Герои Страны
Герои Страны
Герои Страны
Быстрый поиск по Фамилии
Поиск с Google

Не допускать повышения пенсионного возраста


Бородин Николай Иванович

 
Бородин Николай Иванович
25.09.1923 - 24.10.1975
Герой Советского Союза


    Даты указов
1. 24.03.1945 Медаль № 7337

    Памятники
  Надгробный памятник
  Мемориальная доска в Нижнем Новгороде
  с. Наровчат, бюст


Бородин Николай Иванович – помощник командира взвода 171-го гвардейского стрелкового полка 1-й гвардейской Московско-Минской стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии 3-го Белорусского фронта, гвардии старший сержант.

Родился 25 сентября 1923 года в селе Кошелевка ныне Беднодемьяновского района Пензенской области в семье крестьянина. Русский. В 1935 году вместе с семьёй переехал в город Горький (ныне Нижний Новгород), окончил 7 классов школы №1 и школу ФЗУ при станкозаводе. Работал токарем на заводе имени М.Воробьёва.

В Красной Армии и на фронте с 1942 года. Был наводчиком противотанкового орудия, пулемётчиком, командиром отделения, помощником командира стрелкового взвода. Воевал на Калининском, Донском, Воронежском, 1-м Прибалтийском и 3-м Белорусском фронтах. Член ВКП(б)/КПСС с 1944 года. В боях четырежды ранен.

Участвовал:
- в боях в окружении между городом Белый и станцией Оленино, в боях за город Ржев, в контрнаступлении под Сталинградом – в 1942 году;
- в освобождении Сталинграда, в боях на Курской дуге на Обоянском направлении, в боях за город Витебск – в 1943 году;
- в Белорусской операции, в том числе в освобождении городов и населённых пунктов Толочин, Холопеничи, Воложин, Ошмяны, в освобождении Литвы, в форсировании реки Неман с завоеванием плацдарма – в 1944 году;
- в Восточно-Прусской операции – в 1945 году.

14 июля 1944 года с группой бойцов под огнём противника помощник командира стрелкового взвода гвардии старший сержант Бородин первым в 171-м гвардейском стрелковом полку 1-й гвардейской стрелковой дивизии форсировал реку Неман в районе литовского города Алитус. Был ранен, но остался в строю, участвуя в закреплении плацдарма. Со своей группой уничтожил до роты гитлеровцев.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм гвардии старшему сержанту Бородину Николаю Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№7337).

В марте 1945 года по инвалидности демобилизован из армии. 3 года работал председателем колхоза в Наровчатском районе Пензенской области, затем снова переехал в Горький. Работал на Горьковском автозаводе. Умер 24 октября 1975 года. Похоронен на Старом Автозаводском кладбище в Нижнем Новгороде.

Награждён орденами Ленина (24.03.1945), Отечественной войны 2-й степени (10.08.1944), Красной Звезды (25.12.1943), медалью «За отвагу» (21.08.1943), другими медалями.

В Нижнем Новгороде на доме, в котором жил Герой, установлена мемориальная доска. В селе Наровчат Пензенской области установлен бюст, в краеведческом музее ему посвящён специальный стенд.

Николай Бородин родился в селе Кошелевка Пензенской области. Отец Николая был участником двух войн, георгиевским кавалером. В 1935 году семья переехала в город Горький на строительство автозавода. Николай учился в школе № 1, из восьмого класса ушёл в ФЗУ при станкозаводе. После окончания училища работал токарем. После работы в кружке Осоавиахима изучил снайперскую винтовку, увлекался футболом, плаванием.

В июне 1941 года Николаю Бородину ещё не исполнилось 18 лет, и он не был призван в армию. Кроме этого завод, на котором он работал, очень быстро перешёл на военную специализацию, и у токаря Бородина появилась бронь от призыва.

В январе 1942 года Бородин, несмотря на бронь, добился призыва на фронт. Прошёл обучение в запасном полку, стал наводчиком противотанкового орудия. В июне 1942 года артиллерист Бородин был направлен в 135-ю стрелковую дивизию 41-й армии Калининского фронта. Дивизия обороняла западную часть узкого 30-километрового «нелидовского коридора», которым соединялись с нашими войсками части 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса.

