Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Иосселиани Ярослав Константинович

 
Иосселиани Ярослав Константинович
23.02.1912 - 23.03.1978
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 16.05.1944 Медаль № 3895

    Памятники
  Бюст
  Надгробный памятник


Иосселиани (Иоселиани) Ярослав Константинович - командир подводной лодки (ПЛ) "М-111" 3-го дивизиона бригады подводных лодок Черноморского флота, капитан 3-го ранга.

Родился 23 февраля 1912 года в селе Лахири (ныне Местийского района Грузии). Из семьи крестьянина. Сван. Воспитывался в детском доме в Гаграх, окончил два курса Сухумского педагогического техникума.

В Военно-Морском флоте с апреля 1934 года. Окончил в 1938 году Высшее военно-морское училище имени М.В. Фрунзе (Ленинград). С июня 1938 года - штурман (командир БЧ-1) подводной лодки "Щ-207" ("Касатка") Черноморского флота. В 1940 году окончил Учебный отряд подводного плавания имени С.М. Кирова. С октября 1940 года - помощник командира подводной лодки "Щ-216" Черноморского флота. Член ВКП(б)/КПСС с июля 1941 года.

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. В той же должности на подводной лодке "Щ-216" выполнил 6 боевых походов (в том числе 1 транспортный поход в осажденный Севастополь). Но за эти походы лодка только один раз сумела выйти в торпедную атаку на вражеский транспорт, которая окончилась промахом.

С июля 1942 года - командир подводной лодки "М-111" Черноморского флота. Командир ПЛ "М-111" 3-го дивизиона бригады подводных лодок Черноморского флота Иосселиани Я.К. с конца ноября 1942 года (первый поход в должности командира) до конца 1943 года совершил 11 боевых походов, доложив о потоплении 12 вражеских судов, в том числе двух транспортов и лихтера общим водоизмещением около 14 тысяч тонн.

За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1944 года капитану 3-го ранга Ярославу Константиновичу Иосселиани присвоено звание Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда". ПЛ "М-111" награждена орденом Красного Знамени.

После представления к награде выполнил ещё 2 боевых похода на "М-111".

В апреле 1944 года Иосселиани Я.К. назначен командиром подлежащей приёмке и переводу из Англии в СССР подводной лодки "В-4" (бывшая английская ПЛ "Урсула"). В короткий срок овладел управлением незнакомого корабля и сумел в совершенстве обучить экипаж. В августе 1944 года привёл подводную лодку из Шотландии в Полярный, по дороге дважды уклонившись от атак вражеских самолётов. Лодка была зачислена в состав Северного флота. В октябре 1944 года выполнил на этой подводной лодке единственный боевой поход во время Петсамо-Киркинесской наступательной операции. В этом походе советская подводная лодка достоверно потопила боевой корабль (большой охотник за подводными лодками UJ-1219) и торпедировала танкер врага (победа считается очень вероятной, хотя и не подтверждается опубликованными документами врага). В литературе советского периода часто указываются завышенные данные о победах "В-4" - 1 танкер и 2 транспорта.

Всего же, командуя подводными лодками, Я.К. Иосселиани выполнил 16 боевых походов продолжительностью 135 суток. Выполнил 19 торпедных атак, в которых израсходовал 31 торпеду. Заявил о потоплении 13-ти кораблей и судов врага (1 транспорт, 1 танкер, 3 самоходные баржи, 3 сторожевых катера, 1 торпедный катер, 1 буксир) и повреждении 2 транспортов врага. В настоящее время достоверно подтверждено потопление 1 транспорта (12 ноября 1943 года) и тяжелое повреждение второго транспорта (28 августа 1943 года), после которого тот простоял в ремонте до конца войны.

После войны продолжал службу в ВМФ СССР. С февраля 1945 года - командир подводной лодки "С-17" ("Советская Сванетия") Северного флота. С мая 1947 года - инспектор Главной инспекции Министерства Вооружённых сил СССР, с апреля 1950 года - инспектор Главной инспекции Военно-Морского флота СССР.

В 1952 году окончил курсы при Высшей военной академии имени К.Е. Ворошилова. С декабря 1952 года - командир бригады подводных лодок 4-го ВМФ (Балтийское море). С ноября 1954 года - командир бригады строящихся подводных лодок. С ноября 1958 года - в составе научно-исследовательской группы Генерального штаба. С октября 1959 года - начальник отдела в Управлении высших военно-морских учебных заведений Главного штаба ВМФ СССР. С января 1961 года - заместитель начальника Высшего военно-морского училища имени Ленинского комсомола.

