Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Калинин Михаил Михайлович

 
Калинин Михаил Михайлович
1911 - 12.07.1973
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 31.05.1945 Медаль № 5885
Орден Ленина № 36909

    Памятники
  Стела Героев в Черкассах


Калинин Михаил Михайлович – командир отряда полуглиссеров (1-я Бобруйская Краснознамённая бригада речных кораблей, Днепровская Краснознамённая ордена Ушакова военная флотилия), лейтенант.


Родился в 1911 году в селе Елшанка ныне Бузулукского района Оренбургской области. Русский. Окончил 7 классов в 1926 году, затем школу ФЗУ при железнодорожной станции станции Бузулук, там же работал. Призван на военную службу в 1932 году, служил в Военно-Морском Флоте. После окончания  в 1938 году Севастопольского военно-морского артиллерийского училища береговой обороны имени ЛКСМУ работал военпредом на военных заводах.

Во время Великой Отечественной войны принимал участие в боевых действиях с сентября 1942 года.

Начал свою боевую деятельность на Сталинградском фронте, где воевал в составе 6-го и 7-го дивизионов тральщиков Волжской военной флотилии. Бронекатера, тральщики и другие корабли  флотилии в тяжёлых ледовых условиях, под непрерывным воздействием вражеской артиллерии и авиации оказывали войскам Сталинградского фронта огневую поддержку, высаживали десанты, охраняли коммуникации, производили воинские перевозки через Волгу. Они доставили защитникам Сталинграда свыше 90 тысяч человек подкрепления, большое количество техники, вооружения, боеприпасов.

В сентябре 1943 года вновь была образована Днепровская военная флотилия из кораблей и катеров Волжской военной флотилии, необходимость в которой к этому времени отпала.

В составе этой флотилии М.М.Калинин в июне – июле 1944 года принимал участие в Белорусской стратегической наступательной операции. Флотилия действовала на реках Днепр, Березина, Припять.  Корабли флотилии высаживали десанты в тылу противника, перевозили войска и боевую технику, своим огнём поддерживали наступающие части при форсировании рек, срывали переправы перевозки противника по рекам и их переправы. Большую роль флотилия сыграла при освобождении городов Бобруйск и Пинск.

В сентябре 1944 года М.М.Калинин был назначен командиром отряда полуглиссеров 1-й бригады речных кораблей флотилии.

В  октябре 1944 года М.М.Калинин принимал участие в боевых действиях флотилии на территории Польши, которая оказывала содействие войскам 1-го Белорусского фронта в уничтожении крупной группировки противника на Сероцком плацдарме, захваченном в сентябре войсками 1-го Белорусского фронта у местечка Сероцк на западном берегу реки Нарев в 40 километрах от впадения Нарева в Вислу (севернее Варшавы).

За отличие при взятии города Сероцк был награжден.

Из наградного листа:

Командир 1 отряда полуглиссеров лейтенант Калинин, командуя группой полуглиссеров во время прорыва в город Сероцк, проявил умение, настойчивость и распорядительность в управлении катерами в сложной обстановке боя. Прорываясь в город под сильным пулеметным огнем, будучи раненым, продолжал управлять личным составом. Катера лейтенанта Калинина ворвались в город и выбили противника с окраины города, чем ускорили взятие города частями Красной Армии.
Достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны 2-й степени.
Командир1 БК БРК КДФ капитан 1 ранга Лялько


Награжден медалью «За отвагу».

Оправляясь после тяжелого ранения , М.М.Калинин некоторое время служил начальником материально-технического обеспечения береговой базы бригады. Своей работой добился удовлетворительной организации службы и боевой подготовки личного состава береговой базы. В этот период был награжден медалью «За боевые заслуги» за выслугу лет в ВМФ.

В апреле-мае 1945 года М.М.Калинин принимал участие в Берлинской операции при штурме Берлина.