2 июля 1942 года гитлеровцы начали операцию «Зейдлиц» сходящимися ударами из районов города Белого и станции Оленино. Орудие, где наводчиком был Бородин, вступило в ожесточённые бои, и вскоре было разбомблено авиацией. 5 июля 1942 года гитлеровским клиньям удалось соединиться в районе деревни Пушкари, в результате чего войска 11-го кавкорпуса, 39-й и части 41-й армий, в том числе и подразделение Бородина, оказались в окружении. Вся территория заболоченных лесов между большаками Белый - Оленино и Белый - Кострицы была заполнена большими и маленькими группами советских командиров и красноармейцев из разных дивизий, которые предпринимали отчаянные попытки прорыва в направлении реки Обша. Не было боеприпасов и провианта, с воздуха группы нещадно бомбились вражеской авиацией, расстреливались дальнебойной артиллерией. Катастрофическое положение, в которое попали группы наших бойцов, а в их числе и красноармеец Бородин, усугублялось ещё и тем, что гитлеровцы в лес засылали переодетые в советскую форму свои отряды, в бою с одним из которых у деревни Солодилово красноармеец Бородин был ранен.

До конца июля 1942 года в районе Нестерово-Варварино-Шапково-Тупик-Владимирское-Ильинское шли многочисленные попытки прорыва наших частей из окружения. В болотах в этом районе до сих пор лежат останки погибших безвестных советских солдат и офицеров (в том числе и 4 генерала) – в окружении погибло и пропало без вести порядка 47 тысяч человек.

Красноармейцу Бородину чудом удалось избежать этой горькой участи. Несколько раз в течение около 2-х недель он вместе с другими бойцами грудью шёл на гитлеровские пулемёты и автоматы, падал в болотную жижу и вставал, но только числа 19-20 июля, уже будучи раненным, ему посчастливилось с группой бойцов у деревни Шиздерево прорваться сквозь фашистское кольцо.

После лечения в медсанбате, прошедший через «оленинский ад» красноармеец Бородин в сентябре 1942 года вернулся на фронт и стал наводчиком орудия в составе 52-й стрелковой дивизии 30-й армии Калининского фронта. И попал он в «ржевский ад»… В конце сентября 1942 года части 30-й армии достигли Ржева и завязали бои непосредственно за город, причём бои велись прямолинейно, солдаты шли грудью на пули. В этих боях Бородин подбил 4 танка постоянно контратакующего противника, участвовал в нескольких рукопашных схватках. Ценой огромных потерь (в боях за Ржев в ходе 1-й Ржевско-Сычёвской операции в августе-октябре 1942 года погибло и пропало без вести около 250 тысяч советских солдат) советским войскам удалось очистить северный берег Волги в районе Ржева и овладеть 10-ю городскими кварталами. Но взять города им осенью 1942 года так и не удалось.

В конце октября 1942 года, когда стало намечаться контрнаступление под Сталинградом, для частей Донского фронта потребовались дополнительные резервы, особенно в части 5-й танковой и 21-й армий, находящиеся на плацдарме в районе города Серафимовича и станицы Клетской. Требовались бойцы, уже обстрелянные в боях, а не новобранцы. С таким пополнением с Калининского на Донской фронт в конце октября 1942 года и прибыл красноармеец Бородин и был зачислен пулемётчиком в состав 76-й стрелковой дивизии 21-й армии.

19 ноября 1942 года началось историческое наступление под Сталинградом. Бородин участвовал в прорыве обороны противника южнее станицы Клетской и замыкании кольца окружения вокруг группировки Паулюса, за что 76-я стрелковая дивизия была преобразована в 51-ю гвардейскую. В этих боях Бородин стал гвардии младшим сержантом, командиром стрелкового отделения. Впоследствии он участвовал в тяжёлых боях за посёлки Вертячий, Песковатка, Мариновка, а в январе 1943 года – непосредственно в боях за Сталинград. После полного освобождения города-героя на Волге он в составе своего подразделения прошёл по улицам превращённого в развалины, но не покорившегося города. А вскоре, в марте 1943 года, радио принесло другое радостное известие – об освобождении советскими войсками «второго Сталинграда» - города Ржев, в боях за который гвардии младший сержант Бородин отдал так много сил.

Весной 1943 года 6-я гвардейская армия (бывшая 21-я) вошла в состав Воронежского фронта и заняла оборону на направлении Черкасское – Обоянь. И на этот раз гвардии сержант Бородин оказался в гуще тяжелейших, кровопролитных боёв, когда 5 июля 1943 года фашистские корпуса 48-й танковый и 2-й СС перешли в наступление на Курск именно на этом главном направлении. В районе сёл Черкасское и Бутово ему пришлось отражать многочисленные танковые атаки врага численностью в сотни танков, поддержанные большими пехотными подразделениями. Из своего пулемёта Бородин старался отсечь пехоту от танков, которым противостояли артиллеристы. Неделя яростных боёв слилась в один непрекращающийся ни днём, ни ночью бой. Гвардейцы отбили десятки атак врага, под напором которого пришлось несколько отойти на территорию Ивнянского района, но дальше враг не прошёл. Уже во второй половине июля Бородин участвовал в нашем наступлении по восстановлению первоначального положения линии фронта. Наши подразделения подвергались бомбёжкам и штурмовкам фашистской авиации, во время одной из которых гвардии сержант Бородин из ручного пулемёта точно попал в бензобак «фокке-вульфу», и тот, воспламенившись, врезался в землю неподалёку от расположения подразделения пулемётчика. За бои на Курской дуге гвардии сержант Бородин был награждён медалью «За отвагу».