С 1966 года капитан 1-го ранга Я.К. Иосселиани - в запасе. Жил и работал в столице Грузинской ССР городе Тбилиси. Умер 23 марта 1978 года. Похоронен на Сабурталинском кладбище в Тбилиси.

Депутат Верховного Совета СССР 2-го созыва (1946-1950).

Капитан 1-го ранга (27.04.1950). Награждён орденом Ленина (16.05.1944), 4 орденами Красного Знамени (7.04.1943, 19.05.1943, 1944, 1954), орденами Нахимова 2-й степени (2.09.1944), Отечественной войны 1-й степени (7.12.1943), Красной Звезды, медалями "За боевые заслуги" (3.11.1944), "За оборону Севастополя" (1943), другими медалями.

Именем Героя был назван рыболовный траулер.

Сочинения:
Записки подводника. М., 1949;
В битвах под водой. - М.: Воениздат, 1959;
Морской ветер. М., 1970;
Огонь в океане. Тбилиси, 1975.


Биография дополнена Антоном Бочаровым (пос. Кольцово Новосибирской области).

Один из эпизодов фронтовой биографии Я.К. Иосселиани:

Радостная весть прокатилась по нашим черноморским берегам: Советская Армия закончила ликвидацию фашистских войск в районе Сталинграда.

Дрогнули гитлеровцы и на Кавказе. Стали откатываться на запад.

К мощным ударам Cоветской Армии подводники присоединяли свои торпедные удары по вражеским кораблям и транспортам.

Росла победная цифра на рубке подводной лодки, которой командовал Ярослав Иосселиани. Матросы говорили между собой не без гордости: "Каков командир, таков и корабль".

Вот снова в перископ виднелось Чёрное море и клочок закрытого облаками неба...Когда-то в селении, где родился Иосселиани, считали людей не по дворам, а по дымам. В деревне двадцать два дыма, это значило - двадцать два двора. Теперь по количеству дымов Иосселиани насчитывал корабли врагов в море...

На вахту заступил старший лейтенант Глоба. Он поглядывал временами в перископ и торопливо опускал его, чтобы не выдать лодку, находившуюся на позиции у вражеских берегов. Вот он увидел что-то и передал в центральный пост, а из центрального поста передали далее:

- По пеленгу 204° - дым! Просьба к командиру выйти в рубку!

Командир читал, лежа на койке. Это была "Война и мир" Льва Толстого. Книга была открыта на той странице, где раненый Андрей Болконский увидел аустерлицкое небо. Иосселиани подумал о том, что среди подводников он ни разу за всю войну не встречал раненых. Не видит подводник в походе и голубого ясного неба, а если и видит небо, то лишь ночное, звёздное, лунное.

Мысли командира были прерваны вызовом в боевую рубку. Он вскочил с койки, книга упала на палубу. Одна секунда, и он уже был в рубке и повёл корабль на сближение с "дымом", как называл в таких случаях противника. В окуляр он увидел конвой, состоявший из двух транспортов и четырех сторожевых катеров. Конвой держал курс на Одессу. Охранение располагалось только с морской стороны, оставляя транспорты уязвимыми с берега. Это учёл Иосселиани и вышел в атаку.

Одно беспокоило командира в этом маневре. Он опасался, как бы торпеды не зарылись в грунт на столь малой глубине. И решил: стрелять с кратчайшей дистанции, осадив лодку на корму.

После залпа облегчённая лодка выскочила на поверхность. Чтобы погрузить её как можно скорее, командир приказал срочно принять балласт в цистерны, и "Малютка" упала на грунт, чуть отойдя от места залпа. Вслед за этим раздался взрыв торпед, достигших транспорта.

Рвануло основательно: в первом отсеке полопались от близкого взрыва электрические лампочки, и стало совершенно темно. Посыпались глубинные бомбы. Но главное было уже совершено.

Лодка лежала на грунте неподалеку от взорванного транспорта. Что было делать командиру? Начать продувание цистерн? Но это означало: выдать лодку пузырями и соляровыми пятнами, которые появятся немедленно на поверхности воды. Командир решил отлежаться на грунте. Но и это было небезопасно...

В тапочках, чёрной суконной пилотке с кантом, давно потерявшим свой цвет, в рабочем кителе и широких матросских брюках командир сидел на разножке в боевой рубке и слушал доклады командиров отсеков. Они часто противоречили друг другу. То докладывали, что "шум идет на корму", то сообщали, что он "заходит с кормы на нос", или: "снова шумит над кормой". Противник, видимо, охватил лодку кольцом и прилежно её бомбил.

- В центральном! - послышалось вдруг из переговорной трубы.

