Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Денисов Алексей Михайлович

 
Денисов Алексей Михайлович
10.05.1918 - 27.01.2012
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 15.01.1944 Медаль № 3029


Денисов Алексей Михайлович - командир роты автоматчиков 32-го гвардейского стрелкового полка (12-я гвардейская стрелковая дивизия, 61-я армия, Центральный фронт), гвардии капитан.


Родился 10 мая 1918 года в селе Ерпелево ныне Краснооктябрьского района Нижегородской области в крестьянской семье. Русский. Окончил 10 классов. Работал в колхозе.

Призван в армию в 1938 году, служил в Дальневосточном военном округе. В 1942 году окончил Рязанское военное пехотное училище. Во время Великой Отечественной войны в действующей армии – с 10 мая 1942 года. Сражался на Западном, Брянском, Центральном, 1-м Белорусском фронтах.

В составе 61-й армии на Западном и Брянском фронтах с июля по сентябрь 1942 года участвовал в оборонительных и наступательных боях, которые вела 12-я гвардейская стрелковая дивизия в районе города Белёв Тульской области. С 1 сентября 1942 года по апрель 1943 года она находилась в длительной обороне в этом районе, затем была выведена в резерв ставки Верховного Главнокомандования.

С 12 июля по 15 августа 1943 года в составе своей дивизии А.М.Денисов принимал участие в Орловской наступательной операции – заключительном этапе Курской битвы. В ходе этой операции дивизия прорвала сильно укреплённую оборону противника и с боями прошла свыше 100 километров, освободила свыше 50 населённых пунктов, принимала участие в освобождении города Болхов.

15 августа дивизия снова была выведена в резерв. 7 сентября она была выведена из резерва и включена в Центральный фронт.

На Центральном фронте А.М.Денисов, который к этому времени был командиром роты и имел звание гвардии капитана, участвовал в составе своей дивизии в Черниговско-Припятской наступательной операции (26 августа - 30 сентября 1943 года) – первом этапе битвы за Днепр.

29 августа дивизия, выведенная из резерва, начала движение к линии фронта и к 20 сентября вышла в район севернее Чернигова. Затем с боями начала продвижение к Днепру и подошла к нему 26 сентября, освободив село Любечь. 28 сентября дивизия начала форсирование Днепра в районе озера Воскресенское.

А.М.Денисов отличился при форсировании Днепра.

28 сентября 1943 года во главе штурмовой группы автоматчиков на подручных средствах переправился через Днепр в районе между деревней Глушец и озером Воскресенское, захватил плацдарм на острове посередине Днепра. Был ранен, но не покинул поля боя. Затем штурмовая группа, которая при форсировании потеряла больше половины своего состава, через неширокую протоку под огнём противника переправилась с острова на правый берег Днепра, где два дня вела бои на плацдарме, отбивая многочисленные контратаки. Тем самым штурмовая группа обеспечила успешное форсирование реки своим полком.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1944 года за мужество и героизм, проявленные при форсировании Днепра и в боях на захваченном плацдарме, гвардии капитану Денисову Алексею Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 3029).

После излечения А.М.Денисов участвовал в освобождении Прибалтики, Польши, освобождал город Гнезно, воевал на территории Германии. Войну закончил в должности командира батальона.

После войны продолжал службу в Советской Армии. В 1949 года окончил Военную Академию имени М.В.Фрунзе, служил в Москве, в советской группе войск в Германии, командовал полком. С 1954 года служил в Эстонии. С 1955 года подполковник А.М.Денисов – в запасе.

Жил в городе Таллинн (Эстония), где после окончания службы в армии работал начальником отдела кадров на заводе «Ээсти кабель», в Госснабе, на заводе «Металлист». С 1978 года – пенсионер союзного значения.

Скончался 27 января 2012 года. Похоронен на кладбище Пярнамяэ в Таллине.

Награждён орденами Ленина (15.01.1944), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), двумя орденами Красной Звезды (13.08.1943; 30.04.1954), медалью "За отвагу" (09.08.1942), 2 медалями "За  боевые заслуги" (26.03.1943; 20.06.1949), другими медалями, грамотой Президиума Верховного Совета Эстонской ССР.

Из наградного листа:

Тов. Денисов в боях с немецкими захватчиками при форсировании реки Днепр проявил исключительную смелость и геройство. Командуя штурмовой группой, которая должна была за день раньше других переправиться на островок посередине реки Днепр, выбить противника и закрепиться, тем самым обеспечить переправу основных сил полка.

