Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Подкопай Иван Яковлевич

 
Подкопай Иван Яковлевич
1919 - 10.12.1943
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 22.02.1944

    Памятники
  Бюст в посёлке Безлюдовка
  Надгробный памятник


Подкопай Иван Яковлевич - командир роты автоматчиков 39-го гвардейского стрелкового полка (13-я гвардейская стрелковая дивизия, 5-я гвардейская армия, Степной фронт), гвардии капитан.

Родился в 1919 году в селе Безлюдовка, ныне посёлок городского типа Харьковского района Харьковской области, в семье крестьянина. Украинец. Образование неполное среднее. Работал в колхозе.

В Красной Армии с 1939 года. На фронте в Великую Отечественную войну с августа 1941 года. В составе 6-й воздушно-десантной бригады 3-го воздушно-десантного корпуса в августе 1941 года участвовал в боях под Киевом. В сентябре 1941 года корпус был переброшен под Конотоп (Сумская область), вошёл в состав 40-й армии Юго-Западного фронта и вёл оборонительные бои на реке Сейм. В последующем части корпуса с боями отходили в направлении Курска, попали в окружение. После выхода из окружения в ноябре 1941 года 3-й воздушно-десантный корпус был переформирован в 87-ю стрелковую дивизию, а 6-я воздушно-десантная бригада - в 96-й стрелковый полк и вёл боевые действия в районе города Тим (80 километров юго-восточнее Курска). За мужество и стойкость, проявленные в этих боях, Приказом Верховного Главнокомандующего от 19 января 1942 года 87-я стрелковая дивизия была преобразована в 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию, 96-й стрелковый полк был преобразован в 39-й гвардейский стрелковый полк.

В марте - июле 1942 года дивизия составе войск 38-й армии (с 20 апреля - 28-й армии) Юго-Западного фронта вела тяжелые оборонительные и наступательные бои на харьковском и валуйско-россошанском направлениях, а также в большой излучине Дона. В критический момент боёв за Сталинград 14 сентября 1942 года, когда немецко-фашистские войска вышли к Волге, и 62-я армия оказалась отрезанной от 64-й армии 13-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора А. И. Родимцева была переброшена из Резерва Ставки на её усиление. После переправы через Волгу дивизия с ходу контратаковала противника и выбила его из центра города, а 16 сентября и с Мамаева кургана.

В этих боях за Сталинград командир роты автоматчиков гвардии лейтенант И.Я. Подкопай неоднократно проявлял образцы мужества и героизма. 23 сентября 1942 года противник вклинился в стык между линиями обороны 34-го и 39-го гвардейских стрелковых полков. Возникла угроза окружения штаба полка. Рота гвардии лейтенанта Подкопая стремительной атакой отбросила гитлеровцев, уничтожив при этом около 20 солдат и офицеров врага. В ночь на 1 октября 1942 года противник прорвал оборону 34-го полка и вышел к Волге. Вновь возникла угроза захвата штаба полка. Комендантский взвод вёл бой в 250-300 метрах от командного пункта. На помощь соседям была брошена находящаяся в резерве рота Подкопая, которая в течение часа восстановила положение, уничтожив при этом 15 и взяв в плен одного гитлеровца. 15 октября во время трудных уличных боёв рота отразила четыре атаки гитлеровцев. 23 ноября 1942 года гвардии лейтенант Подкопай умело организовал наступление на здание школы по улице Солнечной в Сталинграде. Несмотря на сильный артиллерийский и миномётный огонь рота забросала гранатами находившийся там немецкий гарнизон и выбила его из здания. Пытаясь восстановить положение, противник предпринял несколько контратак, но все они были отражены. 28 января 1943 года при уничтожении окружённой группировки противника в районе завода «Красный Октябрь» рота И.Я. Подкопая заняла юго-восточные скаты высоты 107,5 и отразила несколько вражеских атак, уничтожив при этом до 30 вражеских солдат и офицеров. За бои в Сталинграде И.Я. Подкопай был награждён орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».