Отряд из 11 полуглиссеров НКЛ-27 и 29 моряков, составлявших их экипажи, во главе с лейтенантом Калининым во время боёв за Берлин  получил приказ обеспечить форсирование реки Шпрее в районе лесопарка Плантер-Вальде у предместья Берлина – Карлсхорста войсками 9-го стрелкового корпуса генерал-майора И.П. Рослого 5-й ударной армии генерал-полковника Н.Э.Берзарина.
Эта задача была выполнена под сильным артиллерийско-минометным и пулёмётным огнем противника.
На борту полуглиссеров и паромов, буксируемых полуглиссерами отряда, в течение 23 – 25 апреля 1945 года  было переправлено через Шпрее  16 тысяч солдат, 100 орудий и минометов, 27 танков, 700 повозок с боеприпасами и грузами. Кроме того, полуглиссера вели обстрел из пулемётов прибрежных позиций врага, чем способствовали успешному форсированию реки и штурму центральной части Берлина 9-м стрелковым корпусом

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство Калинину Михаилу Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

После окончания войны М.М.Калинин служил в Военно-Морском Флоте. С 1959 года капитан 2-го ранга М.М.Калинин – в запасе. Жил в городе Черкассы (Украина), работал в морском клубе ДОСААФ, в горисполкоме.

Скончался  12 июля 1973 года.

Награждён орденами Ленина (31.05.1945), Красной Звезды, Красного Знамени, медалями, в том числе «За отвагу» (22.10.1944) и «За боевые заслуги» (03.11.1944), польским орденом «Крест храбрых».

Из книги бывшего командующего Днепровской военной флотилией вице-адмирала В.В.Григорьева «И корабли штурмовали Берлин» (в сокращении)


Днепровская флотилия должна была поддерживать одновременно три наступающие армии. Мне требовалось побывать у каждого командарма. И хотелось представить им командиров корабельных бригад.
Правда, к командарму 5-й ударной генерал-полковнику Н. Э. Берзарину пришлось поехать без капитана 1 ранга Лялько, бригада которого выделялась для содействия этой армии: в тот день, 8 апреля, Степан Максимович выводил свои корабли к линии фронта.
— Берега Шпрее в черте города одеты в бетон, высота стенок до пяти метров, мостов мало, — говорил Берзарин. — Понтонными средствами тут обойтись трудно, нужны более активные способы форсирования. Чем можете помочь?
Я охарактеризовал корабли, составляющие бригаду Лялько. Командарм сразу заинтересовался полуглиссерами.
— Говорите, скорость до тридцати пяти километров, есть пулемет и может брать по десять — двенадцать бойцов?.. А габариты корабля какие, сколько весит?
Узнав, что вес полуглиссера 1,2 тонны, длина 7 метров, а ширина 170 сантиметров, он оживился:
— Постойте, постойте! А их нельзя погрузить на автомашины? Скажем, на «студебеккеры»? — И тут же позвонил начальнику бронетанкового отдела. Выслушав его, обернулся ко мне: — Говорит, что можно! Сколько их в бригаде? Ну что ж, так и запишем в боевое задание!..
Так зарождался замысел, осуществление которого помогло советским войскам быстрее продвинуться к центру фашистской столицы.
12 апреля флагманский командный пунктфлотилии был перенесен на окраину прифронтового Кюстрина. К утру того же дня Лялько и Митин закончили выдвижение артиллерийских кораблей и плавбатарей на назначенные им огневые позиции.
Тем временем «студебеккеры» увезли одиннадцать полуглиссеров — отряд лейтенанта Калинина — в район сосредоточения частей 9-го стрелкового корпуса генерал-майора И. П. Рослого, которому командарм 5-й ударной придал эти легкие корабли.