Тов. Денисов со своей группой под ураганным огнем противника 28.9.43 года первым переправился на островок, где в ожесточенном бою занял плацдарм и в течение дня со своей малочисленной группой удерживал захваченный плацдарм, отбивая яростные контратаки противника. Тем самым дал возможность основным нашим подразделениям в ночь с 28 на 29.9.43 года форсировать Днепр и прочно закрепиться на правом берегу.

При отражении одной из контратак врага в этот день тов. Денисов был ранен, но не ушел с поля боя до выполнения поставленной перед ним задачи.

За обеспечение плацдарма для переправы полка на правый берег Днепра тов. Денисов заслуживает присвоения звания «Герой Советского Союза».

Командир 32 гвардейского стрелкового полка
гвардии подполковник Бзаров
4.10.43 года


Из книги Героя Советского Союза М.Ф.Манакина «Полковая наша семья»:

Что и говорить, тогда, да и сейчас, спустя многие годы, я не перестаю удивляться смелости, мужеству, выдержке моих старших товарищей-командиров. Личным примером, дружеским участием они учили меня науке побеждать, заботились о моем становлении, выковывали характер. И первую скрипку во всем этом воспитательном процессе играл, безусловно, мой новый командир роты гвардии капитан А. М. Денисов.
Алексей Михайлович закончил Рязанское пехотное училище. Где-то под Горьким у него осталась мать, которая часто писала ему длинные письма. И в них укоряла сына за то, что он так и не женился до войны, не оставил ей внука или внучку. Был Денисов веселым, смелым и находчивым офицером. Воевал он отважно, умел проявить воинскую хитрость, смекалку в бою, тому же учил и нас, молодых офицеров.
— На то и голова, чтобы думать, как обхитрить врага, а не для того, чтобы подставлять ее под пулю. Лезть на рожон — ума не надо, — часто говорил он, подводя итоги очередного боя.
Однажды А. М. Денисов отчитал меня за то, что я не так возвел проволочные заграждения перед позициями взвода.
— Прежде чем ставить «козлы», подумай, куда ставить, — говорил он. — Надо не себе создавать трудности, а врагу. Для этого надо поставить себя на его место и критически взглянуть с его точки зрения, где выбрать направление для наступления. Когда поймешь, откуда пойдет фашист, на тех маршрутах движения и возводи инженерные сооружения, ставь мины, прикрывай огнем. Понял? А теперь давай подумаем об этом на месте...
Таких малозаметных на первый взгляд уроков Денисов преподал мне не один десяток. Однажды перед хутором прижали нас к земле пулеметы врага. Час лежим, два. Мороз жмет, вьюга начинается. Хорошо, что одеты в маскировочные халаты, не так заметны на снегу. Но холод адский, замерзнем, и все тут.
И командир роты отстегивает флягу со спиртом. Сам отхлебнул и велел по цепи передавать.
«Зачем, — подумалось, — он это делает? Каплей не согреешься». Но отхлебнул чуток, передал другому — и как-то легче стало. А тут разыгралась метель. Она ухудшила видимость, фашисты стали стрелять без прицеливания, по площадям. Слышу по цепи — новая команда Денисова: «Через пять минут атака, приготовиться!»
Первым поднялся командир роты, за ним бойцы. Встали, кричать «ура» уже не могли, пошли молча. Хутор взяли.
— Ты думаешь, люди пошли навстречу пулям после глотка спирта? — спросил меня после боя Алексей Михайлович и сам же ответил: — Нет. Получив флягу из рук товарища, каждый из них как бы почувствовал плечо друга,  отвлекся от мысли о возможной гибели, о лютом морозе, о неприступности фашистских позиций. Вот на что я рассчитывал, когда передавал флягу.
Гвардии капитан А. М. Денисов стремился донести до глубокого сознания каждого молодого командира твердую убежденность, почему надо поступать так, а не иначе, учил нас мыслить творчески, постоянно анализировать свои действия и действия противника.
Помню такой случай. Нашему взводу автоматчиков было приказано сопровождать и прикрывать группу разведчиков, ходивших в тыл врага каждые двое суток. Мы выдвигались за проволочные заграждения на нейтральную полосу и там ждали, находясь в готовности вступить в бой с противником, если тот обнаружит нашу возвращающуюся поисковую группу.
Над истерзанным «ничейным» полем царила тишина. Передний край казался безжизненным. Но вот послышалось какое-то шуршание: наши разведчики проползли мимо нас. Стали свертываться и мы, то есть группа прикрытия. Приступили к делу и саперы, стали сноровисто восстанавливать минные и проволочные заграждения.