Тревожные интонации в голосе невольно приковывают к себе внимание экипажа, особенно в напряжённые моменты на корабле. Все приготовились слушать доклад о весьма важном.

- Обед готов! - ещё громче возвестили из переговорной трубы.

Моторин, стоявший близко от раструба переговорной трубы, даже плюнул с досады, сказав в сердцах:

- Ну и ну! Чуть не испугал со своим обедом! Обедали тихо, без обычных шуток. Пролежали на грунте часа полтора. Бомбежка прекратилась, шумы за кормой возникали все реже.

- Век лежать нам здесь как будто ещё преждевременно, - сказал командир, подмигнув Моторину. Он приказал всплыть на перископную глубину и начал наблюдать за горизонтом. Всё было ясно видно: транспорт затонул кормой на небольшой глубине, так что труба его торчала из воды. Вокруг него суетились катера, подбирая людей.

- Кто хочет глянуть в перископ, идите сюда по одному! - предложил Иосселиани.

Матросы стали по очереди подходить к окуляру.

- Ну, Моторин, посмотрите на врага своими глазами! Отомстили мы за вашего погибшего брата, - сказал Иосселиани, уступая место у окуляра старшине трюмных.

Моторин взглянул на поверженного врага в перископ и сказал:

- За брата моего нужно бы еще добавить, товарищ командир!

- Добавим в следующем походе! - обещал Иосселиани.

Когда исполнявший обязанности кока торпедист Свиридов глянул в перископ и увидел дым, всё ещё валивший из трубы погрузившегося в воду транспорта, то немало удивился и заметил без улыбки:

- Там ихний кок вроде обед доваривает...

Наблюдение за транспортом заняло около часа. С наступлением темноты всплыли в позиционное положение, и пошли на отрыв от противника.

С мостика раздался знакомый, ставший чуть хрипловатым от частых команд голос командира:

- В центральном! Поздравить личный состав с боевым успехом и благополучным отрывом от противника! Через два дня будем в базе!

В четвёртом отсеке члены редакционной коллегии стенгазеты "На глубине" Моторин и Мисник были заняты срочным выпуском свежего номера. Мисник старательно рисовал на ватманской бумаге разламывающийся пополам вражеский корабль. Командир заглянул в отсек к комсомольцам, посмотрел, как они старались, и сказал:

- Меня приняли в комсомол ещё в детском доме в Гаграх. И я этим занимался - стенгазету выпускал. Всякое дело хорошо получается, если в него душу вложить.

Надо было проскочить "Севастопольские ворота" - пройти мимо Севастополя, где самолёты и корабли противника несли усиленный дозор. Командир чаще, чем когда-либо, задавал акустику один и тот же вопрос: "Как горизонт?" Акустик отвечал неизменно: "Горизонт чист!" Значит, враг не показывался близко.

- Опять Иосселиани с победой идёт! - уже говорили в базе.

Это была его тринадцатая победа. Каждая победа отмечалась цифрой на рубке. Лучшим художником на лодке считался радист, большой работяга, но человек очень самолюбивый. Никто искуснее его не мог вписать в яркой звездочке на рубке победную цифру. И часто слышался одобрительный возглас командира:

- Нормально у нас цифра на рубке написана!

Эта похвала прежде всего относилась к художнику-радисту. Он же писал и последнюю цифру - "13". От флотской газеты на бригаду лодок прибыл фотокорреспондент. Он пожелал заснять самый момент написания внушительной победной цифры. Матросы стали искать радиста, не нашли.

- А вы нашего боцмана снимите с кисточкой! - предложил Моторин. - Наш боцман - из героев герой!

Фотокорреспондент обрадовался предложению и снял боцмана с кисточкой у рубки. Фотографию напечатали. Радист, увидев ее, остолбенел и с обидой сказал боцману:

- Буду вам теперь еще писать цифры на рубке!

Пришлось вновь вызвать фотокорреспондента. Радиста сняли с автоматом на мостике и фотографию опубликовали в газете. "Спокойствие" было восстановлено.

Из книги Зингера М.Э. "Герои морских глубин". М.: Воениздат, 1959, с. 233-236.

Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем (1955-2011)

    Источники
 Абшилава А.А. В боях за Родину. Сухуми, 1980
 Военные моряки и подводники XX века - Минск, 1998
 Война. Народ. Победа. 2-е изд., доп. М., 1983, кн. 2.
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Зингер М.Э. Герои морских глубин. М.: Воениздат, 1959.
 Сорокажердьев В.В. Они сражались в Заполярье. - Мурманск, 2007.
 Цкитишвили К.В.,Чинчилакашвили Т.Г. Герои Советского Союза из Грузии. Тб,1981