Где бы я ни находился в те дни, мысли то и дело обращались к маленькому подразделению флотилии — отряду полуглиссеров лейтенанта Калинина. Вот уж кто из днепровцев был в гуще самых главных событий, а затем и прямо на острив удара, направленного к центру Берлина!
В районе расположенных под Берлином озер части 5-й ударной армии обошлись без кораблей, — оказалось, озера выгоднее обойти, чем форсировать. 22 апреля на моей рабочей карте значилось, что машины с катерами находятся в лесопарке Плантервальде у берлинского предместья Карлсхорст. Передовые части корпуса И. П. Рослого выходили тут к восточному берегу Шпрее.
Ширина Шпрее в этом районе около 300 метров. На западном берегу — укрепленные позиции гитлеровцев, много огневых средств в подготовленных к обороне заводских и жилых строениях. Но имелись основания считать, что противник, не видя на восточном берегу, на который вышли наши войска, обычных приготовлений к переправе, не ожидает форсирования ими Шпрее немедленно, с ходу. И надо было максимально использовать те минуты, когда он, может быть, еще не успеет понять, что на реку спускаются в темноте легкие корабли и переправа начинается с ночного десанта.
Для форсирования наметили три участка недалеко один от другого, выбирая места, где в бетонном ограждении реки есть проемы, позволяющие быстро производить посадку и высадку бойцов. Калинин разделил десять полуглиссеров на три группы. Одной решил командовать лично, другую вверил лейтенанту Суворову, третью — старшине 1-й статьи Александру Пашкову, комсоргу отряда.
Во втором часу ночи машины с полуглиссерами начали подходить к реке. Солдаты, выбегая из укрытий, вместе с матросами подхватывали катера на руки (как ни малы, а каждый весил по тонне с лишним), опускали их на землю, а затем на воду. Гитлеровцы заметили, что на восточном берегу что-то происходит, открыли беспорядочный огонь — сначала только из автоматов и пулеметов, стали освещать реку ракетами.
Первым отвалил, приняв на борт 15 разведчиков — абсолютный предел загрузки, — полуглиссер № 111 старшины Михаила Сотникова, на котором пошел и лейтенант Калинин. Вслед за ним стали отходить другие. Полуглиссер Сотникова переправил первых десантников в 01.45 23 апреля. И это время вошло в хронику Берлинской операции как начало высадки 5-й ударной армии на западном берегу Шпрее.
В ту ночь переправлялись передовые подразделения 301-й стрелковой дивизии полковника В. С. Антонова и 230-й стрелковой полковника Д. К. Шишкова. На том берегу они с ходу вступали в бой. Враг пытался пресечь десантирование огнем пулеметов, минометов, орудий. С нашей стороны делалось все возможное для их подавления — этим лично руководил командующий артиллерией корпуса, и временами огонь противника слабел. Но полуглиссеры при всей своей быстроходности и малых габаритах не могли долго оставаться невредимыми, как и их экипажи.
Во время третьего рейса был ранен старшина Сотников. Не выпустив из рук штурвала, он довел корабль до западного берега, высадил бойцов, вернулся за следующей группой... 28-летний коммунист Михаил Трофимович Сотников, бывший тихоокеанец, до службы — комбайнер из Ставрополья, оставался на посту до последних мгновений жизни. Он упал мертвым, когда полуглиссер вновь пересекал Шпрее с солдатами-автоматчиками — через сорок пять минут после начала переправы... Штурвал перехватил и завершил рейс моторист Николай Баранов.
Лейтенант Калинин приказал заменить погибшего старшину старшему краснофлотцу Николаю Филиппову (его катер был неисправен, и он уговорил командира отряда взять его как запасного). Быстро осмотрев «Сто одиннадцатый», Филиппов доложил, что в корпусе много мелких пробоин, есть течь. «Разрешите перевезти в память Сотникова еще хоть пять солдат!» — попросил командира отряда комсомолец Баранов. Его поддержал Филиппов. Лейтенант разрешил взять пять бойцов и миномет. Они были успешно переправлены, и поврежденный полуглиссер продолжал и дальше, только с уменьшенной загрузкой, ходить от берега к берегу.