После уничтожения гитлеровской группировки в Сталинграде 13-я гвардейская стрелковая дивизия в феврале 1943 года была выведена на пополнение и вернулась на фронт в июле 1943 года, где в составе 5-й гвардейской армии участвовала в Курской битве. В этих боях вновь отличился И.Я. Подкопай.

3 августа 1943 года при прорыве оборонительной полосы противника в районе села Задельное (ныне - Яковлевский район Белгородской области) рота гвардии капитана Подкопая уничтожила 27 вражеских солдат и одного офицера. 7 августа во время уничтожения окружённых войск противника в районе села Головчино (Грайворонский район Белгородской области) отдельным группам врага удалось просочиться через наши боевые порядки в район командного пункта полка и штаба дивизии. Гвардии капитан И.Я. Подкопай со своей ротой вступил в бой с неприятелем, разбил просочившиеся группы, уничтожив при этом 93 солдата и одного офицера врага, а 12 офицеров взял в плен. 12 августа 1943 года в бою в районе села Крисино (Харьковская область) подразделение гвардии капитана И.Я. Подкопая уничтожило до роты пехоты противника. За эти бои И.А. Подкопай был награждён орденом Александра Невского.

В дальнейшем 13-я гвардейская стрелковая дивизия участвовала в освобождении левобережной Украины. За бои под Полтавой она была удостоена почетного наименования «Полтавской». Затем был освобождён город Кременчуг и 29 сентября войска 5-й гвардейской армии вышли к Днепру. Попытки форсирования реки сходу успеха не имели.

В ночь на 3 октября 1943 года командир роты автоматчиков 39-го гвардейского стрелкового полка гвардии капитан Подкопай вместе с подчинёнными под обстрелом врага переправился через Днепр в районе села Власовка (Светловодский район Кировоградской области). Рота сумела продвинуть на 400 метров от береговой черты, но из-за высокой плотности огня противника была вынуждена залечь. Находясь на открытой местности в песках, рота с 3 по 8 октября отразила четыре вражеских контратаки. 8 октября, когда в роте осталось 17 человек, И.Я. Подкопай внезапной атакой овладел рядом блиндажей и занял окраину леса. Своими действиями он обеспечил переправу батальонов полка без потерь.

Гвардии капитан И.Я. Подкопай погиб в бою 10 декабря 1943 года. Похоронен в братской могиле в посёлке городского типа Новая Прага Александрийского района Кировоградской области Украины.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, гвардии капитану Подкопаю Ивану Яковлевичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Награждён орденами Ленина (22.02.1944, посмертно), Александра Невского (14.09.1943), Красной Звезды, медалями «За отвагу» (28.11.1942) и «За боевые заслуги» (09.10.1942).

Именем И.Я. Подкопая названы в поселках Безлюдовка и Новая Прага улицы; в посёлке Безлюдовка установлен бюст Героя, на здании школы, где он учился, установлена мемориальная доска.

Бакланов Г.В. «Ветер военных лет»

Вспоминаю, как 39-й полк, которым командовал возвратившийся из госпиталя полковник Шур, наступал на станцию Понтаевка. Железная дорога на Знаменку проходила у подножия пологого холма по невысокой насыпи. Здесь же, внизу, была и сама станция Понтаевка. На макушке холма рассыпалось большое село, тоже Понтаевка. Село и станцию прочно удерживали фашисты. Чистый луговой склон холма великолепно просматривался и, разумеется, простреливался сверху. Подступиться к селу было трудно.

Железная дорога в одном месте пересекала небольшой ручеек, перекрытый мостом высотой метра три. Здесь, примерно в полукилометре от деревни, был оборудован мой наблюдательный пункт, откуда открывалась широкая панорама местности, на которой нам предстояло вести боевые действия.

Ночью два батальона 39-го полка ворвались в деревню, но удержать её не смогли. Утром немцы выбили их, батальоны откатились на исходные рубежи. В течение следующего дня и ещё одной ночи полк безрезультатно штурмовал станцию и село. Казалось, немцы зубами и когтями вцепились в землю. Их миномёты и артиллерия били по занятым нами позициям, а пулемёты косили наступавших по открытому склону холма. Надо было что-то придумать, чтобы взять Понтаевку малой кровью. И тут я вспомнил об Иване Подкопае.