Уже при отходе я уловил какое-то движение за проволокой и неясное мелькание теней на той стороне. Оставаясь на месте, я через связного доложил об этом Денисову. Тот появился скоро, долго наблюдал за происходящим, спросил, что я думаю об увиденном и услышанном.
— Немцы минируют тропы. Давайте ударим по ним из автоматов, — шепотом предложил я.
— Отставить! — улыбнулся в темноте Денисов. — Думай. Постарайся обосновать, зачем понадобилось фашистам идти следом за нашей разведгруппой.
— Намерений их не знаю, но, похоже, они к нам собираются. Наверное, мины снимали, — пытался я размышлять.
— Молодец! Это уже ближе к истине, — похвалил ротный.
Предположение мое подтвердилось следующей ночью. Немецкая разведка попыталась нас перехитрить: пройти к нам в тыл, используя наше же окно. Но благодаря бдительности, своевременно разгаданным планам врага их группа напоролась на засаду.
…Нашей дивизии была поставлена задача форсировать Днепр на рубеже деревня Глушец, озеро Воскресенское. В передовой отряд назначался 32-й гвардейский стрелковый полк. Наш полк.
Если наш полк был передовым отрядом, то мы, автоматчики, оказались острием этого отряда — командир полка гвардии подполковник Евгений Николаевич Бзаров решил выделить в группу захвата нашу роту, придав ей соответствующее усиление.
— Надеюсь на вас, — сказал он, крепко пожимая руку гвардии капитана А. М. Денисова. — У вас в роте сильная партийная организация, смелые и волевые офицеры и сержанты, отважные и умелые автоматчики. И помните, что за вашей спиной не только полк, но и дивизия. От вашего успеха очень многое зависит.
Фактически на подготовку к форсированию командир полка выделил нам менее суток. А чтобы форсировать Днепр, только нашей группе захвата в количестве 62 человек требовалось около 20 лодок. Где их взять, если учесть, что фашисты все, какие только можно, плавсредства сожгли или увели на правый берег. Как всегда в таких случаях — надежда на солдатскую смекалку.
— А что, если для переправы использовать пустые железные бочки? — сказал гвардии старший сержант Воронов. — Вон сколько фашисты этого добра оставили на берегу. Если связать их проволокой, получится неплохо.
Парторг роты лично занялся изготовлением плотов. Гвардии старшина Кравчук, как и обещал на партсобрании, отыскал затонувшую лодку и отремонтировал ее, потом с помощью командира саперного взвода полка гвардии лейтенанта Загайнова организовал изготовление плотов из оставшихся неразрушенными бревенчатых зданий. Не очень большой выбор, но все-таки дело пошло.
К часу ночи 28 сентября наша группа захвата была готова к форсированию Днепра.
Дважды обошел всех командир роты:
— Гранаты, гранаты иметь под рукой! И меньше шума, товарищи, проверьте подгонку оружия. Все будет отлично. Главное — внезапность и решительность.
В два часа к нам пришли командир полка гвардии подполковник Е. Н. Бзаров, начальник штаба гвардии подполковник Н. Т. Волков и гвардии подполковник Р. И. Мильнер.
— Если не удастся захватить первую траншею врага, то нужно обязательно укрепиться на островке. С него можно атаковать и более крупными силами, — сказал напоследок командир полка.
Островок, о котором говорил Бзаров, находился ближе к правому, противоположному от нас, берегу. По имеющимся сведениям, на нем было только боевое охранение гитлеровцев. Через мелководную протоку, отделяющую остров от берега, они соорудили мостики. Невольно мелькнула мысль: «Вот если бы остров захватить, а потом по мостикам сходу ворваться на тот берег...»
— Понятно! Разрешите начинать? — спросил гвардии капитан Денисов и тут же с надеждой: — А как насчет поддержки артиллерией, не подошла еще?
— К сожалению, почти вся артиллерия отстала, — ответил Бзаров, — и сегодня ничем вам не поможет. Потому и задачу ограничиваю захватом острова. Форсировать же Днепр надо сегодня, пока противник не подтянул свежие силы.
Командир полка, а затем Волков и Мильнер расцеловали Денисова. На прощание Бзаров сказал:
— Связь будешь держать с Волковым. А теперь — вперед!
Мои подчиненные первыми поднесли на руках и толкнули лодки в воду. По приказу командира роты взвод вместе с разведчиками шел к острову первым. Перед нами стояла задача бесшумно подойти к правому берегу и внезапной атакой уничтожить боевое охранение врага.