На исходе ночи в полуглиссер попала мина, ранив нескольких десантников, а моториста — смертельно. Николаю Баранову было 19 лет, из которых три года он провоевал: на фронт ушел 16-летним мальчишкой... Немного позже, разрывом фаустпатрона убило Николая Филиппова, второго за неполных три часа командира этого корабля.
К рассвету на западном берегу находились стрелковый полк в полном составе и подразделения других частей. Они вели тяжелый бой, необходимо было наращивать там наши силы. Но огонь врага угрожал вывести полуглиссеры из строя. Да и потери среди десантников, ничем не защищенных на открытых катерах, были значительны, и командир корпуса временно приостановил десантирование. Бойцы стали ставить дымзавесу. Генерал Рослый сообщил вызванному на его НП лейтенанту Калинину, что к реке подтягиваются танки и самоходные орудия — прикрывать переправу огнем прямой наводки. И вновь потребовал, чтобы моряки, как только будут возобновлены рейсы, действовали с предельной быстротой.
— От этого, — подчеркнул генерал, — зависит успех наступления корпуса.
Весь день 23 апреля переброска войск через Шпрее продолжалась. Отряд Калинина постепенно редел. Катеров, не задетых осколками и пулями, уже не было. Но поврежденные корабли не выводились из строя, если могли держаться на плаву и двигаться. А раненые моряки, перевязанные за время короткой стоянки, шли в следующий рейс. Некоторые старались скрыть свои ранения. Днепровцы видели, как нужны на том берегу подкрепления. Да и знали — командиру отряда некем заменять выбывших.
Две стрелковые роты перебросил через Шпрее полуглиссер № 104 с первоначальным своим экипажем: командир — старшина 1-й статьи Георгий Дудников, моторист — старший краснофлотец Александр Самофалов.  Старшине было 30 лет, мотористу всего 19, но он уже стал отличным специалистом и подтверждал это на Шпрее, быстро устраняя повреждения в двигателе. Полуглиссер, имея на борту десантников, загорелся от фаустпатрона. Экипаж и солдаты потушили пожар. Старшина Дудников, сильно обожженный, успешно завершил рейс. А на обратном пути — новое попадание фаустпатрона, и старшина был убит. Моторист Самофалов довел катер до берега и, ликвидировав последствия пожара, еще раз возвратил корабль в строй. Через несколько часов был убит и Самофалов. Но «Сто четвертый» еще мог действовать.
Геройски закончил свой последний рейс старшина Александр Пашков, командир полуглиссера № 116 и одной из трех групп отряда. Его катер попал под огонь крупнокалиберного пулемета. Пашкова ранило в руку. А ему надо было не только доставить на берег солдат, но и подавить огневую точку, опасную для двух других кораблей группы, для всего участка переправы, за который старшина отвечал.
Передав штурвал мотористу Борису Бочкареву, Пашков бросился к пулемету и заставил замолчать вражеский. Но ранен был уже и моторист, а старшина — повторно, в другую руку. Бочкареву запомнилось, как Пашков крикнул солдатам: «Ничего, ребята, берег близко!» — и навалился на штурвал, уткнулся в него головой. И как у самого берега, разжав зубы, которыми вцепился в штурвал, выдохнул: «Врешь, матроса не возьмешь!»
Когда десантники уже спрыгнули на берег, Пашков был сражен фаустпатроном.
Убитых или тяжело раненных старшин заменяли матросы. Полуглиссером № 107 стал управлять и переправил около пятисот десантников 19-летний краснофлотец Владимир Черинов. Становились к штурвалам и офицеры. Более десяти рейсов совершил старший лейтенант Серегин, помначштаба бригады. Помогая Калинину, он брал в свои руки непосредственное руководство переброской войск на особенно трудном в данный момент участке. И успевал каждые два часа доносить по армейской связи о положении на переправе и состоянии отряда.
Вновь позвонил по ВЧ Николай Эрастович Берзарин:
— Я был на НП у Рослого и видел, как действуют ваши ребята. Спасибо за них! Будем представлять на Героев!
