-высоким и свято почитаемым.

Тем более удивительно то, что произошло с командиром батальона 957-го стрелкового полка 309-ой Краснознаменной ордена Кутузова II степени Пирятинской дивизии 40-й армии Воронежского, затем 1-го Украинского фронта Николаем Даниловичем Токаревым.

Ему сначала дали звание Героя Советского Союза, а затем забрали назад.

Случай для военной истории России редчайший, хотя и не уникальный. Имеются хоть и не точные, но близкие примеры.

Как отреагировал на изгнание из рядов Героев Советского Союза Николай Данилович Токарев, нам могли бы рассказать его родные и близкие, но, к сожалению, по прежнему адресу: г. Кызыл, ул. Трудовая (теперь Ровенская), д. 20, кв. 3 – никто из них уже не проживает.

Сам фронтовик ушел из жизни еще в 1982 году. Я же узнал о нем только спустя семь лет, когда занялся подготовкой региональной Книги Памяти. Тогда и попали мне в руки материалы, свидетельствующие о том, что Николай Данилович через четверть века после войны еще не потерял надежды на восстановление справедливости и предпринимал для этого все, что мог.

Однако, вопреки пословице, эта надежда умерла раньше, чем завершилась его жизнь. О душевном состоянии фронтовика в последние 10-12 лет жизни мы не знаем, но можем догадываться.

А началось все с жалобы, написанной 9 сентября 1965 года, в год 20-летия Великой Победы, на имя «дорогого» Леонида Ильича.

В ней Николай Данилович Токарев, член КПСС с 1942 года, офицер запаса, кавалер орденов Великой Отечественной войны I и II степеней написал о своих боевых ранениях и наградах, а главное, о том, за что ему 23 октября 1943 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

«В то время, – сообщал он, – я командовал стрелковым батальоном, который одним из первых форсировал реку Днепр, захватил плацдарм, удержал его и дал возможность форсировать главным силам нашего 957-го стрелкового полка».

События, которые описывает Николай Данилович, произошли в ночь с 23 на 24 сентября 1943 года. А 25 сентября он был тяжело ранен (к жалобе прилагалась справка о ранении). Из всех представленных к Герою за эти бои высокого звания лишили только его одного, даже не сообщив ничего о причинах такого решения. Началась непонятная игра в молчанку.

Но и всесильный Леонид Ильич с его огромным потенциалом в деле фронтовика из Тувы особой активности не проявил. Из ЦК КПСС жалоба была вскоре переадресована в Главное управление кадров Министерства обороны СССР.

Бюрократическая волокита растянулась на пять лет, а в результате ничего, кроме сердечных переживаний и не оправдавшихся надежд, не дала. 4 октября 1965 года из Главного управления кадров Министерства обороны СССР Н.Д. Токарева известили, что его жалоба находится у них на рассмотрении и сверке с документальными архивными источниками.

В полученном 7 января 1966 года официальном ответе сообщалось, что Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении ему Героя Советского Союза от 23.10.43 отменен Указом от 23.10.43, «как неправильно представленные к званию Героя Советского Союза» (цитирую дословно со всеми ошибками).

Поражает, что на такой бессодержательный и безграмотный ответ было потрачено так много времени! Что работники управления подразумевали под неправильным представлением к званию: небрежное оформление бумаг, составление их не по форме, допущенные в них неточности и ошибки или что-то иное? Об этом можно гадать бесконечно.

Но полное недоумение вызывает другое: как это одним и тем же Указом от 23.10.43 звание Героя и присваивалось и отменялось!? Или было два Указа с одной датой?!

Можно себе представить состояние Николая Даниловича после ознакомления с этим шедевром советской бюрократии. Что называется, писал Брежневу – ответили небрежно.

Понятно, что полученный ответ Николая Даниловича совершенно не устроил. Через пять лет – в очередной юбилей Великой Победы – он вновь обратился в высокие инстанции.

9 июня 1970 г. ему пришел более вразумительный, но такой же неконкретный ответ из Президиума Верховного Совета СССР, где сообщалось, что Указ о присвоении звания Героя Советского Союза от 23.10.43 г. был отменен Указом от 11.11.44 г., (это уже более логично!) «по ходатайству Военного совета 1-го Украинского фронта».

О содержании упомянутого ходатайства ни слова не сообщалось. Вместе с документом возвращалась справка о ранении в бою за удержание плацдарма.

В начале июля 1970 года еще одно письмо фронтовика на имя заместителя министра обороны Маршала Советского Союза К.С. Москаленко было переадресовано канцелярией маршала в то же Главное Управление кадров Министерства обороны СССР.