Капитан Подкопай командовал отдельной ротой автоматчиков 39-го полка. Это была не просто рота, а капитан не просто командовал ею. Капитан Подкопай был человеком редкостной одаренности. Дерзостно отважный, ловкий и изобретательный, он обладал особым даром привлекать к себе людей, пробуждать в них мужество и самоотверженность, увлекать их прекрасным и чистым героическим безрассудством, которое, впрочем, только казалось безрассудством, потому что в основе всех беспримерных по дерзости подвигов Подкопая лежал холодный, тонкий и умный расчёт. Это был старейший ветеран дивизии, служивший ещё в воздушно-десантной бригаде.

Подкопай как магнит притягивал к себе людей одного склада с собой, и в его роте подобрались люди безупречного мужества, до конца преданные своему командиру, если хотите, влюблённые в него. Рота отличалась исключительной дисциплинированностью, собранностью, огромным воинским мастерством и настоящей мужской, солдатской фронтовой дружбой.

Он был чрезвычайно хорош собой, этот легендарный капитан героической роты: высокий, стройный, подтянутый, с правильными чертами и красивым овалом лица.

Его всегда берегли для особо важных и трудных заданий, часто держали в резерве и знали, что, когда понадобится, подкопаевцы не подведут. Что мы так думаем, знал и сам Иван Подкопай.

Когда, вызванный мною, капитан Подкопай появился на наблюдательном пункте под мостом, я, как всегда, с удовольствием отметил безупречную белизну полоски подворотничка и поднял взгляд на чисто выбритое приятное лицо. На меня смотрели умные и теплые той теплотой, какая бывает у украинцев, внимательные глаза.

Я обрисовал Подкопаю положение и спросил его в упор:

— Ну, капитан, можешь взять деревню своей ротой? Подкопай молчал. Я изложил свои соображения:

— По-моему, это лучше всего сделать ночью. Пожалуй, даже сегодняшней.

Подкопай смотрел и слушал, а глаза его щурились, щурились и уходили куда-то, словно он на невидимом экране уже просматривал то, что сделает ночью. Однако он сказал:

— Дайте мне, товарищ генерал, шесть часов светлого времени. Я должен хорошенько осмотреться и продумать все варианты.

— Хорошо, — согласился я. — Сейчас восемь утра. Значит, часа в три-четыре жду тебя с ответом.

— В четыре, — твердо сказал Подкопай. — Ровно в четыре.

Он пришел под тот же мост ровно в четыре и, не ожидая моего вопроса, доложил:

— Так точно, товарищ генерал, сегодня ночью рота Понтаевку возьмет!

Такое категорическое заявление означало, что капитан за несколько прошедших часов облазил простреливаемую местность и до малейших деталей обдумал план боя. Я оглядел Подкопая. Нельзя было заметить никаких следов нелегкой рекогносцировки на грязных, раскисших полях: щегольски затянутый на узкой талии пояс, до блеска вычищенные сапоги.

— Доложи подробно, товарищ Подкопай, — приказал я.

— Есть доложить подробно,— чётко ответил капитан. — Совсем налегке, без вещмешков, без шинелей, в одних гимнастерках, пользуясь ночной темнотой, рота из разных мест ползком подберется к деревне и обложит ее с трех сторон.

— Вооружение?

— Только автоматы. И по восемь гранат на человека. На исходе ночи, перед самым рассветом, с криками «ура!» и автоматной стрельбой врываемся в деревню, бросаем гранаты, словом, поднимаем страшную панику. В это время так же полукольцом уже в полном снаряжении и с хорошим запасом патронов подходят батальоны полка. Единственно открытым направлением для фашистов остаётся дальняя околица деревни. Этот выход накрываем массированным артогнём, к чему артиллеристы должны подготовиться заранее. Всё.

— Надо чем-нибудь ещё помочь? — спросил я.