На плацдарм, захваченный на западном берегу Шпрее, надо было переправлять все больше и больше бойцов, а также орудия, танки, боеприпасы. Обстановка позволила спустить на воду понтоны, составить из них паромы, и теперь полуглиссеры стали использоваться в качестве буксировщиков. Конечно, они не могли при этом пересекать реку с прежней скоростью, но все равно такой способ переброски войск и техники был наиболее быстрым.
А гитлеровцы все еще пытались ликвидировать наш плацдарм. На одном из участков на набережную прорвались самоходные орудия «фердинанд». Прорыв приостановила наша артиллерия. Фашистскую пехоту сразу же удалось отсечь от самоходок. Однако момент был напряженный, и в эти минуты еще раз отличился экипаж полуглиссера № 117 — старшина Григорий Казаков и моторист Виктор Черников, уже перевезшие более четырехсот бойцов.
Посреди реки находился паром с танком Т-34 и группой автоматчиков. От прямого попадания танк загорелся. Лейтенант Гавриил Суворов, понимая, что на тридцатьчетверке вот-вот начнет рваться боезапас, бросился на катер, только что подошедший к берегу, и приказал Казакову идти к парому спасать людей.
Вплотную подвести деревянный катер с бензиновым двигателем к парому, где бушует пламя, — огромный риск. Командир танковой бригады с берега крикнул танкистам, чтобы те прыгали в воду. Но лейтенанта Суворова опасность не остановила (не сомневаюсь, что старшина Казаков и сам действовал бы так же, не окажись лейтенанта рядом). На полуглиссер приняли с парома раненых, а затем и всех остальных, подобрали и тех, кто был уже в воде. И успели отойти за мгновение до того, как танк взорвался. На берегу моряки попали в объятия танкистов, благодаривших за спасение товарищей.
Появление за Шпрее советской артиллерии и танков обеспечивало уверенное отражение вражеских контратак. Плацдарм постепенно расширялся. В воспоминаниях маршала Г. К. Жукова отмечается, что 23 апреля наибольших успехов в штурме Берлина добился именно 9-й стрелковый корпус. А к утру 24-го на плацдарме, увеличившемся до двух с половиной километров по фронту и до двух в глубину, находились уже две стрелковые дивизии и танковая бригада. К исходу дня корпус Рослого, продвигаясь дальше, овладел территорией Трептов-парка.
Отряд лейтенанта Калинина продолжал переправлять части корпуса через Шпрее и в этот день, и на следующий, но уже в более спокойной обстановке. Никто в отряде не вел учет сделанному — было не до того. Но штаб корпуса потом удостоверил: на полуглиссерах и на буксируемых ими паромах перевезено 16 тысяч бойцов, 600 орудий и минометов, 27 танков, сотни повозок с боеприпасами и другими грузами... Моряки отряда участвовали в наведении понтонной переправы, вели разведку приречных кварталов Берлина, поддерживали связь между дивизиями и полками. Боевую работу на Шпрее отряд заканчивал, имея в строю всего 16 человек.
В каждом бою бывают счастливые солдаты, которых «пуля не берет». Бывают и такие корабли. Некоторые полуглиссеры совершили до ста рейсов через Шпрее, не имея серьезных повреждений и потерь в людях.
Одним из таких оказался «Сто пятнадцатый», которым командовал старшина 1-й статьи Михаил Зеленер, москвич, призванный из запаса, давно отслуживший срочную на. Северном флоте, а мотористом на нем был краснофлотец Валентин Кулешев — 18-ти лет отроду, но уже два года провоевавший на речных флотилиях. Трое суток пересекали они почти без отдыха опаленную боем реку, перевезли сотни бойцов на борту полуглиссера и еще больше — на буксируемых понтонах. Они же помогли пулеметным огнем отбросить гитлеровцев от реки, подойдя к западному берегу в момент вражеской контратаки. А когда работа на переправе закончилась, старшина доложил командиру отряда, что корабль готов к выполнению новых боевых заданий. И лейтенант Калинин прошел на этом полуглиссере по Шпрее в глубь Берлина, где советский Военно-морской флаг не развевался еще никогда.

Биография предоставлена Л.Е.Шейнманом (г. Ижевск)

    Источники
 Воробьёв В.П., Ефимов Н.В. Герои Советского Союза: справ. – С.-Петербург, 2010.
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Григорьев В.В. И корабли штурмовали Берлин. - М.: Воениздат, 1984.
 Россовский В.П. Золотые Звезды Оренбуржья, 1989