Из Главного управления его направили в отдел наград Президиума Верховного Совета СССР, а 19 августа 1970 года сообщили Н.Д. Токареву, что данный отдел уже давал 09.06.70 г. ему свой ответ, а «другого решения не принято».

Таким образом, документооборот прошел два круга с одним и тем же безрадостным результатом: Николай Данилович не только не вернул звание Героя Советского Союза, но до конца жизни так и не узнал, по какой такой причине был его лишен. Больше своих попыток добиться справедливости он уже не повторял. То, что в деле высветился реальный фигурант – Военный совет фронта, по тому времени и без того почти неразрешимую задачу усложняло еще больше.

Недавно от имени Тувинского института гуманитарных исследований и редколлегии региональной Книги Памяти (она действует) в Архив Министерства Обороны Российской Федерации (г. Подольск) направлен запрос о причинах отмены Указа ПВС СССР о присвоении звания Героя Советского Союза Николаю Даниловичу Токареву. Мы попросили сообщить, в чем суть ходатайства Военного совета 1-го Украинского фронта в отношении нашего земляка.

Предполагаем, что, судя по ходатайствующей инстанции, причины лишения высокого звания носят отнюдь не военный, а, скорее всего, морально-политический, идейно-нравственный характер.

В словаре-справочнике «Великая Отечественная война. 1941-1945 гг.» о Военных советах сказано: «Они отвечали перед ЦК ВКП(б) и Советским правительством за морально-политическое состояние, боевую готовность и боевые действия войск».

На первом месте, как мы видим, стоит ответственность за морально-политическое состояние личного состава. В самом деле, не здесь ли зарыта собака в истории с Николаем Даниловичем?

Обращает на себя внимание и такой немаловажный момент. Пока у власти в стране находился Никита Сергеевич Хрущев, Н.Д. Токарев за восстановлением справедливости на самый «верх» не обращался.

Оказывается, Никита Сергеевич во время описанных выше событий был членом Военного совета 1-го Украинского фронтов и вполне мог приложить руку к изгнанию нашего земляка из рядов Героев Советского Союза. Понятно, что обращение к нему по данному вопросу было чревато негативными последствиями, поскольку все вожди, как правило, считают себя непогрешимыми и своих ошибок почти никогда не признают, по крайней мере, публично.

Более понятной становится и пассивность в этом деле Леонида Ильича Брежнева. Жалоба фронтовика из Тувы давала молодому генсеку повод лишний раз пнуть уже поверженного Никиту Сергеевича, однако, скорее всего, в его сознании перевесили опасения поколебать авторитет высших партийно-советских органов в глазах народа. Да и что значила судьба отдельно взятого фронтовика на фоне решаемых им мировых и личных проблем.

В этой истории пока что много неясного. Прежде всего, недостает информации.

Могли бы помочь родственники, может, кто-то из них проживает за пределами Тувы?

Большая надежда на сослуживцев-фронтовиков. Ведь в 309-й Пирятинской дивизии, формировавшейся в г. Абакан (Хакасия) воевало много советских граждан, призванных на фронт из Тувинской Народной Республики. В том числе и в 957-ом стрелковом полку, где командовал батальоном Николай Данилович Токарев.

Проживая в Туве, ежедневно встречаясь с бывшими однополчанами, он был всегда, что называется, на виду. Им было о чем поговорить, что вспомнить. Летом 1942 г. они вместе участвовали в Воронежско-Ворошиловской оборонительной операции, удерживали плацдарм на западном берегу Дона в районе Переезжее – Щучье, только за январь – март 1943 года в ходе четырех крупных наступательных операций освободили сотни населенных пунктов, летом 1943 года сражались на Курской дуге.

После героического форсирования Днепра они вместе участвовали в Киевской, Житомирско-Бердичевской, Проскурово-Черновицкой и других военных операциях, завершив войну 7 мая 1945 года у границ Восточной Пруссии взятием польского города Вроцлав (в то время Бреслау).

Фронтовики – народ серьезный, окажись в их рядах проходимец или самозванец, они быстро бы вывели его на чистую воду.

Но, судя по услышанным мною первым отзывам, Николая Даниловича таковым не считали. Да и не ведут себя так проходимцы и самозванцы. Он не спрятался от однополчан, не забился в тихий укромный уголок, где о нем никто бы не знал, а, напротив, жил среди своих боевых товарищей, в самой их гуще. Всем своим видом показывал, что ему стыдиться нечего.

В этой истории надо разбираться. Как знать, может быть, причина злоключений нашего земляка имела значение лишь в советской действительности, а по нынешним временам и вовсе выеденного яйца не стоит? Тогда можно будет официально ставить вопрос о восстановлении его в звании Героя Советского Союза.