Взвод переправлялся на ялике, двух лодках и одном плоту. Прямо скажем, этого маловато, но куда денешься? На плоту — отделение младшего сержанта Савенкова, на лодках — младшего сержанта Бондарева. Сам я плыл в ялике вместе с комсоргом роты старшиной Кравчуком, радистами старшиной Бодровым и сержантом Смирновым, рядовым Лапиком и еще одним солдатом, недавно пришедшим в роту. Звали его Семен Панферов. Всех нас преследовала, наверное, одна мысль: лишь бы рано не обнаружили! Под пулеметным огнем на расстоянии 150 — 200 метров, освещенные  ракетами, — мы беззащитны. Шансов слишком мало. Поэтому — вперед, вперед! Чем ближе к противнику — тем лучше.
В последний момент начальник артиллерии полка гвардии старший лейтенант М. И. Панкин сообщил, что нас в критический момент поддержат только что подошедшие батареи 76-мм и 45-мм орудий.
Только отплыли от левого берега, как пошел дождь. Он все больше усиливался и усиливался. Течение сносило нас влево.
В это время ночную мглу вспороло несколько осветительных ракет. Застучал пулемет. Потом второй, третий... Противник начал вести артиллерийский огонь по берегу и по нашим лодкам: гитлеровцы засекли десант.
Водяные столбы от разрывов снарядов поднимались то справа, то слева. Прямым попаданием накрыло плот. Из отделения Бондарева уцелел лишь один солдат.
Но спохватились гитлеровцы явно с опозданием. Вскоре днище нашей лодки заскребло по песку. Метрах в пятидесяти темнота была особенно густой — остров!
— За мной, на берег! — негромко скомандовал я, а саперу-лодочнику сказал: — Передайте Волкову, что до острова добираемся по воде. Здесь мель.
Когда наша группа вышла на сухое место и залегла, я сосчитал бойцов: осталось нас только шесть человек. Противник начал понемногу успокаиваться. И все же то впереди, то слева, то справа время от времени вспыхивали огоньки и раздавалась длинная очередь — нервничали пулеметчики врага. Но вот позади послышался легкий всплеск. Присмотревшись, мы увидели, что к берегу подплывает еще одна лодка. Вскоре к нашей группе прибавилось еще восемь человек. Это уже солидное прибавление. Бойцы приободрились.
— Очередная группа будет через час, — доложил парторг Воронов, возглавлявший прибывших. — Какие будут приказания, товарищ лейтенант?
Прикинув расстояние до вражеских пулеметных гнезд, я скомандовал Лапику:
— Возьми Семена и разведай подходы к противнику слева. Да не напорись на мины.
Воронов с Панферовым поползли вправо. Вскоре разведчики доложили:
— Траншея защищена колючей проволокой, проходит через весь остров. Никого, кроме наблюдателя, не видно. У пулеметов — по одному человеку.
Посоветовавшись со старшим сержантом Вороновым, мы решили ждать командира роты, никаких активных действий не предпринимать. Только отделению младшего сержанта Савенкова приказал резать колючую проволоку, заранее делать проходы.
Через полчаса переправился гвардии капитан А. М. Денисов. Командир роты провел рекогносцировку ж распорядился атаковать врага на рассвете. Подполковник Н. Т. Волков поддержал это решение.
...Небо на востоке постепенно серело. И как только обозначилась бледная полоска над застывшим в напряжении островком, раздался зычный голос командира роты:
— За Родину, вперед!
На едином дыхании мы добежали до траншеи, через несколько секунд уже перемахнули через нее. Быстрее к мосткам! Они должны быть где-то здесь, недалеко. Вот они! Ближе, ближе... И в это мгновение с противоположного берега ударил навстречу нам шквал огня. Мне показалось, что капитан А. М. Денисов, бежавший первым, просто споткнулся. Он как-то странно сломался пополам, упал на колени, потом вдруг приподнялся, хотел, кажется, крикнуть что-то, но не смог...
Мы потеряли счет контратакам. Иногда казалось, что еще одна — и никого из нас не останется в живых. Семь раз за день командир полка повторял свой приказ:
— Держаться во что бы то ни стало!
…Плацдарм наша дивизия удержала, а затем расширила его. Лишь тогда в бой были введены свежие силы, а 12-ю гвардейскую отвели в тыл.

При подготовке биографии, кроме приведенных источников. использован материал с сайта Русская культура – Северо-Восточный центр.
Сведения о дате смерти Героя и месте захоронения сообщены Сергеем Фазульяновым, которому составитель биографии выражает благодарность.

Биография предоставлена Л.Е.Шейнманом (г. Ижевск)

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Документы на сайте «Подвиг народа»
 За Отчизну, свободу и честь! Книга 3. Горький, 1967
 Мальков Д.К. Сквозь дым и пламя. М. Воениздат, 1970.
 Манакин М.Ф. Полковая наша семья. - М.: Воениздат, 1983.
 Тюльников Л.К., Басович Я.И. Герои Советского Союза - горьковчане. Горький, 1981