6-я гвардейская армия в боях на Курской дуге понесла наибольшие потери и не участвовала в битве за Днепр. Её и 11-ю гвардейскую армию Брянского фронта командование решило перебросить на Витебское направление. Во время передислокации штаты дивизий двух армий несколько «утрясали», в результате чего гвардии старший сержант Бородин оказался в составе 171-го гвардейского стрелкового полка прославленной 1-й гвардейской стрелковой дивизии (бывшей 1-й Пролетарской мотострелковой) 11-й гвардейской армии 1-го Прибалтийского фронта.

В ноябре 1943 года начались тяжёлые наступательные бои за город Витебск. Здесь гвардии сержант Бородин в одном из боёв заменил убитого командира роты, которая на своём рубеже отразила 4 атаки врага. Во время этого боя он был ранен, но не покинул свих рубежей до полного выполнения боевой задачи. За героизм, проявленный в боях за Витебск, гвардии сержант Бородин был награждён орденом Красной Звезды. Несмотря на мужество советских бойцов, Витебск в декабре 1943 года устоял, но «его час» наступил в июне 1944 года.

Излечившись от ранения, в мае 1944 года Бородин вернулся в свою часть, получил орден, стал гвардии старшим сержантом и был назначен помощником командира стрелкового взвода. В июне 1944 года началась операция «Багратион», в которой 11-я гвардейская армия действовала уже в составе 3-го Белорусского фронта. 27 июня Бородин освобождал город Толочин, 29 июня – райцентр Минской области Холопеничи. 5 июля 1944 года, обойдя Минск с севера, бойцы 1-й гвардейской стрелковой дивизии, в том числе и взвод Бородина, коротким штурмом освободили посёлок Воложин, а 9 июля – литовский посёлок Рудишкес. Впереди был Неман. За отличие в боях по освобождению Белоруссии гвардии старший сержант Бородин был награждён орденом Отечественной войны 2-й степени.

В ночь на 14 июля 1944 года подразделение Бородина вышло на берег Немана южнее города Алитус, где река делает большую петлю в восточном направлении. Без подготовки группа из 13 бойцов, а в её составе и Бородин, кто на подручных средствах, а кто и вплавь, приступили к форсированию реки. Гитлеровцы открыли со своего берега ураганный огонь, но, несмотря на него, гвардейцы достигли вражеского берега и в коротком бою захватили небольшой плацдарм. Потеряв 5-х бойцов, с оставшимися 8-ю Бородин сумел отбить 2 контратаки превосходящих сил противника, поддержанные танками, прежде чем на плацдарм стали переправляться другие штурмовые группы. В 2-3-х километрах севернее в это же время был завоёван плацдарм частями 26-й гвардейской стрелковой дивизии. На эти 2 плацдарма гитлеровцы в течение нескольких дней предпринимали отчаянные контратаки, пускали на них танки и штурмовые орудия, но всё это разбилось о стойкость и мужество советских бойцов. Гвардии сержант Бородин участвовал в отражении этих контратак врага, 15 июля был ранен, но отказался эвакуироваться на восточный берег Немана. Он участвовал не только в удержании плацдарма, но и в последней встречной контратаке, когда 2 наши плацдарма слились в один. В этом бою Бородин подучил второе тяжёлое ранение и попал в медсанбат, а затем в госпиталь. Его бойцы в это время освободили город Алитус и устремились к границе с Восточной Пруссией. За героизм, проявленный при форсировании реки Неман, гвардии старший сержант Бородин был представлен к званию Героя Советского Союза.

В ноябре 1944 года Бородин вернулся после госпиталя на фронт. 13 января 1945 года началось наступление в Восточной Пруссии. Гвардии старший сержант Бородин участвовал в прорыве обороны противника южнее города Шталлупенен (Нестеров). Но 18 января в бою за город Дарнемен (Озёрск) он получил очередное тяжёлое ранение и снова выбыл в госпиталь.

В конце марта 1945 года гвардии старший сержант Бородин по инвалидности демобилизовался из армии. Три года работал председателем колхоза в Пензенской области, а затем переехал в город Горький, где долгие годы работал на ГАЗе.

Биография предоставлена Валерием Воробьевым (1964-2013)

    Источники
 Герои Советского Союза: крат. биогр. слов. Т.1. – Москва, 1987.
 Документы Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации
 Тюльников Л.К., Басович Я.И. Герои Советского Союза - горьковчане. Горький, 1981