Ни в одной уважающей себя стране даже в мирное время героями войны не принято разбрасываться. Тем более, что воинский подвиг уже состоялся, а историю, как говориться, назад не отмотаешь.

Николай МОЛЛЕРОВ, доктор исторических наук


«О незаслуженном представлении к званию Героя Советского Союза капитана Токарева и старшего лейтенанта Наумкина»
Приказ №1070 от 20 июня 1944 года по войскам 1-го Украинского фронта.

«В связи с успешным форсирование реки Днепр, командованием 40 армии 25 сентября 1943 года было отдано приказание командиру 309 стрелковой дивизии к исходу 25 сентября 1943 года предоставить списки на рядовой, сержантский и офицерский состав, которые первыми форсировали реку Днепр.

Выполняя это приказание, командир дивизии тогда же приказал командиру 657 стрелкового полка представить указанный выше список, что последним и было сделано.

В число лиц, которые первыми форсировали реку Днепр были включены: командир 2 батальона – капитан Токарев Николай Данилович и заместитель командира батальона по политической части – старший лейтенант Наумкин Иван Васильевич. Впоследствии было установлено, что капитан Токарев и старший лейтенант Наумкин в список лиц, которые первыми форсировали реку Днепр были включены без всяких тому оснований. В момент форсирования реки Днепр, Токарев никакого участия в подготовке своего батальона к переправе через водный рубеж не принимал, сам на правый берег реки Днепр не переправлялся, отсиживался на левом берегу, в стороне от батальона, и на рассвете 24 сентября 1943 года там же, на левом берегу реки был ранен в ногу и эвакуирован в медсанбат.

Старший лейтенант Наумкин еще за несколько дней, до подхода батальона к реке Днепр и его форсирования, заболел и был эвакуирован в госпиталь.

Расследованием также установлено, что списки на лиц, которыми первыми форсировали реку Днепр составлялись наспех – к этому важному делу отнеслись несерьезно.

Бывший командир 957 стрелкового полка – подполковник Шевченко /впоследствии убит/ передал по телефону начальнику штаба полка - майору Шикунову фамилии представляемых к награждению, который перепоручил своему помощнику – капитану Гармаш оформить список и представить его в штаб дивизии.

Товарищ Цыкунов, не проверив составленного списка, не уточнив, кто к каким наградам представляется, подписав его, отправил в штаб дивизии. На следующий день даже узнав о неправильном представлении товарищей Токарева и Наумкина не принял мер об исключении их из списков, а сознательно подписал на обоих положительную характеристику, противоречащую действительности.

По выходе Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР о присвоении капитану Токареву и старшему лейтенанту Наумкину званий Героя Советского Союза, командир 309 стрелковой дивизии – генерал-майор Дрёмин, зная, что эти звания присвоены незаслуженно, приказал майору Цыкунову и вновь назначенному командиру 657 стрелкового полка Каснер, составить на них необходимые, для присвоения этого высокого звания, письменные реляции, что было последним выполнено.

Приказываю:

1. Ходатайствовать перед Президиумом Верховного Совета Союза СССР о лишении звания Героя Советского Союза капитана Токарева Николай Даниловича и старшего лейтенанта Наумкина Ивана Васильевича – как незаслуженно присвоенные.

2. За несерьезный, формальный подход к вопросу представления к правительственным наградам военнослужащих составлении и представление списков без проверки – бывшего начальника штаба 657 стрелкового полка майора Цыкунова Федора Ильича – арестовать на 15 суток с удержанием 50% денежного содержания, за каждый день ареста. Бывшему командиру 309 стрелковой дивизии – генерал-майору Дремину Дмитрию Феоктистовичу – объявить выговор.

3. Обратить внимание Военных Советов Армий и командиров соединений на необходимость внимательного и серьезного подхода к вопросу присвоения званий и награждения военнослужащих, отличившихся в боях за Родину.

С настоящим приказом ознакомить командиров соединений и частей фронта, до командира полка включительно.

Командующий войсками 1 Украинского фронта маршал Сов. Союза И. Конев

Член Военного Совета 1 Украинского фронта генерал-лейтенант Крайнюков

Начальник штаба фронта генерал армии Соколовский»

ГАРФ, фонд Р7523, оп. 61, д. 10766

Фотопортрет из личного дела, хранящегося в городском военкомате г. Кызыла (на фото видны следы от наград которых был лишен).

Сведения о последних днях жизни приведены со слов племянницы ветерана.


Дополнил Сергей Каргапольцев

Биография предоставлена Антоном Бочаровым

    Источники
 Документы Государственного архива Российской Федерации
 Каргапольцев С., Конев В. Забытые герои СССР. – 2014
 Конев В.Н. Отверженные Герои СССР. - М. Яуза, 2010