— Больше ничего не надо. Только прошу помочь обеспечить взаимодействие с командирами батальонов. Когда они войдут в село, я буду находиться в крайней хате.

Разумеется, немедленно началась подготовка к предстоящему бою. Собрали командиров, поставили задачи, по карте и прямо на местности всё из-под того же моста наметили направления наступления, отработали все детали с артиллеристами и миномётчиками и стали ждать ночи.

Я немного отдохнул и в два часа ночи вновь вернулся на свой наблюдательный пункт.

Точно в назначенный час на вершине холма раздалось грозное, победное «ура!» и вспыхнул гигантский фейерверк. Гулко рвались гранаты. Загоревшиеся дома задышали горячечным жаром, вздымая вверх охваченные огнем соломенные крыши. Разноцветные очереди трассирующих пуль пронзали темноту неба и дождём падали на деревню.

В мутной предрассветной мгле скорее угадывались, чем были видны, цепи батальонов, подымавшихся по склону холма. Едва рассеялась побеждённая рассветом темнота, как они ворвались в село. Шум боя с каждой минутой уходил все глубже и дальше. Артиллерия ударила по дальней околице.

Словом, грозный спектакль был разыгран точно по сценарию, а его автор и исполнитель главной роли капитан Подкопай вместе со своей ротой от начала до конца выдержал бешеный, им же заданный темп. Боевое охранение немцев было смято и уничтожено мгновенно. Ночевавшие в хатах фашисты, не успевшие как следует проснуться, выскакивали на улицу, обезумев от страха, метались, ослеплённые и оглушённые, всюду натыкались на подкопаевцев, падали, сражённые автоматными очередями, или инстинктивно находили единственно открытую им дорогу к околице, где на них обрушилась наша артиллерия.

Когда утром ночные события обсуждались в штабе дивизии, кто-то из офицеров, правда не без восхищения, сказал:

— Да-а, повезло Подкопаю: никаких жертв — ни одного убитого или раненого.

Я хотел было вмешаться, чтобы высказать свою точку зрения на понятие «везение», но в этот момент Бельский произнес фразу, которая сделала мое объяснение ненужным:

— Чисто сработано!

«Чисто сработано». Трудно было выразиться точнее. Успех капитана Подкопая обеспечил точный расчёт и безупречное выполнение намеченного плана. Причем тут играло роль решительно все: и скорость, темп проведения операции, и мощь, плотность огня в первый момент нападения на деревню, и тот грозный, беспощадный тон, который так верно взяли кричавшие «ура!» солдаты, и абсолютно точное, своевременное начало артналёта на околицу, через которую фашисты пытались выскочить из охваченной огнём деревни.

Быть может, даже почти наверняка, если бы мы взяли Понтаевку обычным наступлением, гитлеровцы и дальше продолжали бы оказывать сопротивление, упирались и цеплялись за каждый мало-мальский пригодный для обороны рубеж. Теперь же, в панике растеряв технику и снаряжение, утратив реальное представление о наших силах, не имея возможности организовать разведку, они бежали так быстро, что мы не успевали преследовать их.

Вот что принес дивизии смелый ночной рейд роты гвардии капитана Ивана Яковлевича Подкопая.

Утром после боя я спросил Подкопая:

— Что для роты было самым трудным в этом бою, капитан?

— Солдаты говорят — кричать «ура!» за целый полк.

Этот эпизод, такой характерный для всей боевой деятельности талантливого и грамотного двадцатипятилетнего офицера, не раз возглавлявшего отчаянные операции, ещё раз подтвердил, что славный сын украинского народа, воспитанник комсомола, член Коммунистической партии капитан Подкопай — подлинный герой. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года гвардии капитану Ивану Яковлевичу Подкопаю было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Вскоре отважный офицер трагически погиб, но навсегда остался героем в памяти всех, кто знал Ивана Яковлевича Подкопая.

Биография предоставлена В.В.Примаченко

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.2. – Москва, 1988.
 Документы на сайте «Подвиг народа»
 Документы на сайте «Мемориал»
 Подвиги во имя Отчизны. - 2-е изд.,- Харьков: "Прапор", 1985.